Бандера нашего времени

От встречи российского и украинского президентов в Сочи ожидали многого – финансовых договренностей, согласования кандидатуры премьера, наконец – обсуждения самой стратегии реагирования украинской власти на непреодоленный политический кризис. Тем не менее, никакой встречи не произошло вообще. Сообщение о свидании «на полях Олимпиады», сделанное пресс-секретарем российского президента – не более чем отговорка: так в администрации Путина выражаются всегда, когда хотят закамуфлировать нежелание шефа общаться с кем-либо.
Bf7Haz6CUAAZsqf
Но дело не только в отсутствии самой встречи, но и в демонстративном пренебрежении к украинскому президенту, продемонстрированном организаторами шоу. Разговоры о том, что с «Януковичем никто не хотел сидеть рядом», комичны для любого профессионального протоколиста. Янукович сел туда, куда его посадили – то есть никуда. Он не оказался хотя бы в условной близости от Путина, чтобы его можно было сфотографировать рядом с хозяином игр. И его не посадили рядом с вассалами Кремля, согласившимися на Таможенный союз. Януковича оставили размахивать флагом в одиночестве. Потому что в глазах Путина Янукович – не почетный гость и не вассал. Он – неудачник. Но самое страшное, он – живое напоминание о том, что неудачником является сам Путин.

Российский президент провернул, как могло казаться ему и его ближайшему окружению, самую удачную комбинацию в своей карьере бизнесмена от большой политики. Пообещав украинскому президенту 15 миллиардов, виртуозно совмещая посулы с угрозами, кремлевский мечтатель заставил Януковича окончательно отказаться от возможности европейской интеграции Украины, рассорил с Западом и вернул уже, казалось бы, безвозвратно вступившую на путь цивилизованного развития страну в объятия своей агонизирующей, но все еще отчаянно сопротивляющейся современности квази-империи. Но тут в дело в очередной раз вмешался украинский народ и Путин, вообще не обладающий навыками публичного политика и предпочитающий серьзному дисккуссионному процессу подкуп и провокацию, оказался в замешательстве.

В самом деле – что ему делать? Заставить Януковича разогнать Майдан? Но последствия этого разгона не предсказуемы и есть риск, что применение силы приведет к власти в Киеве силы, которые вообще не захотят разговаривать с Кремлем. О дестабилизации, взорванной трубе и крахе «Газпрома», еще не достроившего свои вожделенные подводные маршруты и не модернизировавшего белорусскую ГТС, Путин даже и думать не хочет. Раскол страны – тоже не в его интересах: в сфере влияния Москвы останутся совершенно ненужная ей металлургия и шахты, которые придется закрывать ввиду их неконкурентоспособности по сравнению с Кузбассом. А на западе останется самое главное – труба и — ! – подземные хранилища газа.

Поэтому Путину не нужен раскол. Ему нужен порядок. А Янукович порядок навести явно не может. Дать ему еще денег? Но три миллиарда, выделенные Украине, растаяли бесследно – и Киев при этом даже не уплатил за газ. Такая же судьба может ожидать и следующие российские транши. И вот тут-то возникает вопрос: что будет, когда деньги кончатся? Ведь несмотря на всю бездонность закромов Родины, когда 15 миллиардов закончатся, новых денег для Януковича Путин уже не найдет. Это сейчас он может блефовать, играя в равного партнера Запада по «перетягиванию Украины». Когда окончатся средства – окончится и блеф.

Именно поэтому Путин начал с куда большим интересам прислушиваться к западным предложениям по украинскому урегулированию. Но эти предложения исключают возможность сохранения монополии Януковича на власть – а именно при такой монополии можно было изменить внешнеполитический курс Украины буквально за несколько часов. Договариваться с украинской элитой будет куда сложнее. А с украинским народом – вообще невозможно.

Именно поэтому россияне начали окапываться в Харькове. На то есть несколько мотивов. Первый – иметь свою группу влияния, пророссийскую партию на случай парламентской республики и торгов вокруг формирования новой власти. Второй – показать Януковичу, что раскол страны – не в его интересах. В социальных сетях гуляет карта «расколотой» Украины, на которой центр и запад представляют собой целостное государственное образование, а вот восток разбит на несколько вотчин. Это и есть российская схема возможного украинского будущего: Януковичу и донецкой команде Москва готова оставить только их «родовое поместье» – Донбасс, а все остальное – Слобожанщину, Бессарабию, Крым – превратить в собственный протекторат по образцу Приднестровья, которое, кстати, наконец-то получит «почти общую границу» со страной-донором. Понятно, что это – схема-пугалка, но согласимся, что такое развитие событий не интересно ни Януковичу, ни украинской элите в целом.

О чем в таком случае Путину говорить с Януковичем? О деньгах? Но он не хочет их давать. О кандидатуре премьера? Но Янукович только что списал на берег того самого премьера, которому Путин доверял как своему. О разгоне Майдана? Но Путину совершенно не улыбается нести за это ответственность перед Западом, так что пускай уж Виктор Федорович решает сам. Может быть, о праздновании юбилея Тараса Шевченко? Так вроде, поговорили уже.

Так гениальная операция с 15 миллиардами, которая должна была превратить Украину в российскую вотчину, создала такую непреодолимую пропасть между двумя странами и их политическими элитами, которую не вырыли бы даже столь любимые Москвой Степан Бандера и Роман Шухевич. Владимир Путин и Виктор Янукович провели всю необходимую работу за них.