Барин и воздух. Медведев пояснил суть Таможенного союза

Власть, которая готова отказаться от обязательств перед ЕС в результате российского давления, приведет страну к экономической оккупации.
5

Уже стало традицией, что российские руководители куда более откровенны в своих высказываниях по поводу отношений с Киевом, чем их украинские коллеги. Премьер-министр России Дмитрий Медведев расшифровал и высказывания президента Виктора Януковича, и заверения премьер-министра Николая Азарова, в очередной раз сведя всю схему сотрудничества с Украиной к требованию «все или ничего». Именно так выглядит представление российского премьер-министра относительно участия Украины в Таможенном союзе. Либо Украина становится полноправным членом этого объединения — и получает соответствующие преференции, либо она становится наблюдателем и, по выражению Медведева, «нюхает воздух» и не может никак влиять на решения, принимаемые в этом союзе. Очевидно, что такая трактовка сильно отличается от слов премьера Азарова, на днях уверявшего собственных министров, что в случае получения статуса наблюдателя Украина сможет участвовать в принятии решений ТС на любом этапе и даже корректировать эти решения.

То же самое касается и газового консорциума: Медведев однозначно сказал, что России украинское предложение может быть интересно только в том случае, если Киев откажется от участия в европейском Энергетическом сообществе. Проще говоря, все надежды на то, что Москва сама присоединится к Энергетическому сообществу и примет общие с Евросоюзом правила игры, провалились: путинская Россия придерживается своей привычной тактики — не соглашаться с цивилизованными правилами, а добиваться того, чтобы другие отказались от них.

Не знаю, нужно ли объяснять, что в случае выхода Украины из Энергетического сообщества ни о каком многостороннем консорциуме по управлению ГТС говорить уже не придется: европейские участники просто не поддержат подобное мероприятие, основанное на российском произволе, на средневековом барстве: захочу — озолочу, а прогневаюсь — все отберу, и никто мне не указ, нюхайте воздух. Более того, никакого двустороннего консорциума тоже не будет. Россия может, конечно, начать переговоры о его создании — для виду — но о чем ей договариваться со страной, которая под российским давлением отказывается от международных обязательств? На такую страну можно только еще разок нажать — чтобы она окончательно смирилась с потерей того, что в Кремле хотят забрать. По большому счету, то, о чем самодовольно говорит Медведев, напоминая, что его стране не очень интересна украинская труба, и пусть в

Киеве постараются с оформлением привлекательных предложений — это тихая подготовка к экономической оккупации. После которой все — от потерявшего чувство реальности президента до оказавшихся на грани потери сбережений и работы простых украинцев — будут нюхать воздух в количествах, отмеренных нам московским барином.