Белая королева не белой ночи

Бренд «Тимошенко» соткан сплошь из контрастов.

Днем субботы, протискиваясь по Старонаводницкой со скоростью 20 км. в час, я наблюдала вереницу стареньких «Икарусов», новеньких «Богданов», глянцевых «Неопланов», припаркованных «нос к носу» вдоль обочины. На каждом — «метка»: «Юля победит» или «Она победит». От скуки — принялась их считать. Насчитав 49-ть — сбилась, дальше улица круто поворачивала, а конца-края колонне видно не было.  Совсем наоборот. Навстречу — в сопровождении машин ГАИ, двигалась еще одна колонна с делегатами БЮТовского съезда. Стало не по себе. Для полного сходства с 2004-м не хватало лишь БТРов, да КАМАЗов с песком под ЦИК. В остальном, все было почти точно так же. И даже небо над городом висело такое же низкое и хмурое, как пять лет тому назад — в первый день Майдана.

Шесть часов спустя, над Майданом, в это самое небо взвились сначала шарики; потом — красно-белое конфетти; затем — желто-голубые ленточки; после — разноцветный фейерверк. На белоснежной — какой эта площадь еще не видела, сцене (таких плазменных экранов точно еще не видела); в белом вышитом «кожухе», покачиваясь в такт патриотическим песнопениям Александра Пономарвева и даже пытаясь чего-то там подпевать, стояла Тимошенко. Переживавшая, очевидно, довольно волнительный минуты. После голосования Майдана за выдвижение ее в Президенты (результаты которого, понятно, никто не считал и не проверял); после слов диктора: «Премьер-министр Украины Юлия Владимировна Тимошенко, кандидат в Президенты Украины Юлия Владимировна Тимошенко, будущий Президент Украины Юлия Владимировна Тимошенко»; после ритуальных танцев детского коллектива в национальных костюмах; после выхода на подмостки молодежи с национальными флагами в руках (не менее полусотни флагов с каждой стороны); она едва не расплакалась. «Партеру» было отчетливо видно, как глаза леди Ю, увлажнились; как, не желая публично утирать слезы, она пару раз резко крутанула головой; как потом потупила взгляд, избегая встречи с «крупным планом» одной из 16-ти (!) камер, снимавших действо.

Возбужденная публика — не столько, конечно, политическими лозунгами ЮВТ, сколько — красотой, величием, помпезностью шоу, запрокинув головы, вглядывалась в россыпи фейерверков. Ничуть не думая о том, что начинать с Майдана, как для украинской политической традиции, — дурной знак. Велик риск плохо кончить. Вслед за Ющенко.

«Говорим «Юля», подразумеваем «Украина»

Но ЮВТ, видимо, не суеверная. Она рискнула. В том числе, в надежде «реабилитировать» Майдан. Получилось зрелищно и очень красиво. Хоть и не очень содержательно — обещанных «десяти пунктов» нового «Прорыва» собравшиеся так и не услышали. Пожалуй, из часовой речи Премьер-министра обывателям больше всего запомнилось признание о том, как она, в студенчестве, на шинном заводе подрабатывала.

Риск  оправдывало и то, что формально Ющенко начинал все-таки не с Майдана — с Певческого поля.

— Майдан — это состояние души, а не технология. Вон, наши оппоненты сколько раз пытались тут людей собирать — ничего у них не получилось, — бодро констатировал Александр Турчинов.

Он выступал на съезде в роли «тамады», призванного соблюдать все формальности, предписанные законом. Он же сообщил о 200 тысячах собравшихся.

На самом деле таковых было свыше 100 тысяч, большинство «сходилось» на цифре в 120-ь, но точного количества не знал никто.

Многие БЮТовцы утверждали: «централизованно» свозили только десять тысяч человек, остальные прибыли по инициативе ячеек БЮТ на местах.

— Только из Киевской области 26 с половиной тысяч человек приехало. Недалеко, ведь — поделился с «ЛБ» Богдан Губский, — Изначально мы рассчитывали на 25 тысяч, так пришлось 50 автобусов еще дозаказывать. Из Черкасской ожидалось три с половиной, приехало — 3 800, опять таки — дозаказывали транспорт.

За час, прошедший с начала съезда-концерта до появления Тимошенко, публику «разогревали» политики, артисты и активисты, сменявшие друг-друга в строгой очередности.

Выступавший одним из первых, Иван Кириленко пояснил: «говорим «Украина», подразумеваем — Юля; говорим «Юля», подразумеваем — Украина. Для многих миллионов наших соотечественников эти понятия едины. В единстве этих святых имен — наше будущее». Еще: «вы слышали, чтоб она когда-нибудь, в отличии от этих загоревших на морях мужиков, плакала, скулила?».

— У тебя с выступающими все в порядке? — обратился Александр Абдуллин к Григорию Немыре.

— А у меня нет выступающих. Приветствие Мартенса (Президента Европейской Народной Партии) мы в записи транслируем.

— Хорошо. Мартенс — это хорошо, — согласился Абдуллин.

Я вернулась к Турчинову.

— Не исключаю, Тимошенко победит уже в первом туре, — говорил он журналистам, окруживших его плотным кольцом.

— Даже если сейчас правительство станет и.о.? — вмешался «ЛБ».

— Удивительно, что Ющенко и Янукович — «пара гнедых», объединились вокруг этой затеи (инициировать недоверие КМУ). Они пытаются сделать хоть какую-то пакость. Пусть пытаются! Ничего не выйдет! — Турчинов хитро усмехнулся, — Вы же понимаете: если невозможно создать новую коалицию в ВР, затея с и.о. утрачивает смысл.

— На кого же останется Кабмин, если Тимошенко нужно идти в предвыборный отпуск, а вам — возглавлять ее штаб?

— Знаете, в стране время такое сложное… — ни в какой отпуск Юлия Владимировна не пойдет.

Вопрос о вероятности смены руководства «оранжевой» фракции, с последующим развалом коалиции, предназначавшийся, изначально, Турчинову, «ЛБ» задал самому Николаю Мартыненко. Затерявшись в толпе, он внимательно слушал выступавших.

— По собственному желанию я покидать пост главы фракции не собираюсь. Никакого заявления писать не стану. Если реально есть голоса за мое снятие — пожалуйста, давайте соберем открытое заседание фракции — пригласим журналистов, путь несогласные  депутаты выскажут свою позицию. Почему они сегодня прячутся? На прошлой неделе фракция четыре раза собиралась — группа «За Украину» на эти заседания не ходит, не считает нужным. Хотя, ясно же: дело не в Мартыненко. Просто коалицию развалить хотят. Это другое болото, в которое нас тянут. Я в этом, извините, не участвую.

— Кто больше хочет: ПР или Банковая?

— Не знаю, — Мартыненко колебался, — Один день мне кажется: больше Банковая, второй — больше ПР. Но, что они это сообща делают — несомненно.

— Когда вы уже соглашение с Тимошенко подпишите — о поддержке ее кандидатства?

— Точную дату не назову. Тут ведь о партиях речь — они, каждая, ведут переговоры. Важно соблюсти все формальности.

— Зачем вообще договоры? В обмен на что?

— Считаю, кандидат не должен никому никаких должностей обещать «на будущее». Никому и никаких! Лично для меня важна программа Тимошенко, — на слове «программа» Мартыненко сделал особый акцент, — А вот говорить о будущей коалиции, это — да, это важно.

«Надо бороться со жлобством не только в быту, но и в политике»

Неподалеку от Мартыненко обнаружились Зварич с Третьяковым.

— Если начинать на Майдане — велик риск плохо кончить, — «ЛБ» приветствовал их вопросом таким же, как всех остальных собеседников в этот вечер.

— Ющенко, в свое время, думал, что главная миссия Майдана, избрать его Президентом. Что это, грубо говоря, его Майдан. А ведь это не так! — молвил Зварич.

— Вы, кстати, партбилет получили? — вспомнила я.

— Нет, не получил. Но, я сегодня — член «Батькивщины» и это — главное.

— Да, в 2004-м Майдан стоял за демократию, а не за конкретного кандидата — выручил друга Третьяков.

— Вы сюда в каком статусе пришли? — не отставал «ЛБ», — как частное лицо?

— Скажешь еще: «частное лицо»! — расхохотался Третьяков, — Я ж народный депутат! Ну, пригласили — пришел, вот…

— Цифры первого и второго тура спрогнозируете?

— Охотно! — оживился бывший первый помощник Ющенко, — В первом туре у Януковича будет процентов этак 36, у Тимошенко — 28; во втором у Тимошенко — 53, у Януковича — 45. Явка — высокая, процентов 70.

Я все старательно записала.

— Вообще я тебе так скажу: важно не то, откуда начинать, важно — кто начинает. В человеке дело, не в месте, — добавил философски.

— Нам надо бороться со жлобством не только в быту, но и в политике. «Бог допоможе — Юля переможе», — ответил ему со сцены Тарас Петриненко.

Съезд, тем временем, шел своим чередом. Предложив не закрывать его до самой победы на выборах, Турчинов тут же устроил импровизированное голосование за выдвижение Тимошенко: «кто за — прошу поднять руки».

— Ура! Юля! — крикнул Богдан Губский, размахивая над головой желто-голубым флажком.

Выход самой Тимошенко предварило появление Кравчука и Патона. Первого Президента публика поначалу пыталась освистать. Впрочем, сто тысячная толпа издавала такое количество разнообразных звуков, что однозначно понять какие они: радостные или возмущенные, пребывавшим непосредственно под сценой, было довольно проблематично.

dsc_2319

— У нас тут что? Народное выдвижение кандидата в Президенты, верно? Поэтому мы избегали привязки к партийной символике, — пояснил «ЛБ» Николай Баграев — главный режиссер-постановщик, организатор и вдохновитель всех массовых акций с Тимошенко и для Тимошенко, — Поэтому старались сделать праздник для людей, прежде всего. Они ведь приехали издалека — должны порадоваться. Вот, Юлия Владимировна выступит и будет драйвовый концерт на 50 минут! …Вообще здорово, по-моему получилось. Да?

— Сцена, конечно, грандиозная, спору нет. И спецэффекты тоже, на съезд никак не похоже. Долго готовились-то?

— Три недели моя команда работала. Ну, о выделении площадки мы за полтора месяца знали, так что еще подготовительные мероприятия все…

«ВИПы с ней всегда пообщаться успеют. А вот люди…»

Часы на башне Дома профсоюзов пробили восемь. Не из арки памятника (как Ющенко в день инаугурации) — со стороны Консерватории, вышла Тимошенко. У трибуны она провела ровно час. За который успела подробно описать соотечественникам все возможные и невозможные перспективы, в случае ее президентства. Перечень перспектив получился довольно длинным: от возвращения вкладов тем, кто их еще не получил; замены газа на уголь; многовекторности внешнеполитического курса; до достойного проведения Евро 2012, «диктатуры закона» и реформы судебной системы. Сказано было, таким образом, обо всем и понемногу.

241009-4

После сказанного, да — короткой музыкальной «перебивки», описанной в начале, Тимошенко, окруженная плотным кольцом охраны, пошла в народ.

— ВИПы с ней всегда пообщаться успеют. А вот люди… Это ведь для людей все! — радостно улыбаясь, сказал Баграев. Он, каким-то чудом, умудрялся находиться во всех местах одновременно: и за кулисами, и под сценой, и возле Тимошенко.

В толпе серо-синих (преимущественно) депутатских пальто, его безошибочно отличали по черной дутой куртке, с «меню» — списком артистов, выступающих в поддержку ЮВТ, напечатанном на спине большими белыми буквами. БЮТ, известный оригинальностью своей агитпродукции, традиции остался верен. Футболки, майки, свитера и кепки были в 2006-м и 2007-м, теперь — ввиду сезонных особенностей, актуальнее пуховики.

dsc_2580

Воспользовавшись короткой паузой, ВИПы, в массе своей, из «партера» организованно «свалили». Знали б, что Тимошенко, после похода «в народ», вернется туда — слушать концерт, вероятно, не торопились бы.

— Ты один остался? — «ЛБ» удивился обнаружению Валерия Писаренко, ранее стоявшего тут же в компании Портнова, Пилипенко и Олейника.

— Ага. Наши разбрелись: кто — домой, кто — в ресторан. А я, вот, решил: когда еще концерт на площади послушаю? Ты специально на Майдан на концерт придешь?

— Нет.

— Вот-вот!

ЮВТ, видимо, руководствовалась той же логикой, поскольку всех выступавших слушала, стоя у самой кромки сцены. Под конец — поднялась к ним для совместного исполнения финальных аккордов хорового предвыборного пения.

…Пробив 23:00, часы на башне Дома профсоюзов отключились. По Крещатику зашмыгали поливальные и уборочные машины. А из белоснежных шатров — «полевых» гримерок, разбитых под стеклянными сводами «Глобуса», куда ЮВТ удалилась вместе с артистами,  еще долго слышалось троекратное «Гей!» и «Многая лета» (соло Пономарева)  для белой королевы не белой ночи.

Соня Кошкина