«Блокадная диета»: путь к оздоровлению?

Пожалуй, за время воцарения нынешнего режима – это беспрецедентно. Потому что удержание оппозицией блокирования Рады в течение недели (и, потенциально — далее, три фракции повторяют, что отступать от требования исполнять закон, не собираются), следует отнести к несомненному успеху. Пока – тактическому, но не без прицела на стратегический. Власть растеряна. Самоуверенно глаголит лишь Чечетов, да и то – редкостную ересь. Этот трагикомический персонаж сказал журналистам намедни, что для ПР разблокировать зал заседаний – раз плюнуть, и не делают они этого лишь потому, что… «солдат ребенка не обидит».
287606

Впрочем, он тут же утверждает, что «обидеть» может быть, придется. Так сказать, «по настоятельным просьбам трудящихся». Эта старая, лживая формулировка (тоталитарная власть ради своих потребностей всегда ссылалась на абстрактный «народ») торчит из чечетовского «народ уже говорит: наведите порядок в зале, караул устал». Тем временем, репрезентативное социологическое исследование фонда «Демократические инициативы» и Центра Разумкова, свидетельствует: 87,6% процента граждан из всех регионов страны поддерживают требование безоговорочного индивидуального голосования нардепов и протест оппозиции, направленный на его внедрение. И кажется, есть основания утверждать, что подобное мнение этого самого народа основано далеко не только на примитивном – «раз получают немерянные зарплаты, пусть хоть на работу ходят»; либо желания любым путем «насолить» ненавистной власти (мол, если «они» за то, чтобы не голосовать индивидуально, мы против этого только потому, что этого хотят «они»). Очень многие обычные люди разумно осознают, что попытка вернуть стране реальный, неподконтрольный парламентаризм, это шанс поставить заслон на пути «одобрямса» ущемляющих гражданина законов. Нет смысла повторять аргументы в пользу этого утверждения, его понимают и принимают миллионы украинцев.

Тем временем, сугубо внутренняя, парламентская коллизия, тянущаяся сегодня в Украине, так или иначе, но выходит на международный уровень. Оппозиционные фракции подают в Парламентскую ассамблею Совета Европы проект резолюции «относительно беспрецедентного случая». Это и вправду так, фактический отказ партии власти от индивидуального голосования, да что там, игнорирование оного любой политической силой, представленной в высшем законодательном органе страны – для цивилизованных государств есть случай беспрецедентный. Хотя, естественно, как и касательно любых других внутренних проблем, никакие международные институции не станут выгребать «наш навоз» за нас. У них попросту нет права приказать суверенному государству исполнить какой-либо приказ, поступающий извне. Но если появится очередная резолюция институций объединенной Европы, резко указывающая на очередные недопустимые действия нынешнего властного Киева, это еще один, небесполезный, камешек в огород режима, свидетельствующий о том, что мир все более и более признает его поведение неприемлемым.

Да, мир обратил внимание на сегодняшний украинский парламентский кризис, обсуждает его. Давайте на минутку отвлечемся, уважаемые читатели-собеседники. Взглянем, какие славянские слова в разные исторические времена попадали в иностранные языки, и употреблялись без перевода. Иноземные гости Российской империи увозили из бескрайней территории, которую «умом не понять», вполне невинную экзотику: «воудка», «мюжикк». После 1917-го в непереводимый обиход вошли пугающие благополучного забугорного обывателя «Советы», «ЧК», «ГУЛАГ». Текли десятилетия, и очень положительно, латиницей, но без перевода, запестрело слово «перестройка», на фоне восторга от падения Берлинской стены и железного занавеса вообще. Потом, в незабываемый момент высочайшего гражданского подъема независимой Украины – слово «Майдан» зазвучало везде, перевода не требуя. Так вот, к чему этот исторический мини-экскурс. Буквально в эти дни иностранцы, упоминая об Украине, без перевода употребляют термин «кнопокодавство». Они поняли его суть, хотя до конца не понимают, как такое возможно. Рассказав своим читателям об этой украинской проблеме, популярное немецкое издание Frankfurter Rundschau подводит итог: “Чрезвычайное положение стало нормой для Верховной Рады, власть из которой уже давно перекочевала в президентскую администрацию, где Виктор Янукович вместе с узким кругом лиц взяли курс на построение авторитарного государства».

…Жаль будет, если из современнейшей истории нашей страны в иностранных языках на ближайшие десятилетия останется только этот позорный термин, свидетельствующий о смерти демократии. И – точка. Точка на восприятии нашего Отечества как чего-то, о чем следует говорить с интересом и перспективой.

Неделя оппозиционной блокады парламента и анонсирование ее продолжения – это, на данном этапе, если позволите спортивную параллель, клинч. Оппозиция, предприняв атаку, не имеет права отступить. Но пока не в состоянии нанести нокаут. Режим – отступить не имеет возможности, поскольку парламент, действующий по закону, ломает единственно приемлемые для его существования условия. Но… Нокаутировать в данном случае тоже не получается. И говорит на ток-шоу Шустера Александр Ефремов: «На собрании фракции Партии регионов перед началом сессии мы приняли решение, что будем голосовать персонально. И если кто-то из наших коллег будет пропускать пленарные заседания или работу в комитете, мы будем предлагать им написать заявление и сложить депутатские полномочия». Прогрессивная, верная позиция, не правда ли? Только тут же – продолжение спича: «но персональное голосование и сенсорная кнопка – это совершенно разные вещи». Надо понимать, голосование поднятием рук , если электронная система на короткий срок, (а долго это не может продолжаться, как и к примеру, сбой работы компьютера, если вы приглашаете мастера для починки), вышла из строя – тоже не соответствует представлениям Ефремова об индивидуальном голосовании, регионалы же выступили против такого предложения. Каков же тогда приемлемый механизм воплощения в жизнь того, по отношению к чему вы – «за», г-ин Ефремов? Эдакое «чесслово»? Ерунда…

Есть смысл рассмотреть еще одну регионаловскую трактовку ситуации. Ярослав Сухой говорит журналистам: «чем дольше они (оппозиционеры, блокирующие заседания – В.А.) будут стоять, тем меньше народ будет интересоваться проблемами, которые нарастают в экономике и общественно-политической жизни. В частности, безработицей, падением объемов производства. В действительности, они выполняют шикарную роль для исполнительной ветви власти». Задумаемтесь, сколько

нелицеприятных для режима двусмысленностей выложил этот его «рупор». Откровенная чушь – мол, открывши рот да залюбовавшись на парламентское противостояние, гражданин напрочь перестанет ощущать на собственной шкуре ежедневные экономические и правовые притеснения. Это раз. Дальше – интереснее. Сухой, выходит, при вашей власти — в экономике и общественно политической жизни реально и неуклонно нарастают проблемы, а не присутствует декларируемое «пакращення и стабильность»?.. Это два. И, наконец, три. Откровенно озвучено, что исполнительной власти, то есть режиму вообще, «шикарно» от того, что эти проблемы нарастают, и для вашей власти важно лишь одно, то, чтобы народ терпел их молча, «не интересовался»? Вот уж искренность – так искренность. Ай-ай…

В деле «насаждения» требуемого законом индивидуального голосования режим обеспокоен и вот каким аспектом. Парламентская оппозиция начала говорить о том, что, отстояв такую форму волеизъявления, так сказать, «отныне и навечно», сразу же после этого следует возвратиться к документам, принятым «кнопкодавами» в обход закона. Незаконно ни назначение Соркина главой Нацбанка, ни голосование за азаровский Кабмин, и к этим вопросам стоит вернуться, рассматривая их «с нуля». Да и отштампованное предыдущим созывом, в таком случае, сомнительно. А тут – и уничтоживший мелкого и среднего предпринимателя Налоговый, и ущемляющая интересы социально незащищенных Пенсионная псевдореформа, и так называемый харьковский пакт, и скандальный языковой закон, да что там – обновленный откровенным шагом назад – закон о выборах народных депутатов. Есть над чем задуматься.

И, кстати, оппозиция сегодня не зациклилась исключительно на стоянии в президиуме и у трибуны. Внесены и зарегистрированы (во как, больше не позволяют себе пропускать законодательную инициативу оппозиционеров, как говориться, «между ушей») следующие проекты. «Закон о процедуре импичмента президента Украины»; «Об отмене необоснованных льгот и привилегий для лиц, уполномоченных представлять функции государства»; «Об антикоррупционной проверке чиновников всех уровней»; еще несколько подобных. На подходе – проекты, касающиеся насущных экономических проблем.

Да понимаю я, трезво отдаю себе отчет, что внести – это одно, а вот для «принять» у оппозиции не хватает «штыков». Но, во-первых, как действовать иначе на данном этапе? Черт подери, если ни оппозиционные политические силы, ни граждане не бойкотировали выборы (и правильно сделали, а то был бы у режима, по белорусскому прецеденту, «карманный» парламент, доставшийся без труда и гарантированно) – то разве не за этими действиями мы с вами своими голосами завели в парламент нынешнюю оппозицию?! Да и ситуация может меняться, условное «болото» самовыдвиженцев-мажоритарщиков может постепенно усилить оппозицию, хотя бы убоявшись роспуска (или народного разгрома) ВР.

И вообще, о потенциальном роспуске этой Рады, назначении перевыборов. В последние дни об этом заговорил даже тот же Ефремов, у Януковича-де будет через 30 дней, если парламент не заработает, «полное право и все основания для роспуска нынешнего созыва». Но тут же прибавил, что у юристов (неназванных им) есть мнение, «если сессия не открыта, то «счетчик» не включается». С точки зрения обычной человеческой логики – абсурд, согласитесь? Действительно, в разделе Конституции, речь идет о возможности роспуска Рады, если «на протяжении 30 дней одной очередной сессии пленарные заседания не могут начаться». Но неужто такая формулировка и вправду содержит «щель» для крючкотворов – сессия не открыта, значит, можно невозбранно не заседать, считая это «каникулами»? Ведь сессия – очередная, и по календарному плану должна работать с 5 февраля. А если не работает, тут-то и начинается отсчет. Ведь так?

А вот – реальная конституционная «щель» для нероспуска неработающего парламента. В соответствии со ст. 90, президент в таком случае «может досрочно прекратить полномочия Верховной Рады». «Может», а не «должен».

Да, вопросов больше, чем ответов. Сказано, если не «начинаются пленарные заседания». А входят ли в подсчет дней прогула плановые непленарные недели, предназначенные для работы в комитетах? И, в данном случае, сейчас – если сессия не открылась, могут ли вообще работать комитеты в «комитетскую» неделю, которая продлится до 19 февраля? В законе о регламенте ВР, где многостранично и многостатейно изложена куча тонкостей, об этом нет ничего внятного. Правда, по крайней мере, ст. 9 гласит, что комитет может проводить заседания одновременно с пленарным заседанием только по решению ВР. Значит, если какие-то «юристы признают», что комитетские недели в подсчет роковых 30 дней не входят, то, следуя утвержденному календарному плану, спикер Рыбак самочинно не имеет права «для снятия напряжения» объявить следующие пленарные недели предназначенными для «работы в комитетах».

Но в общем и целом – законодательное поле страны воистину «непахано». Напротив, изрыто такими, бессистемно разбросанными, ямами, что ноги поломать можно.

И – заглянем в гипотетическое «завтра», которым все же может разрешиться сегодняшний парламентский кризис. Роспуск. Новые выборы через 60 дней после оного. На основании какого избирательного закона? Ныне существующего? Не хотелось бы. Нужно бы – исключительно на пропорциональной основе, и, желательно, с открытыми списками. А кто примет новый? Для любого законотворчества нужно разблокировать парламент. На условиях «кнопкодавов»? А толку-то тогда? Что же, замкнутый круг? Сложно. Но кажется, из любого замкнутого круга можно найти выход. Если искать его.

Да и вообще, конечно, перспектива новых выборов несет в себе немало участков «скользкого гололеда». Те же мажоритарщики-самовыдвиженцы без восторга примут перспективу во второй раз вкладывать финансы и труды в «окучивание» округа (это если новые выборы будут с мажоритарной составляющей). А если исключительно на пропорциональной основе, то списки не «резиновые», в том числе, и у оппозиции. И можно представить себе, что неприятные ощущения испытают согласованные оппозиционные кандидаты, ныне победившие в округах. Будут обиды и «обидки», наступление на амбиции некоторых людей. Правда, пусть справедливые, но ЛИЧНЫЕ амбиции. А речь-то идет – об общем, неотложном деле. На краю пропасти, в которую катится страна.

Жизнь покажет, как выходить из того или иного сложного положения. Но идти-то надо вне всякого сомнения? Удерживать первую тактическую победу, продвигаться в стратегии. Обоснованно (если не будет ни шага назад, ни шага не простим!) рассчитывать на поддержку граждан. Возможно –

именно внепарламентский фактор будет решающим.