Большая Абхазия

Стенания на тему «Запад нам не поможет» в последнее время стали уже общим местом в украинском общественном мнении. Мы смогли избавиться от иллюзий относительно нашей абсолютной зависимости от власти, но все еще живем надеждами на то, что другие страны сделают за нас нашу работу – защиту только что обретшего себя государства, столкнувшегося с ожесточенным сопротивлением агонизирующей, но все еще агрессивной империи.
sovro5
Между тем, Запад действует так, как он и может действовать во взаимоотношениях с ядерной державой. Советский Союз тоже распоряжался в чужих странах как у себя дома, не встречая, на первый взгляд, особого сопротивления – вспомним Венгрию, Чехословакию, Афганистан. И Запад тоже не спешил воевать с «империей зла» – но последовательно предпринимал шаги по ее умиротворению. А когда увидел, что умиротворение невозможно, взял курс на экономическую конкуренцию, которая, в конечном счете, и привела к перестройке, гласности и исчезновению Советского Союза с политической карты мира – самому замечательному после победы над фашизмом событию минувшего века.

Российская Федерация куда более уязвима с точки зрения экономической конкуренции, чем СССР просто потому, что необратимость демонтажа плановой экономики и параноидальная жадность ее вороватой элиты сделали Россию не просто частью мировой экономики, но – частью зависимой. Западные лидеры полагали в начале конфликта в Крыму что Владимир Путин это прекрасно понимает, что он просто жаждет уважения, что это он так шутит. Но Путин не шутил – и совершенно сознательно пошел на демонтаж самой системы международного права, не оставив Западу особого выбора. Не выбора воевать, нет – выбора отмежевываться.

Какую картину мы видим на данный момент, после решения президента Соединенных Штатов от 20 марта и накануне оглашения решения саммита Европейского Союза? На первый взгляд, ничего особенного. Персональные санкции против не очень большой группы людей со стороны Соединенных Штатов, нерешительность европейцев, ироничные комментарии фигурантов «черных списков». Но почему же тогда рейтинговое агентство S&P понизило прогноз инвестиционного рейтинга России со стабильного на негативный? Почему эксперты предрекают российскому фондовому рынку непростые времена?

А потому, что экономика России стала совершенно непредсказуемой для потенциальных инвесторов. Путин шлет миру противоречивые сигналы – никто не знает, что он сделает завтра, пойдет ли на восток Украины или будет продолжать бряцать оружием у границ, захочет ли взять под контроль юг нашей страны или просто попытается отвоевать объекты жизнеобеспечения Крыма. Россиянам может импонировать эта загадочная агрессивность – но инвесторов интересуют их капиталы. К тому же инвесторам не повезло не только с Путиным, но и с его западными партнерами. Те тоже действуют достаточно неровно – то пытаются уговорить своих российских партнеров, то вводят персональные санкции, то обещают проблемы для целых отраслей экономики.

Любой инвестор в этой ситуации изберет тихую гавань – уж если председатель совета директоров «Газпрома», один из создателей пресловутого кооператива «Озеро» Виктор Зубков избавился от своих «газпромовских» акций – то представим себе реакцию иностранцев. Поэтому у российского руководства есть два пути – либо молчаливо наблюдать за обвалом курса национальной валюты и фондового рынка – либо тратить миллиарды долларов на поддержание иллюзии стабильности. Судя по тому, что биржевые курсы будто и не замечают разбушевавшего мира вокруг, можно сделать вывод, что избран второй вариант. Таким образом, началось таяние российского золотовалютного резерва. И это – только начало санкций, которые не то что не достигли своего апогея, но даже не приблизились к отметке, за которой должны начаться необратимые процессы экономического краха.

Американские санкции, кроме того, разрушают не только атмосферу предсказуемости, но и атмосферу надежности. То, что их фигурантами стали «олигархи» из ближнего круга Владимира Путина – точное решение просто потому, что если вчера знакомство и деловое сотрудничество с любым из этих людей служило гарантией успеха в большом бизнесе, то теперь такая удача становится гарантией встречи с агентами ФБР. И украинский – а, фактически российский – венский заложник Дмитрий Фирташ своим новым статусом демонстрирует это каждому, кто еще не понял.

России ответить Западу нечем – можно разве что составить список американских чиновников и сенаторов, которые и в самом деле – в отличие от российских «олигархов» могут посмеяться над «симметричным ответом» или…продолжить оккупацию Украины, что может привести только к усилению санкций. При этом и сама оккупация будет стоит куда дороже, чем крымский аншлюс – в отличие от полуострова, на котором уже был размещен оккупационный контингент, в континентальную часть Украины придется вводить войска, которые вступят в боестолкновение с потенциальным противником.

Помимо самого факта жертв – а россияне любят парады и триумфы, а не цинковые гробы – это еще и очень накладно. А уж содержание оккупированной территории – еще дороже. Россия с большим трудом справляется с содержанием Беларуси – и это при том, что в этой стране есть своя государственная машина. А трата денег на территорию с населением в 11-12 миллионов человек и непризнанным статусом – это и вовсе непосильная ноша.

Собственно, даже и сам Крым – непосильная ноша. Уже сейчас российские экономисты предсказывают значительное увеличение государственных расходов на захваченный полуостров. Инвестировать в территорию с неопределенным статусом не будет никто – тем более при непредсказуемости российской власти. Вчера Путин говорил о территориальной целостности Украины, сегодня предлагает признать эту целостность без Крыма, завтра еще без чего-нибудь, послезавтра решит помириться с украинцами и на радостях отдаст какому-нибудь понравившемуся ему президенту и Крым, и Рим – монарх может все. А инвестор в такой ситуации не может ничего.

Поэтому Крым становится ареной для быстрого чиновничьего обогащения и траты государственных средств по образцу Южной Осетии или Абхазии – если вспомнить криминальный характер крымской власти, то даже и похлеще. При этом денег придется закачивать уйму – а новых иностранных инвестиций в это время не будет поступать не только в экономику полуострова, но и в экономику России в целом. С правовой точки зрения – и это нужно признать со всей ясностью – Путин, не захотевший превращать Крым в новую Абхазию или Приднестровье, превратил в эту новую – только очень большую Абхазию – саму Россию.