Большая Врадиевка

Когда я услышал об изнасиловании во Врадиевке, сразу же вспомнил о том, что происходило неподалеку — о кубанской станице Кущевская, десятилетиями находившейся во власти хорошо организованной банды Цапков. Всевластие бандитов было прервано только после серийного убийства, на которое уже не смогли закрыть глаза в Москве. Примечательно, что расследованием преступления занялись представители столичного Следственного комитета. Местным полицейским никто не верил, так как они были естественной частью бандитской инфраструктуры. И даже когда московские следователи приехали в Кущевскую, местная полиция продолжала помогать хозяевам станицы, запугивать свидетелей преступлений, самим фактом своего существования напоминать жителям: они уедут, а мы останемся. Я тогда писал, что с точки зрения общественного устройства вся Россия — большая Кущевка. А разве Украина — не большая Врадиевка?
9803638_3aa541

Разве происшедшее в маленьком городке вызывает у нас удивление, оторопь? Разве мы считаем милицию гарантом собственной безопасности? Разве не знаем, что представители правоохранительных органов — наряду с чиновниками и судьями — настоящие «хозяева жизни» в каждом таком городке? Разве забыли совсем недавний конфликт между судьей и милиционерами или как вела себя милиция во время захвата агрофирмы Корнацкого?

Конечно, когда речь шла о конфликте с судьей, милиционеры ощущали себя ущемленными и общественные симпатии склонились на их сторону. Но это просто потому, что Украина — настоящий «скотный двор» Оруэлла: есть разные степени неравенства, но на низшей ступеньке обычный человек. Если он не имеет никакого отношения к кастам избранных, если у него нет больших денег, если он хотя бы не журналист, издевательство над которым может стать достоянием гласности (журналиста поэтому лучше сразу убить) — с ним можно делать все, что угодно. У меня нет ни малейших сомнений, что происшедшее во Врадиевке бывало и раньше, только не оказывалось достоянием гласности. И реакция людей на происшедшее тоже понятна: люди просто не верят государству, которое не может наказать «своих». И от этого неверия до самосада — один шаг.

Сейчас будет немало разговоров о реформе МВД, о том, что нужно всех уволить и набрать новых… Полноте, дело не в милиции. Новые будут такими же просто потому, что смысл пребывания в милиции — не в защите граждан, а во власти и накоплении. Это не милиция прогнила, это прогнила само украинское общество и я не сомневаюсь, что среди штурмовавших отделение во Врадиевке было немало людей, которые много бы отдали за то, чтобы оказаться на месте ненавистных «ментов».

Ну да, они бы не стали насиловать, это уж слишком, но «крышевать» и обирать — легко. Не мы такие, жизнь такая — вот девиз современного украинского общества, стремительно погружающегося в топь «скотного двора». На этой топи совершенно естественно царят бандиты, отморозки, кликуши и провокаторы, совместными усилиями уничтожающие честных людей и убеждающие сограждан, что есть только два состояния — рабство и бунт, после которого наступает смена рабовладельцев. Так и будет, пока тот, кто живет в большой Врадиевке захочет стать не новым рабовладельцем, а просто свободным человеком.