Верховная Рада распустилась. Совершенно

Эффект пресловутой последней капли существует. Для меня этой каплей в нынешнем положении парламентаризма в Украине стал монолог народного депутата-регионала Александра Стояна на пресс-конференции в Донецке. Прежде, чем ознакомиться с цитатами оттуда, предлагаю в воображении провести параллель, которая напрашивается. Все знают, что «кое-где у нас порой» действуют люди, промышляющие вооруженным грабежом, так? А теперь представьте себе, что один из них совершенно открыто, не пряча лица, рассказывает прессе о буднях своей профессии.

Приблизительно так: «А меня на гоп-стоп послали. Я пятерых почистил, если надо, и восьмерых могу. На шухере пацаны стоят мощно, но многие кенты уже на хазе зависают. Так если бы мы с Кличко добазарились, он бы один улицу от лохов перекрыл, чтобы делу не мешали…» На запись работают диктофоны. Журналисты делают пометки в блокнотах. Рабочий момент, представитель профессии делится проблемами и идеями их решения. Скажете, подобное невозможно? А как тогда понять, что сказанное Стояном воспринимается нормально, в принципе, не становится поводом для скандала?

Воспроизведем сказанное – со ссылкой на УНИАН, респектабельное и аккуратное в отношении к фактам информационное агентство. Откровения о буднях бандитизма в высшем законодательном органе страны вызвал вопрос, собираются ли регионалы в будущем парламенте сотрудничать с «УДАРом» Виталия Кличко. Стоян сказал, что сотрудничество не исключается, и, без тени юмора либо смущения, обрисовал картину этих самых парламентских будней. «Вспомните последний случай, когда мы голосовали за закон о языках. Трибуна охраняется мощно, президиум охраняется мощно, но многих депутатов нет, дело к каникулам. Нас посадили в зал на кнопки, я откровенно вам говорю, я освоил пять кнопок, могу и на восемь нажать… И вот ситуация, мы попросим Кличко, он один встанет возле трибуны, и не нужно будет никого охранять».

Страшно не то, что нардеп-регионал вербализировал принцип работы нелегитимного большинства. Страшно – что общество считает: парламент может работать по такому принципу. И следующий парламент режим видит именно таким, будучи уверенным в попустительстве общества. А нас все больше интересуют персоналии, и повороты сюжета вокруг имен, которые на слуху. Что-то вроде эмоций зрителей сериалов для домохозяек, мол, а вдруг дон Педро в следующей серии и вправду сделает брачное предложение какой-то там дикой или не совсем Розе? То есть и здесь – а вправду ли именитый боксер будет в гипотетической будущей Раде сотрудничать с партией власти? Да еще и используя навыки своей основной специальности, то есть в одиночку возле трибуны отвешивая нокауты тем, от кого нужно «охранять»? Или его посадят «в зал на кнопки»?

И здесь – самое время выйти из тупого оцепениния, которое, право, завтра позволит нам спокойно воспринимать интервью уличного грабителя. Стоит потратить немного времени, и рассмотреть сказанное Стояном – именно в качестве недопустимого скандала. Почему какие-то нардепы присвоили себе право охранять трибуну, то есть не допускать к ней таких же нардепов, которых, надо понимать, приказано не допускать? Кто отдает приказы, требующие буквально профессионального кулачного решения? Каким образом парламентарий, вместо того, чтобы рутинно занимать свое рабочее кресло перед началом пленарного заседания – назначается «в зал на кнопки», а в следующий раз, надо понимать, туда не назначается, сдает дежурство другому? Проводится ли специальная учеба для повышения количества осваивания кнопок? Какое максимальное количество «за» – «против» может выдать один человек, чтобы создать видимость одобрения депутатским корпусом того либо иного документа, согласно положениям коего приходится жить гражданам? По каким критериям и опять-таки, кем назначается такой человек? Неужели и вправду – исключительно по возможностям быстро производить механические движения пальцами? Ну, и после попытки получить ответы на приведенные выше примитивные, но единственно возможные в данном случае вопросы – задать главный. Какое отношение весь этот бандитизм и аферизм имеет к парламентаризму, плохой ли, хорошей ли, но работе реального высшего законодательного органа?

Вот только не надо кривой ухмылки, уважаемые читатели-собеседники. Мол, а кто не знает, что Верховная Рада работает именно так? Не стоит в данной ситуации иронически подмигивать. Опять-таки, проведем житейские параллели. Некоторые чиновники берут взятки. Более того, можно заподозрить, что подобное случается не только в Украине, и шире, не только в посттоталитарных государствах. Но можно ли представить себе, что чиновник, не скрывая своей должности и ФИО, спокойно рассказывает о механизме этого процесса, о том, за что, сколько и у кого он вымогает, и что из добычи относит «наверх»? Нет. Поскольку любое преступление стараются совершить тайно. В противном случае оно будет наказуемо в соответствии с положениями действующих законов. А то, о чем искренне информирует общество народный избранник Стоян – это целый букет нарушений. И если об этом говорят так, государственное устройство перешло грань нормальности. И не преувеличением будет предположить, что в таких условиях мы и вправду можем дождаться спокойного интервью с «заслуженным киллером Украины» либо «передовиком-карманником».

На посттоталитарное сознание общества списывать положение дел целиком и полностью – не стоит. Я была аккредитована в качестве парламентского корреспондента в течение многих лет. Свидетельствую – Верховная Рада была совершенно другой. Не потому, что ранее она принимала исключительно прогрессивные, положительные для развития страны законы и постановления. А потому, что она и впрямь ПРИНИМАЛА их. Причем, решение рождалось в процессе гласного обсуждения, споров, столкновения мнений. Была, скажем, на заре украинского парламентаризма прокоммунистическая «группа 239» и основанная на противоположной, национал-демократической платформе, Народная Рада. Вспоминая их противостояние по многим вопросам, сегодня хочется говорить не о сути убеждений, сгруппировавших народных избранников, не о том, кто был «кака», а кто «ляля», либо наоборот. А о том, что депутаты и впрямь отстаивали свое мнение, выдвигали аргументы. И если вопрос важен, иной раз ложа прессы буквально затаивала дыхание: еще минута, сейчас на табло появятся цифры, сообщающие, «кто победил». Причем цифры, достаточно реально отражающие количество людей, присутствующих в зале. Может быть, кто-то и «нажимал кнопку» за соседа, задержавшегося в буфете, или прогулявшего данный рабочий день. Но во-первых, это не было массовым явлением, а во-вторых, невозможно представить себе, чтобы о таком рассказывали на пресс-конференции.

И вожделенное большинство формировалось путем сложных, реальных переговоров. И, представьте себе, президентам приходилось иной раз нелегко, им было необходимо убедить парламент, чтобы добиться искомого результата. А не отдать распоряжение через свою всего-то на всего канцелярию, называйте ее хоть администрацией, хоть как. И – невозможно представить себе, чтобы меньшей, но обладающей теми же правами, половине депутатского корпуса, этой самой оппозиции, кто бы в ней ни оказался, «чисто конкретно» просто не давали высказаться по обсуждаемому вопросу. С помощью простой, но действенной кулачной охраны трибуны. Более того, чтобы и большинство не очень-то аргументировало то либо иное решение.

А вот сейчас все чаще закон штампуется невнятной скороговоркой «по упрощенной процедуре». К примеру, картинка так называемой внеочередной сессии. Мартынюк сообщает, что регламентный комитет рекомендует подвергнуть «упрощенке» десять, что ли, документов. Член комитета Кармазин пытается докричаться о том, что комитет не принимал никакого решения, поскольку вообще не заседал. Но… Это, так сказать, не становится причиной для грусти. Под шум и гам «стояны-нестояны» нажимают по восемь и более кнопок. Кстати, какие именно документы отныне будут считаться одобренными парламентом? Кажется, многие попросту не разобрались. Дело сделано. Стране жить в соответствии с правилами, «проштампованными» таким образом.

Именно нынешний режим, и сравнительно не так давно – попросту убил парламент Украины. Нетрудно представить себе, что кто-то, рядясь в «пр-р-остой народ», выскажется по этому поводу на форуме вот как: мол, а на хрена мне эта говорильня, что лично я потерял? При этом, естественно, после «а» не будет сказано «б». Не будет предложено реальной формы обсуждения и принятия «правил игры» в современной цивилизованной стране, если в ней не будет действующего парламента. А если такая форма наработана, и, более того, уже внедрена без нашего согласия – то почему бы не объявить об этом? Зачем тратить бюджетные средства на парламентские выборы? И зачем тратить нервы граждан, которые аккурат сейчас погружаются в напряженные перипетии: давайте голосовать «за беленьких», нет, «за красненьких», да нет же, посмотрите, сколь симпатичны «синенькие»? Объявить о том, что законы без обсуждения создаются диктатором (фамилия в данном случае не имеет значения) и его никем неизбираемой командой. Вешаются с утреца на столбах, как большевистские «декреты». А ближе к полудню на этих же столбах вешают не исполняющих предписанного.

Ведь сейчас режим, безо всяких объявлений, собственно, так и поступает. И, как выяснилось, анонсирует такую же деятельность в Раде следующей каденции. Назначенные «в зал» (какая разница, кто именно) осваивают все большее количество кнопок, чтобы нажать их «за» непонятно как и кем рожденный закон. А чтоб нажимать воистину гладко, у трибуны в охрану ставят кулачного бойца (тоже все равно, с какими убеждениями, лишь бы удар у него был отработан). И вокруг этого действа есть смысл разводить шумиху, на публику называемую «избирательной кампанией»?..

Смысл есть в другом. Именно сейчас, на пороге пути, который так или иначе, раньше или позже, с большими или меньшими потрясениями, но приведет к новому составу Верховной Рады – задуматься о возрождении настоящего парламентаризма. И кажется, подобный запрос общества будет сформулирован, если общество начнет отдавать себе отчет в том, что сегодня парламента попросту нет, и все документы, выходящие из его стен сейчас — подлежат отмене. И вот, в конце завершившейся сессии, и на так называемой внеочередной, оппозиционные фракции стали говорить о том, что будут принимать участие в пленарной работе только в том случае, если провластные нардепы будут присутствовать в зале, и голосовать лично.

Можно, конечно, отметить, что причины, позволяющие считать парламент шестого созыва существующим вне закона, появились раньше. Когда большинство в нем сформировали с нарушением Конституции; продлили на год полномочия каденции; никто не сумел ни отстоять на поверку лживого решения спикера Литвина о личном голосовании, ни привлечь к этому внимания общества. Но знаете, если сосредоточиться исключительно на битье себя ушами по щекам, мол, не сделали вовремя – то лучше сразу повеситься. Нынешняя парламентская оппозиция становится радикальнее в хорошем смысле — под давлением обстоятельств. А обстоятельства с каждым заседанием прозрачнее: режим творит в Раде, что хочет. Не стесняясь. Значит, продолжать своим присутствием так или иначе, но легитимизировать существование нынешней ВР, наверное, и впрямь невозможно.

Через месяц, 4 сентября, долженствует открыться последняя сессия шестого созыва. И кажется, что оппозиции делать в этом зале более нечего. Ранее мы с вами рассуждали: добиться роспуска нелегитимной Рады путем сложения полномочий оппозиционных нардепов практически невозможно. И ничего не изменилось. ВР избирали по партийным спискам, и если уйдут депутаты, попавшие в ее состав, «обнулить» списки сложно. Да и подконтрольный Конституционный Суд скорей всего, вынесет решение – Рада имеет право продолжать считаться действующей, утратив треть корпуса. Назывались и тактические моменты. Парламентарии-оппозиционеры, уйдя из ВР, лишаться трибуны обращения к гражданам; так или иначе, но они в парламенте пытаются противодействовать преступным решениям; депутатская неприкосновенность защищает оппозиционеров от надуманных уголовных дел.

Но сегодня все три тактические детали неактуальны. По отмашке подконтрольное большинство снимет неприкосновенность, коль будет такой заказ; доступ до трибуны с целью апелляции к гражданам по тому либо иному вопросу сузился донельзя; отстоять что-либо в Раде парламентским путем невозможно.

А стратегический момент сложения мандатов – достаточно внятен. Предвыборная программа оппозиции декларирует необходимость отмены антидемократичных и антинародных законов? Так вот, логично покинуть ВР перед «аккордным» принятием подобных. И донести до общества: этот демарш вынужденный, режим попрал парламентские правила, власть находится в руках агрессивных узурпаторов. Подобный поступок поможет акцентировать: мы идем на выборы в следующую Раду не для того, чтобы сесть в полумягкие кресла, а для того, чтобы вернуть туда парламентаризм.

А что? Гражданину будет легче отдать свой голос (и отстоять выбор, что куда важнее) за «невласть», если он увидит – в лице оппозиции он и вправду не имеет дела с нынешней властью, вызывающей ненависть.

Виктория АНДРЕЕВА