Включите свет, дышать темно!

О «дышать» — это я не зря. Сегодня в Киеве на Крещатике против мирных граждан опять был применен газ. (Милиция, как водится, по горячим следам утверждает, что ничего подобного. Потом, когда свидетельств станет слишком много и они будут неоспоримы, мы, наверное, опять услышим, что кто-то из спецподразделений решил обрызгать снаряжение дезодорантом). Спецсредства распыляли в лица пикетчикам у Печерского суда, когда заседание завершилось, и Юлию Тимошенко вывозили в СИЗО аж двумя автозаками. Что? Нет, слава Богу, обвиняемую не распилили на две части. Просто для вящей занимательности сюжета «беркутовцы» окружили пустой, как выяснилось потом, спецтранспорт, а «опасную преступницу» тем временем через черных ход «погрузили в другой. Заседание продолжится завтра. Должна выступать сторона защиты. Пишу так осторожно, избегая слова «будет выступать», потому что в этом судебном слушании исходить из положений законов бессмысленно. Все может быть.

А сегодня, во вторник, солировало обвинение, и в результате потребовало 7 лет тюремного заключения. По мнению многих незаангажированных юристов, так и не объяснив внятно, за что именно. А еще – сегодня гасло электричество.

Кстати, интересно, когда точно пропал свет в зале Печерского суда? Не в момент ли произнесения прокурором Фроловой текста о том, что сторона обвинения предлагает суду не принимать во внимание свидетельские показания Турчинова, Ливинского и Продана? Взгляните, на каком основании то, что сказали под присягой в ходе слушания экс-вице-премьер, экс-глава аппарата Кабмина и экс-министр — «вычеркивается». На том, что «их показания отличаются от показаний других свидетелей». Согласитесь, такой подход трудно понять. Многие из нас читают (смотрят) детективы. Многие хорошие детективы – из «забугорной жизни» (то есть реалий правового общества). Помните, как перехватывает дыхание от остроты момента: «…и тут адвокат Перри Мейсон предложил судье допросить неожиданного свидетеля»? Свидетель приводит неопровержимые факты, идущие вразрез с другими показаниями. И слушание дела наконец становится с головы на ноги. А в результате – добродетель торжествует. Ну, ладно, вы не любите читать детективы. Но ведь никто не отменял обычного логического мышления. А по нему выходит, что любые свидетельские показания необходимо либо аргументировано опровергнуть как ложные (ошибочные), либо – ничего не поделаешь, принимать во внимание. Даже если они идут вразрез с «генеральной линией». Если это не так, и любая из сторон может требовать принимать во внимание только выгодные ее позиции свидетельствования, пусть данный потрясающий поворот сюжета нам пояснят юристы.

К моменту написания первого абзаца сегодняшних заметок я не видела, что Александр Турчинов на своей страничке в социальных сетях допустил похожую образность: мол, свет в суде погас, поскольку провода не выдержали прокурорской лжи, правда, он не уточнял, какой именно момент обвинительной речи имел ввиду. Подобное совпадение свидетельствует о том, что образ лежит на поверхности. И это грустно. Грустно, когда свет в украинском суде перегорает от накала действий, лежащих вне правового поля.

А может – не перегорел именно сегодня, а в этом суде никогда не было света?.. 27 сентября, вторник. Завершился длительный перерыв в слушании дела Юлии Тимошенко. Тот самый неожиданный как по факту объявления, так и по невиданным срокам перерыв, о котором все говорили и говорят: он сделан под давлением демократического мира на янучарский режим. То есть это конечно не демократический мир требовал перерыва, а режим, не знающий, как выйти из положения, не нашел ничего лучшего, кроме взятия «детского» тайм-аута. Перерыв, конечно, давался не для того, чтобы обеспечить обвиняемой и защитникам возможность получше подготовиться к прениям, но нет худа без добра. Адвокаты и их подзащитная НАКОНЕЦ-ТО смогли ознакомиться с материалами дела. Защитники говорят журналистам: они поражены тем, что обнаружили в этих материалах. Не будем перечислять всех нестыковок, о них и так говорилось немало. И бесплодно. Но вот хотя бы – на документе, подписание которого инкриминируется экс-премьеру, нет ее подписи, стоит факсимиле. А в обвинительном заключении указано, что Тимошенко собственноручно завизировала документ. Адвокаты делились своим возмущением с прессой до начала заседания (оно, долгожданное, почему-то открылось в 15.00, а не с утра, как все прочие предыдущие в этом деле). Знали бы адвокаты, что к моменту слушания обвинительное заключение неслабо перепишут, и, в частности, прокурор Лилия Фролова в зале суда будет говорить именно о факсимиле, присовокупив «а где документы, подписанные Тимошенко, сама подсудимая не знает». Знали бы – так, может, не заостряли бы внимание на нестыковках. Потому что и следствие, и слушание – сплошная нестыковка, частности значения не имеют. Это страшно. Не потому, что «судят Тимошенко», а потому, что в Украине судят так.

Вот и политикум, и общество – накануне возобновленного слушания, полно знаковой трактовки ситуации. Рассуждают не о том, все ли юридически безупречно в громком деле, и не о том, виновна или нет подсудимая. А о том, каким образом власть найдет «мягкий выход из ситуации». Извините, но мягким, либо наоборот, жестким, бывает стул (я в данном случае – не о мебели, а о физиологии акта дефекации). Если же «ситуация» оказалась в суде, то выход из нее может быть правовой либо откровенно неправовой.

Знаменателен заголовок в одной из газет. «Сегодня определится сценарий для Тимошенко». То есть думаем не о положениях закона, не о том, на каком уровне велось и ведется слушание дела, и не о том, что не дутое ли, мол, обвинение слепило следствие для суда. А о каком-то «сценарии». Реалити-шоу типа «За стеклом»? Только решетки-то настоящие, человеческие жизни – подлинные, состояние отечественного правосудия – не игрушка, негативная оценка происходящего большинством сограждан равно как и имидж страны в глазах мирового сообщества – не цацки-пецки. Вот говорит политолог Владимир Фесенко, и опять употребляет то же неуместное слово: «Пауза в процессе не означала, что у власти уже был готов СЦЕНАРИЙ. И сейчас, мне кажется, еще не найдено удовлетворительного для власти сценария, и это скорее всего связано с тем, что Янукович сам не решил, как дальше быть». Что ни слово – то бомба для государства, претендующего на звание правового. Решение суда должно быть удовлетворительным для власти, и не иначе? Пока такое не найдут, человек, не обвиненный и не оправданный, должен посЕдеть (посИдеть) в СИЗО? Бедняжка Янукович пока «сам не решил»? Так это вправду только он решает, и самостоятельности судебной ветви власти и действительно нет?

Задаю не столько наивные, сколько злые вопросы. Если общество устраивает подобное положение дел, будем последовательны. Насчитаем пенсион всем юристам. Вместо них наймем сценаристов, пардон, покреативнее – сценарии должны писать профессионалы. Или – отменим «буржуазные штучки» со слушаниями в суде, всякими «…слово предоставляется стороне защиты». Пусть за закрытыми дверьми вершат свое дело «тройки». Или вообще – обвиняемого (каждого) приводят к трону одного-единственного лица, назначенного сатрапом, и тот приказывает миловать либо тут же казнить. Но в любом случае — весело сожжемте на площади ( а лучше на Крещатике, у темного Печерского) все бумажки, являющиеся законами, и заодно подписанные Украиной в числе прочих стран всякие там декларации о правах. Будемте откровенны и последовательны.

Кстати, о мнении условного цивилизованного мира по поводу происходящего в Печерском. Все в порядке! Вы что, не верите Константину Грищенко, главе МИДа нелегитимного правительства? А он, тем временем, на вопрос, правда ли, что Евросоюз выдвигает прямое требование освободить Тимошенко, требование в увязке с возможностью подписания соглашения об ассоциации, ответил так: «Такой прямой предпосылки никто не выставлял. По крайней мере, с точки зрения наших контактов с официальным руководством Еврокомиссии.» Значит, «прямой» не выставляли. Выставляли, надо понимать, «кривую», когда на всех встречах резко указывали на недопустимость нынешнего сворачивания демократии в Украине, и в этом контексте – на недопустимость политических репрессий по отношению к оппозиции. В частности же, в виде ярчайшего проявления таких репрессий упоминая именно дело Тимошенко. Знаете, уважаемые читатели-собеседники, вот это толкование «прямо или непрямо» что-то было сказано, напоминает мне роскошный анекдотец. Стоит, это, молодуха утречком у плетня, и рассказывает куме: «Че было-то! А че и не пойму… Пришел, значит, вчера сосед, по морде надавал, куда хотел поимел, ушел – кулаком погрозил. Вот и думаю теперя: а чего приходил? Может, сказать че хотел?..»

Впрочем, если попытаться возразить Грищенко без анекдотов, то и это вполне возможно. Стоит лишь привести более чем многочисленные недвусмысленные высказывания официальных и именитых представителей зарубежных стран по поводу дела Тимошенко. Но приводить все – никаких заметок не хватит, да и знакомы они всем, кто интересовался. Возьмем лишь последние. Штефан Фюле, еврокомиссар по вопросам расширения Евросоюза: «Если Тимошенко останется в тюрьме, взаимоотношения между Украиной и ЕС вряд ли будут такими же, как раньше. Бывшему премьеру должна быть предоставлена возможность вновь пройти испытание выборами». Сегодня в зале суда присутствовал руководитель представительства Евросоюза в Украине Жозе Мануэль Тейшейра. Он сказал журналистам: «Процесс по-прежнему происходит вне юридического поля. Когда Юлия Тимошенко просила очередной документ на ознакомление, судья ей отказал. Для юриста это возмутительно». Так что, «выставляют предпосылку», или нет? Кажется, выставляют. А Грищенко попросту солгал. Уж непонятно, на что рассчитывая. Не те ж времена, нет «железного занавеса», нет информационного вакуума.

Ну, ладно, обретет режим «мягкий стул», тьфу, «мягкий выход» из ситуации, которую создал. И если дело развалится в суде, и придется вынести вердикт хотя бы о направлении на доследование, придется подобный вариант окропить хоть чьей-нибудь «жертвенной кровью». Судьи Киреева – поскольку процесс, мол, не обрел приговорного завершения по причине слушания, проведенного с нарушениями? Кого-то из Генпрокуратуры, допустившей беззаконие на стадии расследования? А какая разница… Главное и недопустимое то, что в таком случае будут наказаны «исполнители». Если провести весьма напрашивающуюся параллель с киллерским актом против неугодного лица. А «заказчики»?! Ведь в них и только в них – суть раскрытия киллерского покушения? Тут уж, знаете, карать «заказчиков» придется нам. Обществу, гражданам. Не ждать, что с этим разберутся добрые и демократичные дяди «из-за бугра». И карать не из любви к Юлии Владимировне, не только как бы в отместку за нее. Из любви и уважению к правовому, демократическому государству, которое, может, у нас и будет построено.

Поскольку за этими «заказчиками» — не только беспрецедентная расправа с политическими оппонентами, но еще много иных преступлений перед Украиной, выводить их на чистую воду и лишать возможности пакостить далее – следует безотлагательно.

…А потом – необходимо будет раз и навсегда, надежно, починить электропроводку в Печерском суде. Правда?

Виктория АНДРЕЕВА