Война – это ужасно. А «странная война»?..

Сколько суток, не прекращаясь ни на минуту длится то, что сейчас происходит в Крыму? Можно ли сказать, что мягко называемое «крымским кризисом» за это время обрело тенденцию к разрешению? Не обрело. Тогда – просто вопрос: что дальше?
BhkOGZTIAAAQh8G
Высокие чины Пентагона, в телефонном разговоре с украинским министром обороны Игорем Тенюхом, кроме прочих слов поддержки выразили «благодарность за достойную восхищения сдержанность Вооруженных Сил Украины». Но какой ценой заплачено и платится за подобное заслуженное восхищение?.. Сколько еще времени и у украинских военных, идущих на автоматы с флагами, и у цивильных крымчан хватит сил (и с какими потерями) выдерживать происходящее?

Понятен условный большой счет – выстрел на поражение с любой стороны, и это если не Третья мировая, то огромный, непредсказуемый костер на всю Европу. Ну, а затяжная «странная война», если не найти возможности пресечь ее – не оборачивается ли все равно, в конце концов, бездной выстрелов на поражение?

Часы, сливаясь в недели, не прекращают приносить страшную информацию. «Неопознанные» вооруженные подразделения в одной из административно-территориальных единиц суверенной Украины, страны, которая не находится ни с кем в состоянии войны – захватывают воинские части и военные аэропорты. Теперь уже есть информация и о том, что врываются в частные дома «поесть шашлыка», и сообщают хозяевам, что «после победы» им будет разрешено «выбирать для себя любой дом в Крыму».

Что испытал похищенный, и после нескольких часов отпущенный, не отступившийся от присяги украинский генерал-полковник Михаил Коваль? В комментарии после плена он говорит по-военному сдержанно: «я объяснил российским военным ситуацию в Украине». А если – в следующий раз будут не слушать (хотя, вообще-то, на своей территории украинский военный и объяснять ничего не обязан), а резать в мелкую лапшу? Где – взятые в плен девушки, журналистка «Українського тижня» Елена Максименко, гражданские активистки (да просто – гражданки Украины, в данном случае не поддерживавющие иноземную агрессию), Катерина Бутко, Шура Рязанцева?

Да, когда речь идет о людях, о гражданах страны, счет следует вести именно – на единицы. Право на безопасность, на защиту, имеет и должен иметь каждый.

Но сейчас – не имеет значения, если (дай, Господи) именно для названных пленников все закончится благополучно, хотя какое уж тут психологическое благополучие после похищения. Значение имеет то, что в течение каждого часа необъявленной войны – на их месте может оказаться каждый гражданин Украины. Военный и цивильный.

Вот, поступает информация, что не только мэр Белогорска, при поддержке граждан, выступил с заявлением против агрессии, оккупации, требованием сохранить целостность Украины. Но и Бахчисарай, бахчисарайский район, тоже во главе с местно избранной властью – собирается бойкотировать так называемый референдум о присоединении к России.

Речь сейчас – даже не о том, что никакие подобные опросы любой, всего-навсего одной из территориальных единиц государства – о присоединении к другому государству, это не просто незаконно, это абсурд. И, кстати, мировое сообщество на самых высших уровнях оценивает назначенный референдум именно так. Но сейчас – не о том.

Есть не стратегический, не теоретический, а вполне приземленный вопрос буквально ближайших дней. Если события будут развиваться так, как развиваются, когда по сути ни власти страны, ни иностранные наблюдатели (миссия ОБСЕ трижды не была допущена в Крым) не могут увидеть действительно происходящего здесь? Что сделают потерявшие голову от безнаказанности местные паханы с районами (или даже с отдельными гражданами), которые пробойкотируют так называемый референдум? «Зачистят» штыками иноземных агрессоров?..

Кремль повторяет и повторяет, что происходящее в Крыму – это никакая не прямая российская агрессия, а прямо таки взрыв «местного самоизъявления», и если кто-то где-то и видит вооруженные отряды, то это эдакая «местная самооборона». Но Крым и Украина, да что там, весь мир, наблюдают в действии – части регулярной армии РФ, вторгшейся на чужую территорию, со всей амуницией и номерными знаками техники.

И вообще, о пресловутых, так старательно разыгрываемых «пророссийских настроениях Юго-Востока Украины». Говорит пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков: «то, что происходит на Востоке Украины и в Крыму, не имеет никакого отношения к Российской Федерации. Это не рукотворные процессы, и тем более не те процессы, которые являются последствиями действий России».

Отлично. Тогда – положим рядом пример сегодняшнего Донбасса. Некий Павел Губарев самопровозгласил себя губернатором Донецкой области, что-то там говорил о референдуме, подобном крымскому. Не исключено, что пошел бы и далее. Потому что крымские Константинов и Аксенов далее идут. Практически, чувствуя себя вообще никому неподконтрольными правителями «всея Украины». Потому, что только чувствуя себя так, Константинов, улыбчиво принятый в Госдуме заявляет, что не за горами день, когда с Россией «воссоединится не только Крым, а вся Украина». А Аксенов заявляет о переходе Крыма в рублевую зону, и о взятии под контроль предприятий.

Так что с Губаревым? Открыто уголовное дело. Он взят под стражу. А что с Донбассом? Люди продолжают жить, как и жили, в условиях мира, в том числе, отметив 8-е марта.

Говорит замглавы Партии регионов, Михаил Чечетов. Да, в данном случае, чтобы картина была как можно более объективней, можно сослаться на «того самого» Чечетова. «Грязные провокации устраиваются в Донецке с целью дискредитировать Донбасс, потому что абсолютное большинство жителей, абсолютное большинство Донбасса, они видят недостатки, которые есть у нас, но они за то, чтобы эти недостатки, проблемы мы решали дома сами, со своей одной национальной украинской семьей. Донбасс не хочет выходить из состава Украины».

От того, что процитировала Чечетова, не стала лучше относиться к нему как к политику, как к представителю не вызывающей у меня симпатий ПР. Просто именно подобные слова аж из таких уст – предельное доказательство всего спектра внутриукраинских позиций и настроений.

И совершенно понятно, что сдвинься мозгами реальный или самопровозглашенный чиновник любой административно-терриальной единицы нашей страны, хоть Сумщины, хоть Львовщины, объяви он об отсоединении от Украины, и присоединении пятьдесят каким-то штатом к США, или воеводством к Польше, или вообще – к Австралии, он будет, внутри страны, оперативно призван к порядку. И будет это – неприятным, но не более чем казусом.

Так чем же отличается административно-территориальная единица под названием АРК? Нет, не какими-то особыми настроениями граждан или правами чиновников. Деталью сегодняшней реалии – введением сюда иностранных войск.

Мировое сообщество осуждает действия Кремля. И – ведет переговоры. О последнем – говорю без иронии. Переговоры, попытка разрешить любой конфликт дипломатическим путем, это всегда лучше войны. До максимального предела. Но сегодня открытым остается вопрос – что считать максимальным пределом?

Ведь Путин – он занял в любых переговорах весьма оригинальную позицию. Кремль продолжает утверждать, что военной агрессии в отношении Украины не ведет. И, в ходе затяжных телефонных диалогов с властями Запада, и – в ходе заседаний Совета безопасности ООН, озвучиваются московское пожелание, чтобы сегодняшние события «не привели к холодной войне».

А – к войне, вполне «горячей», которая фактически развязана Россией уже, в одностороннем порядке, на территории одной из европейских стран, в Черноморском бассейне?

Представим себе, что Крым будет пылать (а он будет пылать, если там не будет восстановлена законность и не прекратиться вмешательство иностранных войск) – еще месяцы а то и годы. Или более того, Россия, поглотив полуостров, продолжит военное проникновение вглубь Украины. Но при этом – Путин будет продолжать повторять, что он никакой войны никому не объявлял и она не ведется. Эти пустые слова позволят миру закрывать глаза на опасную действительность как угодно долго?

Дело-то (для мира) не в том, какое значение для него имеет не то, что Крым, а даже Украина в целом, и имеет ли. Дело – в том, какой «ящик» пробует открыть опасный агрессор.

Вот – слова известного российского политика, экс-вице-премьера РФ Альфреда Коха. «Представьте себе десант Бундесвера в Калининград и проведение там референдума о присоединении к Германии»; «или, например, японский десант на Сахалин и Курилы»; «а какая замечательная китайская пятая колонна на Дальнем Востоке, прямо идеальные условия для вторжения. Ребята! Не выпускайте джинна из бутылки!»

В данном случае, российский политик говорит об опасности развала России. Но перечисленные им страны – гипотетические «десантеры», агрессивных намерений в отношении РФ не проявляют.

А путинская Россия – проявила и продолжает проявлять. И скорей можно сказать о том, что расправившись с Украиной или ее частью, именно Москва, убедившись в безнаказанности, пальнет из того же Калининграда по городам европейских стран, сейчас раздумывающих, какими санкциями можно остановить Путина.

В понедельник глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер говорит, что если Россия не пойдет на деэскалацию напряжения в своем вторжении в Украину, Евросоюзу придется «перейти к следующему уровню санкций». Ну, а представим себе – не пойдет? Охлаждение отношений, всяческие визовые ограничения, замораживание счетов. Россия уже несет ущерб, Россия руками Путина строит себе изоляцию. Но ведь, судя по длительности агрессивных действий, есть опасность предполагать – Путина не останавливает это. Уж его личная (и сугубо российская) проблема – почему.

Так что, от вербальных убеждений и бескровных в буквальном понимании воздействий санкциями, впрямую – предлагаю условным третьим странам, Западу, перейти к силовым ударам по российским войскам? Легитимизировать, так сказать, войну, причем, прежде всего – на территории Украины?

Нет. Но в воздухе витает по-иному формулируемое, назревшее предложение. Крепко думать, как можно по-настоящему остановить агрессора, угрожающего своими действиями безопасности континента, огромного региона.

Кстати, кремлевский хозяин, продолжающий заявлять, что Россия не имеет никакого отношения к вооруженным формированиям, бесчинствующим в Крыму, оставил существенную щель в своей позиции. РФ не вводила войск? Вот и ладненько.

Украина – полноправный член ООН. В одной из ее административно-территориальных единиц вот уже десятый, что ли день не прекращается массированная террористическая атака, в том числе, на военные объекты. Украина – обращается к ООН в целом, и к любым странам-гарантам любых существующих, действующих соглашений: помогите в антитеррористической операции, помогите разобраться, что за «неизвестные» вооруженные формирования совершают противоправные и агрессивные действия.

Подобное обращение – прерогатива украинской власти, которая, кстати, вполне легитимна. Просьба о помощи в антитеррористической операции, это не мне сейчас пришедшая в голову идея. Интернет-опрос, проведенный информационным агентством УНИАН не может претендовать на полноценное социологическое исследование. Но среди десятков тысяч ответивших на вопрос, нужно ли Украине просить о помощи в антитеррористической операции, и вообще, проводить ее – около 85% граждан ответили, что такая операция в Крыму необходима, причем, нужно попросить о помощи.

И ведь не исключено, что достаточно будет твердого положительного ответа на подобную просьбу. Ответа – а не немедленного боя. Что если Путина не останавливают теоретические угрозы неторопливых санкций, то это – остановит.

А если – нет?..

Тогда, простите за страшноватые слова, но история демонстрирует, что любая необъявленная официально, но непрекращающаяся агрессия, любая «странная война», начатая без выстрелов – все равно выливается в них.

Экс-госсекретарь США Кондолиза Райс написала, что российское вторжение в Украину должно стать «звонком будильника» для мира.

Что ж, у нас, в Украине, продержавшейся под беспрецедентной агрессией, без выстрела продержавшейся – надрывающий душу звонок не прекращается вторую неделю. И, если мир не проснется в констатации готовности к жестким действиям – то он может проспать начало Третьей мировой.