Время Майдана

Представители власти и многие эксперты, комментирующие решение президента Украины наложить вето на Налоговый кодекс, уверяют, что это стало демонстрацией силы и находчивости власти. О силе говорят сами «регионалы» — совсем уж комично выглядит комментарий Михаила Чечетова, уговаривающего самого себя, что власть сильна как никогда и с ней не следует разговаривать языком ультиматумов. О находчивости и дальновидности говорят комментаторы, уверенные, что в случае отказа Януковича от вето протестные настроения могли бы усилиться – а так они сойдут на нет.

Но на самом деле гражданам Украины стало очевидно, что власть уважает только организованный протест. Никакие другие, гораздо более цивилизованные меры воздействия – подача заявлений в суды, общественная дискуссия – на нее не действуют. А вот как собрались люди на Майдане – так сразу к ним пришли и Виктор Янукович, и Николай Азаров – даром, что суд запретил протестующим собираться на главной площади страны. И что любопытно: власть предержащие тут же принялись читать пресловутый Налоговый кодекс. И обнаружили в нем массу норм, которые в принципе невозможны в цивилизованном обществе, норм разорительных, создающих в стране атмосферу фискальной диктатуры.

А теперь представим себе, что на Майдан никто бы не вышел. Разве у кого-то есть хоть малейшие сомнения, что президент подписал бы Налоговый кодекс без поправок? Разве у кого-то есть хоть малейшие сомнения в том, что те же самые представители администрации президента, которые говорят о необходимости изменений в скандальном документе, не заметили бы в нем совершенно ничего предосудительного? Разве у кого то есть сомнения, что чиновники, некоторые из которых могут расстаться с теплыми местами после Майдана, продолжили бы с телевизионных экранов рассказывать об эффективности нового налогового законодательства и о равноправии плательщиков?

Уже сегодня все бы работало. Поэтому вывод прост: если гражданин хочет, чтобы эта власть его заметила, он должен выйти на площадь. Никаких других методов воздействия на власть у него нет, потому что никаких других методов эта власть не признает и не понимает. Потому что она боится только Майдана.

Конечно, хорошо бы, чтобы было иначе. Чтобы власть прислушивалась к согражданам. Чтобы слово, сказанное на общественной дискуссии или в телевизионном эфире не оставалось гласом вопиющего в пустыне. Чтобы законы принимались не ради обогащения власть предержащих, а ради развития страны, которой они руководят. Но для того, чтобы было так – должна измениться сама власть.

Иначе пять лет правления Виктора Януковича войдут в новейшую украинскую историю как время бесконечного Майдана.

Виталий Портников

jfdghjhthit45