Всё не так…

Да, мне всё не нравится. На днях зазывала всех на митинг к АП в защиту Билычанского леса в Коцюбинском. Пришло человек 30. Это вместе с камерами, которые Real viagra online without prescription и в защиту, и поработать. Мы были похожи на старший класс средней школы, разбушевавшийся под влиянием природы и погоды. Хотя история с незаконной раздачей земель длится уже четыре года. Президенту принесли 8 тысяч подписей с требованием дать лесу статус Нацпарка. Из 8 тысяч подписавшихся за лес, после того, как из-за леса возникла угроза жизни его защитнице Ирине Федорив, то есть, СТАЛО ЕЩЕ ХУЖЕ, — 30 душ с самодельными плакатиками. А кричали все: «ай-ай, тяни-подымай»…

Мда, люди таки заслуживают такую власть, если им настолько все поифиг, — резюмировала моя коллега Аня Суряднова.

После столь «массового» протеста через два дня — уже не угрозы журналисту, а нападение и избиение. Дима Волков с 1+1 сейчас в больнице, ему сказали «полезешь в тему — оторвем голову». Точно такой же хозяйственный конфликт вокруг киевской земли. Внимание, вопрос: если бы защищать Федорив и ее лес вышло не три десятка «всё тех же на манеже», а хотя бы пару тысяч из тех, кому не «пофиг», кто-то посмел бы распускать руки?

Мне всё не нравится. Эти люди, которые граждане — хуже некуда: одни «с раёна» — типочки на Троещине, готовы убить за мобильный телефон, второй с волыной в супермаркете троих положил — за флешку. Простите, любезные, это С ВАМИ мы будем строить гражданское общество, основанное на европейских ценностях? Если да, то можно не начинать. Мне эта идея не нравится…

Эти политические терки вокруг закона о клевете. Этот упырь Журавский, который живет на наши с вами деньги, и за них же, нас же… На какой результат они рассчитывали? «Ну повозмущаются 10 журналистов, ну и что?«, — сказал Ефремов уже во второй раз, первый раз был, когда ложу прессы в ВР закрыли от прессы. Еще один. Чем больше он барабанит, тем очевиднее, что он политически дурной. Не, ну мне правда интересно: лидер самой большой парламентской фракции в своем уме или тронулся уже на почве жаркой предвыборной кампании? Интересно, в партии нет вообще ни одного человека, который рискнул бы сказать Ефремову – ну, ты и дуб, Александр Сергеич!

Или нет, вот еще лучшенькое на эту тему. Депутат Святослав Олийнык, пишет на Фейсбуке о законе о клевете: «это им за то, чтоб они через заборы не лазили«. В Европе за такое в любую больницу возьмут: народный избранник мстит собственному народу. А тут такие же психи его еще по второму кругу выберут, ибо когда наш народ превращается в электорат, — все, хана, хоть из страны беги.

Бывают исключения. Звонит один рекламщик, выкупил политический банер на титулке одного из ведущих интернет-сайтов:

Вот блин, протестуют! Ну против клеветы… Ага… Мой банер накрылся этим… ну ты поняла, черным плакатом. Клиент воет, прибыль теряем, я звоню в редакцию: «так мы ж вам деньги заплатили». А они мне: «забирайте свои деньги обратно и идите на##й вместе с деньгами».

Правильно сказали.

Ну да, жестко, но правильно, молодцы, уважаю…

Сначала подумала, люди — мазохисты: его на##й послали, а он говорит, что они молодцы. Потом дошло: ему ведь тоже все не нравится, только он сказать об этом не может. А молодцы могут. Рынок потрясло, постанову об отмене голосования по закону о клевете в ВР зарегистрировали — хорошо. Но все равно ж ее ещё надо проголосовать, и регионалы ещё что-то вымутят, чтоб голосование завалить, и это мне не нравится.

И вместе с этим мне не нравится всё. Этот человек, который у руля, который не любит этих людей, которые его выбрали, которых полюбить, не спорю, сложно, даже обладая очень мощным евангельским терпением, но на то он и у руля, чтобы им обладать. А если нервы ни к черту, придавило тебя шапкой Мономаха, — бросай руль, езжай в Межигорье, шапку только оставь…

Эта ничем не мотивированная, иррациональная жадность. Ну зачем нормальному человеку золотой унитаз и вот эта цыганщина с бусами на потолке? Когда делала ремонт, выбирала люстру. Мой дедушка работал в еще советском Минчермете УССР, тогда хрусталь был в большом почете в каждом приличном доме. Архетипы сознания: стекляшки вокруг лампочки меня завораживают до сих пор, детство напоминают. Стою такая в строительном магазине, а в голове — внутренний диалог:

Та не, ну его в баню, моветон. Будет, как в Межигорье, — плюнула и ушла.

Взяла в Лоре Эшли белые обои в белую полоску. Вот они мне нравятся, в отличие от всего остального…

Телевизор покупать не буду, там Наталья Королевская. Она мне ни к чему, я в советские пластмассовые куклы еще в детстве наигралась. Был анекдот: японцы хотели купить у нас Анатолия Кинаха за миллион долларов, но потом отказались, узнав, что он не робот…

Нехай приезжают, у нас появился апгрейд в юбке, политическая реинкарнация Кинаха, разговаривает человеческим голосом…

Дело было в 2001-2002 годах, Кинах — премьер-министр Украины. Будучи персонажем госноменклатурным, Анатолий Кирилыч порождал невероятно косноязычные словесные конструкции. Даже когда хотел пораспинаться о том, какой он молодец, все равно получалось что-то типа «перевыполним наши законы» или «лучшие геноциды страны». Так вот, пока он был наделен властью и полномочиями, его были вынуждены цитировать СМИ. Помню в аппаратной НТКУ режиссера Люду Лысенко: плачет, ругается, «Кинах-нах, кинах-нах!» — режет километровое выступление премьера, склеивает по алфавиту. И так — много месяцев подряд.

А потом — хлоп — и всё. Отставка и вакуум. Говорят, у Кинаха была страшная ломка, когда его перестали показывать по телевизору. Долго не мог понять, почему никто не хочет брать у него интервью… Так и не понял.

То же самое будет с Натальей Королевской, она ж привыкла к себе в телевизоре, и наверное, думает, что так будет всегда. А тут — «неожиданность» в три собственных процента, которые показали социсследования КМИС. Ну люди ж не дураки, все-таки иногда видят, ху из ху. После выборов может быть печалька. Интересно, как она это пережила? Хватило мужества задуматься, например, над медиастратегией — а вдруг там и правда изъян, как ей неоднократно говорили?

Может, неправильно было возить деньги чемоданами на все телеканалы за прилизанные сюжеты о фейковых информповодах, сделанные вторым редактором в сотрудничестве с ftp-сервером, под дружеское ржание видеоинженера: «о Боже, опять ЭТА!«. Может, правильнее было придумать хоть какую-то идею? Вот «Украинский прорыв», например, — не так давно было, люди хоть старались.

Но нет же! Можно вывести девушку из Луганска, но Луганск из девушки… Не для того она «всю жизнь в очереди стояла», чтобы дорвавшись, делать вам «уступлю-подвинусь».

Мне не нравятся вообще медиастратегии партий. Потому что это пародия. Депутат ВР Ирина Геращенко, человек с хорошей репутацией, один из топ-менеджеров партии «Удар», после очередной скабрезной выходки недоумка Царькова пишет на Фейсбуке: «журналисты, прекратите показывать коммунистов«. Ирина, да я и «Удар» бы не показывала, будь моя воля. Но сейчас воля, сами знаете, не моя, а ваша. И таких, как вы.

Вы, политики, сами создали ситуацию, когда всё куплено-продано, где-то коррумпировали менеджмент, где-то «порешали» с инвесторами, не так ли? И коммунистов показывают по телевизору за те же деньги, что и вас. Ни один редакционный сюжет о политике в теленовостях невозможен! Ни один!! Раньше чистым с редакционной точки зрения был хоть парламент, но вы и оттуда посбегали, чтоб журналисты за вами не подглядывали. Телеканалы говорят о вас либо хорошо, либо ничего. Как о мертвых!!! При этом вы утверждаете, что вы живее всех живых, полны сил и готовы к честной конкуренции? Вы парализовали СМИ как социальный институт, вы централизованно и регулярно обсуждаете выполнение своих медиапланов с медиаменеджерами, вы не стесняетесь ставить задачи, сколько раз и с какими цитатами вы должны появиться в эфире. Вы делаете это вопреки стандартам профессии, нарушение и попрание этих стандартов стало для вас нормой. Поэтому я не хочу слышать о свободе слова от асфальтовых катков. Поговорите о ней со Святославом Олийныком и Александром Ефремовым, вы найдете общий язык, ибо вы все одинаковые.

Мне не нравится это всё. Когда-то выборы пройдут — как после них мы будем смотреть в глаза друг другу???

«Сейчас мы чуть-чуть забудем о совести, но потом мы о ней вспомним, сменим рубашки, вымоем руки, выдохнем, победм и тогда вспомним«, — вы так думаете? Поздно пытаться сохранить лицо. Уже исчерпаны приличия. Уже перейдены грани добра и зла. Перейдены ради «святого» дела, победы на выборах.

Оно всегда начнется «ради святого дела». А потом разыграется такая борьба за мир, что камня на камне не останется. Мы ж это уже проходили неоднократно. И все это — и вместе, и по отдельности — мне очень не нравится…

Ольга Червакова, журналист