В иллюзию не вписался

«Не сиди в окопе, наше будущее в Европе«, «Напрасно старается лицемер, мы не хотим в СССР» – с такими лозунгами и речевками активисты движения «Молодой Донбасс» пришли на коммунистический митинг, посвященный агитации за Таможенный союз. Еще недавно «молододонбассовцы» и представители других украинских общественных движений, связанных с Партией регионов, сами агитировали за этот самый союз и убеждали сограждан, что все зло – от «оранжевых» партий, которые непременно затянут Украину в развращенную, антиславянскую и антиправославную Европу. Но, как объясняли сами активисты, они продолжают поддерживать политику президента. А раз президент сказал – в Европу, значит – в Европу.
27917

В Москве такой ход событий, конечно же, представляют с трудом, хотя в российской политической истории так бывало не раз. Российские политики и эксперты придумали специально для собственного пользования мифический пророссийский электорат, готовый разорвать каждого, кто усомнится в необходимости многовековой дружбы Украины с Россией – и благодаря которому Партия регионов и находится у власти. Никто даже не пытается вспомнить, что делал этот самый пророссийский электорат 1 января 1991 года, когда на востоке и юго-востоке Украины за независимость страны проголосовали практически так же, как и на «националистическом» западе. А ведь если бы жители востока действительно были бы настроены так пророссийски, никакой независимой Украины просто не появилось бы на карте мира.

Нет, я вовсе не начну убеждать читателя в том, что в Донецке, Харькове или Одессе живут замаскированные бандеровцы, которые днем разговаривают на русском языке и проводят пушкинские чтения, а ночью переходят на украинский, декламируют Ивана Франко и поджидают в подворотнях загулявших российских туристов. Нет, мы имеем дело, скорее, с двумя типами политического сознания. Политическое сознание запада Украины действительно связано с культом независимого государства. А политическое сознание востока связано с культом начальства – и в этом смысле очень напоминает российское, только вот начальства разные. Именно это уважение к начальству и помогло украинской партийной номенклатуре, в один день ставшей номенклатурой государственной, получить такие потрясающие результаты на референдуме 1 декабря 1991 года. И именно это уважение к начальству поможет Виктору Януковичу и Партии регионов пережить крен в европейскую сторону без каких бы то ни было серьезных электоральных проблем.

То, чего «регионалы» и их предшественники на востоке Украины действительно добились, так это консервации российского типа политического сознания в своей электоральной вотчине. И Кремлю это нравилось, это казалось наивысшим достижением «управляемой демократии», не случайно же Партия регионов является любимым партнером и учеником «Единой России»!

Что ж, Владимир Владимирович может высылать Виктору Федоровичу свою фотографию с привычной надписью – «победившему ученику от побежденного учителя». Потому что уважение к начальнику может сработать как в одну сторону, так и в другую. Вот представим себе – ну, на минуточку, – что завтра Александр Григорьевич Лукашенко появляется на белорусском телевидении и говорит, что Таможенный союз не оправдал его надежд и Беларусь уже начинает интеграцию с ЕС. Может быть, кто-то думает, что возмущенные белорусы свергнут «батьку»? А послезавтра Нурсултан Абишевич скажет, что Казахстану не нужна интеграция с Россией, а нужна – с Европой. Или с Китаем. Кто-то будет возражать?

Когда я говорю, что на самом деле никакого Таможенного союза нет, а есть только союз авторитарных правителей, то имею в виду следующее: три человека, согласившиеся с данной схемой сосуществования, могут уничтожить ее в любой момент, потому что за ней нет никакой базы электоральной поддержки, никаких государственных интересов, никакой национальной идеи, никакой экономической стратегии. Только уважение к начальству. Янукович стал первым правителем такого типа, не вписавшимся в евразийскую иллюзию и выбравшим европейскую реальность. И то, что он по-прежнему может распоряжаться настроениями сограждан как своими собственными, станет важным прецедентом для его коллег, вынужденных по тем или иным обстоятельствам подыгрывать Кремлю.