Газовое совпадение

Не знаю, можно ли считать случайным совпадением тот факт, что процесс по «газовому» делу Юлии Тимошенко начался практически одновременно с появлением в СМИ сообщений о возможном достижении договоренностей с Москвой относительно снижении цены на топливо.

Владимир Путин, прибывающий завтра в Крым, рассчитывает не просто на договоренность — на капитуляцию! Украина либо передаст Москве свою газотранспортную систему, либо согласится на создание совместного предприятия «Газпрома» и «Нафтогаза Украины», что, разумеется, превратит украинскую монополию в придаток российского энергетического гиганта. На этом фоне разговоры о сдаче украинских интересов Тимошенко, неправильных директивах и прочих преступных поступках бывшего премьера выглядит смехотворно. Одно дело — договориться о ценах, которые кто-то считает несправедливыми. И совсем другое — вообще отдать всю ценовую политику на откуп партнеру. Если у кого-то еще есть сомнения в том, как будет осуществляться эта ценовая политика — добро пожаловать в Минск!

Но у власти будет ответ на всё — и на вариант своей возможной капитуляции, и если с Путиным договориться не удастся. Ответ прост — во всем виновата Тимошенко! Вот она подписала соглашения, которые поставили Украину на колени — и пришлось пойти на беспрецедентные уступки ради спасения отечественной экономики! Или наоборот: после подписанных соглашений россияне просили у нас всю страну в собственность, отдать «Нафтогаз» и газотранспортную систему. Мы не согласись, потому что мы — патриоты, а вы теперь будете жить все хуже и хуже. Из-за Тимошенко…

Но какое значение имеют все эти нелепые объяснения на фоне категорической некомпетентности и коррумпированности действующей власти, на фоне непонимания ею не то что государственных интересов, а самого факта существования Украины, воспринимающейся «регионалами» исключительно в качестве ресурсной территории? Все действия по маргинализации оппозиции имели бы хоть какое-то логическое обоснование в случае, если бы ситуация в стране улучшалась, а не ухудшалась. Когда ситуация ухудшается — люди не верят даже таким безальтернативным режимам, как лукашенковский, сомневаются даже в таких «всенародно воспринимаемых фигурах», как Путин. У Януковича в этой ситуации нет шансов.

Вернее, шанс был — диалог. Диалог с оппозицией, диалог с обществом. Но житель Межигорья предпочел ему суд и Генпрокуратуру.

Он ошибся.

Виталий Портников