Граната с сорванной чекой

Да-да, власти управляют страной, то есть жизнью каждого из нас с вами, из рук вон плохо. Одни – чуть лучше, другие – хуже, а третьи уж совсем «ущемительно». А что, если попробовать управлять самим? Нет, совершенно самим, безо всяких посредников, не делегируя им, мерзавцам и бездарям, никаких полномочий? Кому это – «самим»? А – всем. Полному составу населения свыше 18-и лет. Причем, и надо-то для этого мелочь. Сформулировать желательный вопрос, дружно и положительно ответить на него. Вот, к примеру, кто ответит «нет», если будет спрошено: «Хотите ли вы, чтобы минимальная зарплата в Украине равнялась 10 тысячам гривен?». Несомненно, мы ответим – «да». И самое приятное, что как только будут наши радостные «да» подсчитаны и объявлены – шалишь, парламент не должен утверждать подобное решение, оно автоматически вступает в действие. Кто это там спрашивает: а откуда возьмутся деньги, какой, в конце концов аппарат примет на себя ответственность найти источники подобного процветания? А… Какая разница? Решение принял не кто-нибудь, а Его Величество народ, который вершит власть. И да будет по слову его.

Естественно, уважаемые читатели-собеседники, я позволила себе до абсурда заострить гипотетический вопрос, могущий быть поставленным на референдуме. Но по сути – картинка правдива в той части, что вынесенным может быть действительно самый неожиданный вопрос (и далеко не столь сладостный, как о «минималке» заоблачной высоты). И что решение пресловутого народа будет считаться последним словом. Статья 95: «Результати народного волевиявлення на всеукраїнському референдумі за народною ініціативою є остаточними та не потребують затвердження або схвалення будь-якими органами державної влади і є обов’язковими до виконання». Откуда статья, на которую сослалась? Из новоиспеченного закона о всеукраинском референдуме. Уже вступившего в действие: он наскоро, как-то незаметно для общества, принят Верховной Радой предыдущего шестого созыва 6 ноября, а 27-го – подписан Януковичем.

В принципе, заранее предполагалось, что «точечные» пленарные заседания ВР, в сумбурный период после избрания новой каденции, для того и планируются, чтобы в мутной водице успеть протолкнуть определенное количество достаточно спорных и шкурных законов. Так оно и есть, наизменяли что-то в бюджет текущего года, и, как известно, парочка олигархов неслабо увеличила свое богатство; есть пока предварительный план – успеть старым составом утвердить и бюджет-2013; вон, завтра, в пленарный вторник, планируют осчастливить (будем говорить прямо, ограбить) граждан, введя то ли 15-и, то ли десятипроцентный налог с продажи несчастных валютных сотен, если кто хранил в них заработанное на «черный день», уже наступивший. То есть – наскоро узаконивается то, что остро необходимо режиму. И если в этот список затесалось мгновенное принятие закона о референдуме, то это тоже – безотлагательно необходимо.

Вот и интересно: зачем?

На этот вопрос у многих политологов есть ответ, весьма похожий на правду. Чем больше времени проходит с оглашения результатов выборов, тем более режиму становится понятным, что он проиграл. Я не говорю, что выиграла оппозиция. Но ситуация – патовая. И, по крайней мере, прочного (не говоря уж о вожделенном конституционном) большинства – нынешней партии власти не видать. Взбрыкивают, объявляя, что они предпочтут существовать отдельной фракцией, даже коммунисты. Торгуются? (Злые языки говорят, что за коалицию симоненковцы требуют с регионалов не только портфелей, но и нехилую сумму денег). Возможно. Но это означает: при нынешнем раскладе могут позволить себе торговаться до предела наглости. Но может быть и другой вариант: коммунисты предчувствуют недееспособность (недолговечность) новоизбранного парламента. А если в неотдаленном будущем последуют повторные выборы, то красным и вправду выгодно месяц-другой не пачкаться об олигархов, и как бы подтвердить свое право пользоваться образом: мы-де и есть настоящая «оппозиция трудящихся». А что касается мажоритарщиков-самовыдвиженцев, вы обратили внимание на то, как изменилась риторика регионалов? Как «растворились» победные реляции Чечетова о том, что к ним, во фракцию ПР, буквально с первого дня выстроилась очередь для вступления? (Кстати говоря, если говорить об определившихся с присоединением к кому-либо, то пока, без предположений, а по реальным заявлениям, можно назвать только три фамилии. Олесь Доний предложил себя УДАРу, Оксана Калетник – КПУ, Давид Жвания – ПР). Теперь сладкогласный регионал Владимир Олийнык все говорит о том, что двери для сотрудничества открыты всем, любой силе. А мажоритарщиков, так даже попугивает. Но, знаете, не всесилием регионалов, а возможным осложнением ситуации для каждого, вложившего деньги в кампанию. «А если вдруг ситуация зайдет в тупик, если депутатский корпус не сможет собраться в течение месяца, у президента есть право досрочно прекратить полномочия Верховной Рады и назначить новые выборы. Очень, правда, сомневаюсь, что мажоритарные депутаты будут в восторге от того, что им повторно придется завоевывать победу на округе».

Да и вправду – по сей день неизвестно, заработает ли нынешний парламент. Пожалуй, если и заработает, то даже вышеизложенные факты подтверждают – без прочного регионаловского большинства. А еще стоит прибавить аспект, что в любом случае он, включая гипотетическое создание «безпривязных» групп мажоритарщиков, и, конечно, наличие менее зашуганной оппозиции плюс «свежую кровь» «Свободы» и УДАРа – будет куда как менее подконтролен и «карманен». И вопрос о личном голосовании может заостриться донельзя, и, глядишь, до реальных непримиримых споров, а не кнопкодавстве пары десятков рук по отмашке – дело дойдет.

Парламент проигран. А необходимость каким-то образом безоговорочно принимать какие-то, в том числе, очень опасные для страны решения, у пока еще существующего режима осталась. Юрий Кармазин характеризует закон о референдуме как «альтернативу парламенту». Похоже на правду. Парламента нет — следует создать некий фантасмагорический «орган».

А во всяческих преамбулах и пояснительных записках все звучит красиво до надрывности, хоть смахивай слезу умиления. Мол, народу, который и по Конституции есть основным источником власти – власть наконец-то отдается. Знаете, когда тоталитарные режимы прикрываются абстрактным словом «народ»? Именно тогда, когда нужно сделать так, чтоб спросить было не с кого и невозможно, а этот самый народ время от времени ублажали шоу, что все принадлежит ему, тем временем, за его спиной и от его имени творя любой беспредел. Так, кстати, было в не выдержавшем конкуренции с путем цивилизованного мира СССР.

Нынешний закон о референдуме принят с существенными нарушениями. Его история интересна. Проект регионалы вынесли еще в конце мая 2010-го. Но кто-то чего-то недоглядел, и документ был проголосован с поправкой Ключковского о том, что референдумом нельзя отменить Конституцию либо принять новую. Охнули, выматюкались, и отправили принятый закон «на доработку». Причем так глубоко, что вынырнул он только 6 декабря 2012-го. Нет смысла заострять внимание на том, что на этот раз он был принят в течение трех минут, без обсуждения, и несколькими кнопкодавами в отличие от цифр на табло. Нет смысла – потому что это наши беззаконные, но привычные реалии. Обратимте внимание только на одно: вопреки логике, Литвин «почему-то» поставил на голосование предварительный текст, без упомянутой поправки Ключковского.

И все. Разлюли-малина. «От имени народа» собирается (Как? Кем уполномоченная?) инициативная группа в две тысячи штыков. Регистрируется в ЦИК со своим предложением о референдуме. Собирает три миллиона подписей граждан. Референдум происходит. И никто не может повлиять на его результаты. Я внимательно прочла текст вступившего в действие документа. Добиться положительного решения референдума просто: ст. 93 – если «за» проголосовали больше половины от принявших участие. То есть и бойкотировать не получится – проголосуют двести граждан, а сто один из них «за» — живемте с кардинально новой Конституцией, или еще каким краеугольным законом. Да, именно краеугольным. Потому что на украинских референдумах можно ставить, в том числе, вопрос «про зміну території України». Это записано, это называется – «ратификационный референдум». Не совсем понятно, о чем идет речь, о каких возможностях. О федерализации? О прямой отдаче определенных территорий другим странам? О расчленении страны на «государства» размером с Монако? О сдаче «территории под названием Украина» другой стране, так сказать, оптом? Вот так. Вопрос о налогах либо об амнистии давать на откуп «народному решению» нельзя. А о самом существовании страны – пожалуйста.

Впрочем, оппозиция, да и некоторые зарубежные СМИ, отмечают, что новорожденный закон – оружие обоюдоострое. Вплоть до того, что Янукович может нарваться на референдум об импичменте. Но кажется, что вряд ли. О такой возможности ничего внятно не сказано. А с другой стороны, инициативная группа с подобным вопросом может быть попросту незарегистрирована. И (известно, какой в нынешнем составе) Конституционный суд найдет возможность «законно» подтвердить, что подобное предложение инициативной группы «незаконно». Вот, взгляните на легенький пример (не ссылаемся на Медведчука, который подчеркнуто вне власти, и как отдельно взятый свободный политик твердит, что вопрос о вступлении в Таможенный союз должен быть вынесен на референдум первым. Медведчук играет в свою, не до конца понятную пока, игру). Возьмем – власть действующую. Вице-премьер Тигипко говорит, что именно для «разговора о вступлении в Таможенный или Европейский Союз может понадобиться референдум». А его коллега по Кабмину, министр юстиции, Александр Лавринович заявляет: «что народ Украины не является экспертом в глобальных вопросах, и нельзя выносить на референдум, вступать ли в Таможенный союз». Разногласия в верхах? Пожалуй, нет. Кажется, Лавринович просто проболтался: режим будет решать, в каких «глобальных вопросах» мы «эксперты». То есть понадобиться объявить вопрос «глобальным для народной экспертизы» — таким они его и объявят. А не понадобиться – так какой же из народа эксперт?

Кстати, в России действует закон о референдуме. Но там запрещено подобным опросом что-либо делать с территорией страны, нельзя референдумствовать «об изменении статуса субъекта (субъектов) РФ, закрепленного Конституцией». Ну, и о власти: нельзя выносить на референдум вопрос «о досрочном прекращении либо ПРОДЛЕНИИ срока полномочий президента, Госдумы, Федерального собрания». В «управляемой демократии» РФ система фактического продления власти «кого следует» отработана по-другому. А в Беларуси – именно путем референдума (результаты которого непризнанны миром, но это другой разговор) Лукашенко продлил себе полномочия так сказать, пожизненно. Причем

– хитро, вопросы шли «паровозиком», аж семь в одном бюллетене. И было что-то популистски-симпатичное, «согласны ли вы с финансированием всех ветвей власти открыто и из только из бюджета?» Ну, а остальное – какая-то «чушь» для рядового гражданина, мол не изменить ли в Конституции статью номер такой-то?

Кстати, Венецианская комиссия утверждает, что на референдум не может быть вынесено более одного вопроса. А украинский новый закон на это плевал, и разрешает «декілька питань з однієї проблеми». Есть мнение, что «пожарное» принятие закона понадобилось именно Януковичу, чтоб избираться не всенародно, а в парламенте. Но зная, как его «любят», вопрос будет вряд ли поставлен так лобово. Можно мягче. Ну, к примеру, «з однієї проблеми» спросят обнищавший народ: «Хотите, чтобы на выборы тратилось меньше средств, и они ушли на социалку?». И – «прицепом»: «Согласны отложить выборы президента и парламента?».

Конечно, кто-нибудь может сказать: это и вправду демократично, когда решение выносит народ, а не «эти, в парламентских креслах». Но, погодите, что такое в данном случае – народ? Доказавшая жизнеспособность во всем цивилизованном мире система народовластия (демократии) избрала реальный механизм: граждане на открытых выборах с честным подсчетом результатов делегируют свои полномочия да-да, представителям народа. Не получается избрать самых хороших? Так давайте бороться именно за то, чтобы получилось. И спрашивать с них за защиту наших прав. И – при необходимости, избирать новых. Которые гласно, в специальном заведении, будут обсуждать нужные стране вопросы и открыто принимать решения. Или уж – всем миром построим некое немыслимое по размерам помещение, куда, забросив работу и учебу, надолго соберутся ВСЕ без исключения граждане. Да так, чтобы высказался каждый желающий, и многомиллионным собранием, пришли к аргументированному решению…

Форма референдума существует во многих странах. Обращаются к ней, кстати, редко, и есть у нее разумные ограничители. Но, исходя из воистину удивительного закона, созданного в Украине, и наших сегодняшних реалий – то, что вступило в действие в отечестве, действительно опасно. Как граната с сорванной чекой. Мы не знаем, куда именно швырнет ее режим, так спешивший с этим законом. Мы не знаем и того, начнет ли работать парламент, и можно ли будет противостоять этому закону парламентскими методами. Но если да – кажется, что отмена такого документа должна стать одной из первых задач здоровых сил.