Гудбай, Ленин!

Общественное мнение бурлит из-за исчезновения с пьедестала памятника Владимиру Ленину. Не знаю, замечают ли мои соотечественники, которые говорят об этом исчезновении как об акте вандализма, недопустимом в Европе, что такого рода характеристику не дал происшедшему ни один европейский политик, что для освещающих события в Киеве западных телеканалов свержение Ленина стало едва ли не большим символом, чем сам Майдан. Как блестяще уловил ситуацию Роман Шрайк – для многих зрителей этих телеканалов новостью стало не исчезновение Ленина, а то, что этот гранитный истукан до вечрашнего дня стоял в столице страны, претендующей на европейское будущее. Потому что европейской страны, в которой был бы памятник Ленину нет и быть не может.
large
Конечно, я и сам был бы куда в большей степени удовлетворен, сли бы памятник Ленину был демонтирован по решению местной власти и перевезен куда-нибудь в парк для подобных истуканов. Но то, что произошло именно так – это результат замедления нашего цивилизационного развития после провозглашения независимости Украины – а это замедление как раз и привело к тому, что планка нравственности оказалась сбита и многие из нас просто перестали замечать Ленина и пытаться понять, как выглядит, например, Киев – или Харьков – или Донецк – с таким памятником. А я вам скажу как: как Советский Союз. От памятника Ленина он начинается – и не заканчивается никогда, каких бы новомодных бутиков не открывай рядом. Потому что Ленин – не Кромвель, навсегда оставшийся в Лондоне. И даже не Бандера – конечно, тут каждый напишет о Бандере, а как же. Потому что Бандера с глобальной исторической точки зрения – всего лишь деятель национально-освободительного движения, к которому каждый может подходить со своей меркой нравственности и целесообразности. А Ленин – это символ восторжествовавшего зла. Восторжествовавшего. Как Сталин. Как Гитлер. Как Муссолини.

В 1993 году я присутствовал при сносе последнего в Европе памятника Сталину в албанской столице Тиране. И я радовался за албанцев, которые наконец-то после десятилетий кошмара времен Энвера Ходжи стали похожи на нас – ведь снос памятника Ленину на площади Октябрьской революции, ставшей Майданом, никого из нас не покоробил – так мы хотели от всего этого избавиться. И когда один из рабочих, демонтировавших памятник Сталину, водрузил на место тирана албанский флаг, я понял: страна выздоравливает. Я свидетель истории этого выздоровления.

Теперь – пусть по-своему, пусть мучительно – но начала выздоравливать и моя страна. И наша задача – вылечить ее, а не сожалеть, что мы больше никогда не увидим гранитного идола на бульваре, который носит самое дорогое для украинцев имя или обсуждать между собой, провокация ли это, хулиганство или жуткий вандализм. Те, кто захотят разогнать Майдан, обойдутся и без Ленина – как сам Ленин косил людей без особого повода. А нам с вами важно жить без разгонов, без крови, без зла в душе. И без Ильича.