Двадцать лет с конфискацией. Вынесен приговор политикам

Украинские политики! Это мое последнее письмо вам. Больше писем не будет.

Я уже писал каждому из вас в отдельности и даже получил ответы.

Г-н Тигипко перестал задавать вопросы и сосредоточился на рекламе своей книги.

Г-н Янукович поменял жалостливый ролик на обвиняющий.

Г-н Ющенко, сделал публичное заявление, что не собирается становиться диктатором и будет вводить новую Конституцию только после своего переизбрания на второй срокГ-жа Тимошенко стала говорить, что она – не она, а Украина.

Г-н Яценюк пока оставил письмо без ответа, но вполне вероятно, что слова до него просто не дошли.

Что я могу сказать?

Не такого ответа я ожидал от вас.

Я, как наивный интеллигент, надеялся, что вы, наконец-то, станете ответственными и поймете, что время рекламных штучек закончилось. Так же, как закончилось и ваше время.

Я надеялся, что вы это поймете и скажите: «Мы уходим!» И это был бы настоящий мужественный поступок.

Вы этого не сделали. Вы упустили свой шанс.

Теперь давайте подводить итоги.

Я не буду считать деньги в ваших карманах и карманах ваших покровителей-олигархов. Я даже не буду поднимать тему, откуда в Украине взялись эти самые «олигархи» и откуда у них появились деньги. Я не буду, подобно вам, мелочно копаться в темах языка, НАТО, Крыма, газа…

Я только задам вам один вопрос: неужели вы надеетесь, что я прощу вам кражу двадцати лет моей жизни?

Двадцать лет назад я мечтал, что буду строить Украину. Что я буду нужен своей стране. Что я смогу сделать что-то полезное. И мои дети будут гордиться мною и моим поступками. Что моя молодая родина вырастет сильной, а я буду гордиться тем, что я ее гражданин. Тем, что в величии Украины есть частичка и моего труда.

Прошло двадцать лет.

Умерла моя первая учительница, потому что у нее не было денег на лекарства. Мой сосед-врач уехал за границу, потому что не хотел брать взятки у больных. Мой однокашник, который мечтал стать детским поэтом, торгует носками на рынке. Из тридцати моих одноклассников в живых осталось двадцать. Кто умер от алкоголя, кто от опухоли, кого просто зарезали. Мои дети считают, что быть патриотом – это верх идиотизма, а нужно быть депутатом или, на худой конец, – чиновником.

И я этого вам никогда не прощу.

Сегодня я уже не умею мечтать. Зато я научился выживать. При любых условиях.

При разгуле бандитизма в начале девяностых, при кучмовском НЭПе конца девяностых, при януковичевском необандитизме, при оранжевом содоме, при ющенковском самоуправлении…

Я не жил, я выживал. Я не мечтал, я фантазировал.

Вы скажите, что я плохо воспитывал своих детей. Вы скажете, что нужно было подавать им пример. Вы скажите, что я полный идиот, если не смог ничего добиться, в отличие от вас.

Да, соглашусь я. Плохо воспитывал, слабо подавал пример. Да, я идиот, который наивно верил, что красть – грешно, что предавать – преступно, что убивать – недопустимо!

Но моя наивность осталась в прошлом.

Вы приговорили меня без вины. И я отсидел свой срок. Все двадцать лет. Я вышел на свободу. И теперь я выношу вам свой приговор.

Ваша вина – очевидна, ваши преступления – вопиющи.

Я приговариваю всех вас и каждого в отдельности к двадцати годам покаяния и к пожизненной ссылке из моего сознания.

Вас больше нет.

Я обращаюсь к бывшим сокамерникам украинцам – вынесите и вы свой приговор. Вычеркните всех этих красавцев из своего сознания. И они исчезнут.

Отправьте это письмо своим друзьям.

Прочтите его вслух неграмотным.

Расскажите о нем ослепшим.

И этим мы приведем наш общий приговор в исполнение.

Лев Давидович, журналист и патриот