День свободы

Масштабного празднования седьмой годовщины украинской «оранжевой революции» не получилось. Собравшихся на Майдане Независимости было не намного больше, чем пришедших освещать событие журналистов и, конечно же, бойцов спецназа. Они с самого утра 22 ноября стали собираться на площади, занимали позиции вокруг почтамта (еще с 1917 года знаем, что телеграф — это наше все) и железной конструкции, которая должна вскоре перевоплотиться в новогоднюю елку.

Впрочем, реакция властей на предполагаемое празднование была такой, будто граждане не годовщину отмечать собирались, а саму революцию устраивать. Прежде всего акцию участников революции на Майдане запретили. Предлоги назывались разные. Ну, во-первых, елка. Елка — это вообще какой-то сакральный предмет президентства Виктора Януковича. В прошлом году именно под предлогом ее установления разогнали остатки другого — предпринимательского — Майдана. Во-вторых, визит президента Литвы Дали Грибаускайте. Предполагалось, что высокий гость будет проезжать через Крещатик и акция может помешать ее безопасности.

При этом стоит напомнить, что речь идет о государственном празднике. В первую годовщину событий 2004 года президент Виктор Ющенко учредил новый праздник — День свободы. И его преемник не стал отменять этот указ. По крайней мере пока.

То, как власти реагируют на годовщину Майдана, неплохо демонстрирует, что они верят в возможность массового выступления сограждан. И, пожалуй, даже больше, чем сами эти сограждане, которые пока что отделываются кухонными разговорами о криминальном стиле руководства и ухудшающейся жизни.

Это неудивительно, ведь в 2004 году Виктор Янукович и его соратники были на другой стороне баррикад. Тогда наследник Леонида Кучмы уже выиграл выборы, уже чувствовал себя новым главой государства, уже расставлял земляков на ключевые посты в министерствах, как вдруг началось это…

Обогащение пришлось отложить. Вернуться в большую политику Янукович смог только благодаря некомпетентности новой власти и постоянным конфликтам между новым президентом Виктором Ющенко и его ближайшей соратницей-противницей Юлией Тимошенко. Унижения тех дней Янукович не забыл и не простил.

Многие из тех, кто собирался на Майдане в 2004 году, во время последних президентских выборов посчитали, что Янукович изменился: он «многое понял», увидел, как важна демократия, и теперь, став президентом в результате народного волеизъявления, будет править уже совсем в другой стране. Но Янукович сделал прямо противоположный вывод: нужно воспользоваться демократией и разладом в стане противника для получения власти, а после этого навсегда исключить любую возможность плебейского бунта!

Новый президент довольно быстро вернул Украину в ситуацию до Майдана — всевластный глава государства, послушный парламент, подконтрольные силовые структуры и органы правосудия, покорные регионы (в самые непростые, например в Крым, отправлены на кормление выходцы из родного Януковичу Донбасса). И еще маргинализированная оппозиция, которую никто не воспринимает всерьез, которая может только в парламенте болтать да по улицам шляться.

Примерно в таких же условиях правил до Майдана и собиравшийся оставить власть донецкому губернатору Леонид Кучма. На первый взгляд с одним только небольшим отличием: ему Тимошенко засадить в кутузку так и не удалось, а при Януковиче она уже сидит, и против главной конкурентки властителя Украины готовятся новые и новые уголовные дела…

Но есть еще два важных отличия, которые заставляют сомневаться в долговечности нынешней украинской власти, — деньги и страх.

Когда Виктор Янукович становился премьер-министром — вначале при Леониде Кучме, а потом и при Викторе Ющенко, денег в казне хватало, а российский газ был дешев. Янукович без особых проблем повышал пенсии и бюджетные зарплаты, увеличивал льготы, словом — отец родной, хоть к ране прикладывай.

Сегодня же денег практически нет. Украинский парламент даже бюджет принять не может. Ждут окончания газовых переговоров с Россией, после которых можно будет приступить к переговорам с МВФ о кредите, после чего уже можно будет и бюджет принять… А переговоры с Россией все не кончаются и не кончаются, а миссия МВФ все не едет и не едет, а пенсии с зарплатами тают и тают на фоне стремительно повышающихся цен. А льготы вообще отменяют.

Именно поэтому и усиливается страх — страх перед Майданом, которого не знал Кучма. Если украинцы смогли выйти на улицы Киева просто потому, что считали сфальсифицированными итоги голосования, то что они смогут предпринять, когда речь пойдет об их выживании? Когда их окончательно «достанет» власть, не стесняющаяся повышать собственное содержание на фоне всеобщего обнищания? Именно поэтому власть боится даже призрака Майдана…

Виталий Портников