Динамо-машина

Примитивный заголовок? Что ж, хотя и ушла отсюда аккурат за десять минут до струи водомета, все равно несколько устала. Знаете, не физически. Скорей, от попытки понять, какой именно поворот сюжета совершила сегодня наша, пишущаяся сейчас, свежайшая история. «Динамо» — название столичного стадиона, где длится то ли уличный бой, то ли его первый набросок, то ли – его имитация, по крайней мере, одной из сторон, выставленной властью. Машина? Тот же сожженный первый пустой автобус, картинка коего (ну, наконец-то, вот оно, и острие, и атрибут «беспорядков») обходит и обойдет медиа-ресурсы мира. Символизируя… Не совсем пока ясно, что именно по-новому символизируя в сути украинского длительного, глубокого политического и общественного кризиса. Если – получилось, что это единственное, благодаря чему режим может пойти на переговоры?
BeXNEXuCQAIM7RO
Нынешним воскресным вечером здесь, на углу столичной улицы Грушевского, улыбался, пожалуй, только портрет Лобановского, царстивие ему небесное, портрет с фронтона арочной колоннады стадиона.

На грешной же земле у колоннады не улыбались.

Лица шеренг вэвешников срочной службы скрыты противогазами.

Лица тех, кто подбегает и отбегает, пытаясь перебросить через упомянутый автобус тротуарную плитку и брусчатку (брусчатку вырывать сложнее)… Не знакома пока с чьими-то бы ни было, возможно, великоразумными, комментариями, в том числе, данными с места, более комфортного, чем место событий. И сама пока не могу до конца разобрать, что обозначено на этих лицах. Действительно – вынужденная атака на режим наиболее непреклонных? Или – очередной кунштюк, за которым не стоит настоящая перезагрузка системы государства?

А вот — лица, которые рассмотрела. Они – из стоящей об руку людской цепочки Самообороны Майдана, в один из наиболее напряженных моментов разгородивших собой силовиков и пытающихся прорваться по Грушевского парней. Тоже не до улыбок, но этим лицам как раз верить можно.

Под светошумовые, и газовые, вонюче-першащие гранаты, перелетающие с «той» стороны, вдруг вспоминается старое-старое: «Я не знаю, зачем, и кому это нужно. Кто послал этих мальчиков недрожащей рукой…»

В данном восприятии «не знаю» — не сформулированное аргументировано утверждение, мол, не нужно ни в коем случае. Что ж, попробуем прикинуть, кто, так сказать, послал. Не о личностях, а о тенденциях и линии поведения, ладно?

Первое. Взрывную неподготовленную атаку на эти самые редуты так называемого правительственного квартала, вне всякого сомнения, за пару-тройку предыдущих лет, и, главное, за два последних месяца, «накашлял» режим.

Действиями. От обещаний пАкращення до посулов евроассоциации, и все оказалось наглой ложью. Постномордыми заявлениями Януковича о «моратории на применение силы», после первого побоища мирных протестующих – с последующими побоищами, в регионах и в столице, точечными и массовыми. Принятием в нарушение всех мыслимых правил законотворчества и общепризнанных прав человека — концлагерных правил жизни от 16 января.

Бездействием. Фактическим отказом идти на реальные переговоры с политической оппозицией, и, главное, масштабнейшей, без членских билетов, оппозицией гражданской.

Сюда же – без введения военного либо чрезвычайного положения – уже вызвавшее аллергию «торможение передвижения» по обычным столичным улицам. Ведь по мелочи – ну, двинулась сегодня с Майдана, после завершения митинга на нем, какая-то группа людей, элементарно подойти к (пустой!) Верховной Раде, пустому по случаю выходного Кабмину. Подобные учреждения МОЖНО пикетировать. Развернуть, скажем, плакаты, и высказаться в мегафон. Черт побери, просто пройти, без колонны, этими улицами, в том числе, и без протестных целей. Но если на пути подобного, безопасного для гражданского мира в стране прохода, стоят технические (те самые «машинки») и вооруженные заслоны – возмущение сносит планку терпения.

Второе. Может, и вправду с этим режимом можно было с самого начала разговаривать только силовым, пусть безоружным и неказнящим, но массовым и непреклонным наступлением? Политическая, парламентская, «зарегистрированная» оппозиция должна была понять это с самого начала нынешнего беспрецедентного процесса?

Тогда – здание Кабмина нужно было занимать с первого, ноябрьского подхода народа к нему. И, если уж можно только так, потом, с этой точки, начинать переговоры по активизации процесса выхода из кризиса в конституционное русло. А не допускать ходить туда-сюда, чтобы наконец возникло сегодняшнее некотнтролируемое «туда», с пока непонятной по конечному результату атакой.

Или, того самого 16-го, когда дичайшим образом принимались вне всяких писаных правил, людоедские документы – сделать эдакий коридорчик настоящим колоннам с Майдана? Не выросшим вдруг сегодня как бы ниоткуда, а тогда, когда ограбленные ветераны Чернобыля и Афгана, да что там – просто пришедшие искренним самотеком ограбленные – подержали за лацканы на подходах к Раде лгуна и афериста регионала Олийныка? Не разорвали ж они его на куски, и не стремились, а он, обманув их, что выйдут переговорщики, упрыгал под защиту стен ВР. Вот тогда бы, если процесс присутствия граждан безальтернативно назрел – и сделать им коридор в помещение ими же избранного законодательного органа? Не для погрома – для усиления единственной неизбежной составляющей возможности разговора?

Третье. По наблюдениям, может, невыверенным, но с места. Почему выше упомянула, что все это противостояние выглядело через дефис, противо-СТОЯНИЕ, перебрасывание камешков и газовой пакости через показательно подожженный (кем? Какой стороной?) автобус. Потому, что пока силовые структуры находятся под эгидой режима, разогнать тех, кто рванул на Грушевского (непонятно, почему туда низзя, но…) было еще как возможно. Несколько тысяч людей, и любопытных, и встревоженных, стояли чуть ниже эпицентра, до Европейской площади. Как это называется, оттеснить их – не было проблем. И буквально несколько сотен – выскакивали перебрасываться более-менее опасными предметами через (тьфу на него) этот то горящий, то погасающий автобус. Вся «королевская конница, вся королевская рать» не могли эксцесс,прекратить, если это и вправду опасный для страны «беспорядок»? Расскажете тому, кто не видел.

Сегодня на Майдане – было около полумиллиона. Если бы пошли именно так что-то «брать», тогда другой разговор. Либо взяли бы (через пролившуюся кровь), либо были бы утоплены в крови вооруженными силами режима.

Провокация? Несмотря на все, только что обещанные Януковичем вроде бы переговоры – такая мысль не может не приниматься во внимание. Провокация — с целью иметь зримые основания придушить любой гражданский протест, прикрывшись картинкой летящих камней и фоном разрывов этих самых, свето-шумо-газовых? Вот, уже в Инете официальные сообщения о куче-мала серьезно пострадавших «воинов режима», хотя, с места, трудно сказать, что атака адресно достигала их на предмет повреждения.

Не посмею назвать всех тех, кто шел в атаку, сознательными провокаторами. Но опять-таки, навеянная зафиксированными спецэффектами историческая ассоциация. Несколько опасная.

Заставив регрессивное и пережившее все мыслимое время своего существования самодержавие – уйти, российская империя напоролась на истинный скандал. Пока Учредительное собрание протирало пенсне во вполне, кстати, предметных спорах о будущем страны или стран – буквально кучка безпривязных рванула, и…

Настоящие кукловоды сидели по норам. А провокаторы профессиональные, и те, кто за ними на счет побузить на предмет действительно назревшего гнева, и те, кто в меньшинстве этой атаки, но там от безысходности — говорят, что-то брали. Холостая «Аврора», извините, выглядела как сегодня картинно подожженный автобус.

Это – уже не о тех, «кто послал», а о «кому и зачем это нужно».

Вроде бы информация, что прорваться стремился так называемый Правый сектор, то есть не по политической градации спектра, а крайние футбольные, используемые теперь в политике, фаны.Именно эти беспривязные, во многом, по-хорошему беспривязные мальчики, но должны взять лежащую сегодня на брусчатке власть? Тем более, если не для себя, не для страны в глобальном смысле, а для «тайняков»?

Если уж полнее о «мальчиках, посланных» недрожащей, либо даже подрагивающей рукой. То о попросту призванных в армию и определенных во внутренние войска ребятах – тоже.

Подготовленный, оснащенный, и, как сейчас пишут и пишут анонимные ники в Инете, такой профи-«Беркут» — прятался за их спинами. Загородившись своей «арматурой» и полусогнувшись для безопасности от потенциальных гематом. За вправду мальчиками – нашими, не выбиравшими сейчас профессии, забритыми военкоматом.

Батяни-комбаты, или как вас там? От вас сегодня продолжает зависеть не только физическая и психологическая жизнь этих ребят, но и жизнь вашей же среды (семья, друзья без погон, етит-твою, Страна), где вы находитесь, сдав дежурство.

О том, что нормальный человек, просто по роду занятия – офицер, должен сегодня и думать, и действовать не от приказа вчерашних, съехавших с глузду, а от даже не совести, а разумной прагматики – поговорим завтра. Когда осядет (если осядет) копоть и газ у стадиона «Динамо».

О том, правда ли, что обострение кризиса вызвало непровозглашение всего лишь фамилии единственного, в данном случае, искусственно провозглашенного лидера неискусственного острого процесса кризиса – тоже, если можно, через несколько часов.

Говорят издревле – победителей не судят. Ну, это дискуссионный вопрос. В плане, чья, и к чему приводящая, победа. Если сегодняшняя «динамо-машина» ведет к победе здравого смысла и начала цивилизованной перебудовы правил устройства жизни в стране, кто его знает, может, и не судят.

Последняя информация на данный момент – Янукович согласился на создание комиссии для переговоров. Ему не хватало толчка «динамо-машины»?

Но у современного слова «динамо» есть смысл негативный: динамить, продинамить. То есть – кинуть. Позволить ради позднего воскресного вечера вспомнить другой, изначальный смысл термина? Динамо-машина, это все-таки движение механизма. Посмотрим, какой смысл слова сегодня актуален по произошедшему.