Золотая Орда-2. Сможет ли Украина отстоять свободу

Читая имена погибших в Украине российских десантников, не могу отделаться от мысли о новом монголо-татарском нашествии. Новая Золотая Орда не пожелала выпускать нас из зоны своего влияния. Она вновь требует выплаты дани, вновь хочет, чтобы мы ходили на поклон. Орда дробит наши княжества, интригует, разделяет, чтобы властвовать.
038
Как и встарь, во время планирования военных операций никто не думает о людях на захваченных территориях. Они – расходный материал. Одних обманывают и увозят в рабство со свидетельством беженца вместо паспорта, других – убивают за отказ идти в армию «ДНР», третьи гибнут при обстрелах, произведенных с единственной целью – создать картинку для хан-ТВ.

В древности ни один город Киевской Руси не сдался монголам, в отличие от множества больших и малых городов Азии. Сотни лет наш предки гибли в войнах пострашнее нынешней. Захватчики разных национальностей, а также интернациональный класс – коммунисты – истребляли их, пытали, ссылали. Часто для этого хватало одной только принадлежности к украинской нации, разговора на украинском языке, любви к тому, что является украинским.

Реки крови были пролиты за свободу нашей страны. На какой еще территории только в XX веке проходили две мировые войны, два искусственно организованных голода, две охоты на ведьм – 1937 и 1939 годов, насильственная коллективизация, насильственные переселения и выселения?

Репрессии не прекращались никогда, но не прекращалась и борьба за свои права. Задолго до Богдана Хмельницкого украинцы пытались вернуть ту свободу, которой они пользовались во времена Киевской Руси, когда Киев был одним из самых крупных и богатых городов Европы.

Свобода – одна из самых удивительных ценностей. Она незаметна, как воздух, но и необходима, как воздух. Не зря преступников карают именно лишением свободы. За нее боролись на Майдане, за нее воевали на востоке добровольческие батальоны. Мы хотели жить в такой стране, где не только депутаты и прокуроры дышат полной грудью. Где не нужно давать взятки чиновникам, которых мы сами же и содержим. Где милиции не является организованным бандформированием, а стоит на страже закона. Мы уже не сможем вернуться в ту Украину, которую оставили в октябре прошлого года. Как бы хан Путин этого не хотел.

Сознание меняют три вещи: голод, холод и война. Прошедшие через любое из этих испытаний становятся другими. Может быть, более настоящими. Поэтому ленинградцы, пережившие блокаду, отличались от других советских людей. Так же, как и люди, долго прожившие на крайнем севере. Наши двадцатилетние ветераны, успевшие потерять друзей под вражеским огнем, тоже отличаются от остальных украинцев. Они не позволят тыловым крысам обворовывать страну. Не позволят народным депутатам торговать смертью. Не позволят властям привычно прятать за красивыми словами жажду наживы.

В ХІІІ веке процветание Киева и Киевской Руси перечеркнуло военное вторжение с востока. Теперь на востоке – снова воины с нерусскими именами. Снова политики орды подкупают наших князей и дают обещания, которых даже не думают соблюдать. Выстоим ли под ударами? «Пусть каждый делает, что должен, – и будь что будет!» – процитировал известный афоризм командир батальона «Донбасс» Семен Семенченко, отвечая сомневающимся в победе. Может быть, точно так же все и было во времена, когда Данило Галицкий нанес монголо-татарам первое серьезное поражение. Только так мы сумеем сохранить свою свободу.