Изображая коллективное плавание

Две Украины, привычно уже проголосовавшие каждая за своего кандидата, замерли в ожидании неминуемых изменений. Сторонники Виктора Януковича — в ожидании того, что наконец-то будет наведен порядок, наступит улучшение экономической жизни, вернутся дружеские отношения с Россией. Сторонники Юлии Тимошенко — что произойдет монополизация власти донецкими политиками и донецкими бизнесменами, исчезнет европейская перспектива, возникнут проблемы со свободой слова… Еще накануне выборов сторонники обоих кандидатов пугали самих себя и своих оппонентов. Вот придет Янукович — и начнется! Вот придет Тимошенко — и такое будет!

Как будто не были и Тимошенко, и Янукович премьер-министрами страны, как будто мы жили не при них, а при каких-то неведомых супостатах, намерения и — что самое главное — возможности которых нам неизвестны. Как будто не знаем, что обоим кандидатам и их командам деньги заменяют самые светлые намерения. Как будто не понимаем, что ради власти они готовы договариваться с кем угодно и о чем угодно. Именно поэтому сразу же после выборов представители Партии регионов вполне серьезно заговорили о создании коалиции не с кем-нибудь, а с Нашей Украиной. И не просто с Нашей Украиной, а с той ее частью, которая не вошла в коалицию с БЮТ из самых что ни на есть патриотических соображений и сориентирована на уходящего президента страны — того самого «супостата» и «националиста», вызывающего такое раздражение у многих избирателей Виктора Януковича. И что, думаете, не объединятся, если надо будет? Еще как объединятся!

А что, раньше не объединялись? А разве БЮТ и Партия регионов почти не слились в трогательном экстазе за несколько месяцев до этих судьбоносных президентских выборов. Разве Янукович уже не был буквально в шаге от кресла главы государства — только избираемого не народом, а парламентом? Почему же тогда никто ничего не боялся, никто никого не запугивал, а все просто договаривались. И если бы не нежелание нынешнего победителя президентских выборов оказаться в роли декоративного монарха при энергичном премьере, давно бы уже портреты Януковича висели бы на видных местах в государственных учреждениях.

Украина — одна и она мало чем отличается от Ужгорода до Харькова, чтобы там о себе ни думали ее жители.

Так что апокалипсиса не будет. Потому что никаких двух Украин в природе нет. Украина — одна и она мало чем отличается от Ужгорода до Харькова, чтобы там о себе ни думали ее жители. Криминальных авторитетов отстреливают не только в Донецке, но и во Львове. На поддержку государства надеются в каждом украинском регионе. Каждый украинский избиратель считает своего кумира настоящим спасителем и защитником — и уверен, что кумир претендента — бандит (бандитка), враг и лжец.

А тех, кто привык рассчитывать на собственные силы и не создавать себе кумира, кто хочет строить свою страну, а не рассчитывать на обещания очередного вождя, по-прежнему настолько мало, что утверждать, что они что-либо могут изменить, было бы весьма самонадеянно.

Именно поэтому все надежды на изменения, активно внедряемые в общественное сознание в 2004 году, так и остались тщетными. Да, одни лозунги — на время, как видим — сменились другими. Да, произошла настоящая кадровая революция, когда на место одних коррумпированных чиновников пришли другие, более близкие победителям, менее профессиональные, более бедные и не менее склонные к мздоимству. Да, тотальный государственный контроль над СМИ сменился беспределом клановых интересов — некоторые наиболее наивные граждане во главе с Президентом Виктором Ющенко решили, что это и есть свобода слова. Но в целом, все осталось как и было при любимом дедушке Леониде Даниловиче — наглое корпоративное государство, равнодушное общество, полное нежелание каких-либо реформ, полное неумение их проводить и полное непонимание, зачем эти реформы вообще нужны.

Вот что произошло на самом деле в 2004 году, дорогие сограждане: Украина осталась на месте. Вот что произойдет в результате выборов 2010 года: Украина останется на месте. Самые мечтательные из вас — что из Львова, что из Киева, что из Донецка — думают, что Украина это такой корабль, который несется по бушующим волнам разгулявшегося океана и от того, кто будет капитаном этого судна, зависит, куда оно повернет — пристанет ли к счастливому берегу изобилия или же окажется разбитым у утесов неблагополучия.

Нет не то чтобы никого, кто решился бы наконец вывести наш корабль в открытое плавание, но даже того, кто озаботился бы его ремонтом.

Полноте! Украина, конечно же, корабль. Но этот корабль давно стоит в доке. С советских времен он из этого дока не выбирался. Мы просто установили на этом судне наш флаг, объявили док суверенной территорией и ждем чего-то, иногда раскачиваем корабль, иногда бунтуем на нем же, но чаще всего сидим и мечтаем о чуде. Уже вода в доке давно зацвела, уже обшивка прохудилась, а нам все кажется, что плывем мы куда-то, что сражаемся с волнами. И при этом нет не то чтобы никого, кто решился бы наконец вывести наш корабль в открытое плавание, но даже того, кто озаботился бы его ремонтом — такого тоже не сыскать. Потому что каждый из капитанов, штурманов и боцманов норовит стибрить то, что еще остается на ходу, что еще не прогнило окончательно, что тикает и шевелится. И если найдется какой-нибудь сумасшедший капитан, который вот так сразу захочет наш корабль вывести из дока — он утонет в первом же столкновении с реальностью. Корабль Украина нужно вначале отремонтировать. Но вся проблема в том, что никто из нас не собирается заниматься ремонтом — мы привыкли изображать коллективное плавание…

Виталий Портников

zp8497586rq