Ищите женщину

Напомнить власти, что обещалось в плане аудита финансово-экономической деятельности Кабмина Тимошенко, просто — заявлений не пересчитать. Начиная с предвыборной кампании. Обещания провести глубокую ревизию бухгалтерии страны звучали чуть ли не при каждом публичном появлении В.Януковича, Н.Азарова, И.Акимовой и прочих спикеров-регионалов, при этом всегда заявлялось: аудит будет поручен авторитетным независимым международным специалистам. Буквально перед отставкой тему попыталась перехватить и Юлия Тимошенко — Кабмин постановил обратиться к МВФ, Всемирному банку и Еврокомиссии с просьбой провести беспристрастный аудит деятельности НБУ и Кабмина. Причем за два периода — 2006—2007 годы, когда премьером был Виктор Янукович, и 2008—2009 — годы премьерства Тимошенко. Чтобы было что сравнивать. Хороший ход, жаль, что только пиарный и запоздалый. Но идею с аудитом МВФ вскоре высказала замглавы АП Ирина Акимова, которая в марте сообщала о начале работы технической миссии Фонда: «Мы заинтересованы, чтобы итоги ее деятельности были представлены населению. Они позволят нам обеспечить очень качественную оценку сферы публичных финансов. Мы рассматриваем это как инструмент внешнего аудита макроситуации».

Но «рассматривать как инструмент аудита» и проводить аудит, как понимаете, разные вещи. По-разному можно и использовать выводы аудиторов. В памяти еще свеж конфуз с аудитом НБУ за 2008—2009 годы, который проводила авторитетная компания, входящая в «большую четверку» аудиторов — Ernst & Young, но до обнародования выводов дело не дошло — НБУ опережающе заявил, что проблем нет.

Несмотря на всю решимость в заявлениях, решение о проведении аудита наследия правительства Тимошенко Кабмин Азарова принял почти через два месяца после его назначения премьером — 5 мая. Выбор аудита привел специалистов этой сферы в недоумение.

Постановлением «Некоторые вопросы проведения проверки эффективности использования бюджетных средств их распорядителями в 2008—2009 годах и I квартале 2010 года» КМ обязал распорядителей бюджетных средств провести проверки с привлечением международных экспертов, закупку их услуг произвести по процедуре «у одного участника без согласования с Минэкономики». Постановление уполномочило министра финансов и председателя ГлавКРУ «на подписание договора о предоставлении услуг по проведению аудита с компанией Trout Cacheris, PLLC (г. Вашингтон)». Сумма договора не разглашается, но компания может получить аванс в размере до 40 процентов стоимости работ.

Выбор этой компании для проведения аудита использования бюджетных средств уже получил жесткую оценку оппозиции. Основные претензии следующие: компания является не аудиторской, а юридической, на ее официальном сайте вообще не упоминается об оказании аудиторских услуг, специализируется на адвокатских услугах скандальных дел. И это действительно так, разве что сайт Trout Cacheris называет эти дела «сложными»: «Trout Cacheris — небольшая юридическая фирма, специализируется на сложных судебных процессах, как гражданских, так и уголовных. Создана в 1996 году. Миссия заключается в обслуживании растущего спроса небольших фирм на адвокатов, специализирующихся на запутанных делах». В списке услуг, предоставляемых конторой, аудит не значится. В послужных списках соучредителей (это три из девяти юристов компании) — тоже.

В статье Эрика Розенберга в Muckety (новостной и информационный веб-портал о влиятельных людях и организациях) читаем, что соучредитель компании Платон Кечерис представлял интересы бывшего агента ФБР Роберта Ханссена и бывшего агента ЦРУ Олдриджа Эймса в деле о шпионаже. Вместе с Биллом Хандли он выступал в качестве адвоката бывшего генерального прокурора Джона Митчелла в Уотергейтском процессе, а также был адвокатом Фона Холла в деле «Иран Контрас». В ходе расследования по делу бывшего президента США Билла Клинтона г-н Кечерис вместе с Джейком Штайном представляли интересы Моники Левински.
В послужном адвокатском списке Роберта Траута также полно упоминаний о скандальных коррупционных делах, хотя на официальном сайте это не указано. В публикациях в американских СМИ находим сообщения о том, что он выступал адвокатом экс-конгрессмена Уильяма Джефферсона, обвинявшегося в мошенничестве, взяточничестве, вымогательстве и отмывании денег в брокерских сделках в Африке, Кэрол Браунер, начальника Агентства по охране окружающей среды при администрации Клинтона, которому было предъявлено обвинение в незаконном уничтожении компьютерных файлов агентства, а также защищал Шулер Тильнер, представителя компания Merrill Lynch, в деле по обвинению в мошенничестве с ценными бумагами.

Кроме адвокатских услуг в этих громких делах, Trout Cacheris, PLLC также занимается лоббистской деятельностью, о чем находим информацию в Foreign Lobbyist Influence Tracker: в 2006 — 2008 гг. компания выступала официальным лоббистом президента Республики Конго по вопросам государственного долга.

«Центр журналистских расследований», изложив эту информацию в материале «Финансы Украины будут проверять адвокаты Моники Левински?» 7 мая и не найдя упоминаний о том, что компания или ее сотрудники когда-либо проводили аудиты, обратился к самой Trout Cacheris с вопросами: имеет ли компания опыт аудита средств государственных бюджетов, имеет ли соответствующий сертификат для проведения аудита в Украине и какой была процедура отбора компании украинским правительством?

12 мая пришел ответ: «Спасибо за вопросы. Смотрите ниже». Ниже находился текст пресс-релиза компании, который в тот же день был разослан украинским агентствам. В нем нет ответов на поставленные вопросы, но есть другая важная информация, о которой — чуть ниже.

Сейчас о том, почему принципиально важно было получить ответы на упомянутые вопросы. Определимся с понятиями. Во-первых, что такое аудит? Согласно закону Украины «Об аудиторской деятельности» это проверка данных бухгалтерского учета и показателей финансовой отчетности субъекта хозяйствования с целью высказывания независимого мнения аудитора о ее достоверности во всех существенных аспектах и соответствии требованиям законов Украины, положений (стандартов) бухгалтерского учета или других правил (внутренних положений субъектов хозяйствования) согласно требованиям пользователей.

Во-вторых: кто имеет право проводить аудиты в Украине? Тот же закон определяет, что это могут быть аудиторы и аудиторские фирмы. Аудитором может быть физическое лицо, имеющее сертификат, определяющий его квалификационную пригодность к осуществлению аудиторской деятельности на территории Украины. Аудиторская фирма — юридическое лицо, созданное в соответствии с законодательством, которое осуществляет исключительно аудиторскую деятельность. Сертификат, без которого невозможно проведение аудита с предоставлением аудиторских выводов, выдает после экзамена Аудиторская палата Украины (АПУ). Она же ведет Реестр аудиторов и фирм, без включения в который такая деятельность тоже невозможна. По закону.

Именно исходя из этого, считает Сергей Власенко, народный депутат Украины от БЮТ и признанный юрист, постановление КМ о привлечении в качестве аудитора Trout Cacheris противоречит закону «Об аудиторской деятельности».

«Этот выбор вызывает много вопросов. Во-первых, зачем для аудита избрана юридическая, а не аудиторская компания? Это два абсолютно разных вида деятельности, хотя внешне они подобны. Это то же самое, если бы для проведения ремонтных работ в КМ наняли юристов — считает С.Власенко. — Во-вторых, закон четко определяет требование о наличии сертификата АПУ для проведения аудита в Украине и легализации — внесения в Реестр. Почему не пригласили для этого компанию из «большой четверки» мировых аудиторов — PriceWaterhouseCoopers, Deloitte, Ernst & Young или KPMG — авторитетные выводы которых были бы восприняты с доверием. Кстати, представители наиболее известных аудиторских компаний мира сертифицированы АПУ и имеют официальное представительство в Украине».

Независимую экспертную точку зрения в этом вопросе согласился представить признанный авторитет в области аудита — Александр Редько, директор Национального центра учета и аудита Национальной академии статистики, учета и аудита и профессор этой академии. На вопрос, позволяет ли законодательство привлечение специалистов иностранной юридической фирмы, не имеющих соответствующего сертификата АПУ и не внесенных в Реестр, А.Редько отвечает однозначно: «Нет, законодательство Украины этого не предусматривает, оно устанавливает четкие требования. Даже если у юристов фирмы есть другие сертификаты, принятые в США или Европе, то они все равно не имеют права подписывать аудиторское заключение. Это, возможно, будет экспертная оценка, но однозначно — не заключение, поэтому аудитом такую проверку назвать нельзя. Кстати, западная практика допускает: если у специалиста есть хотя бы один сертификат бухгалтера, он имеет право оказывать услуги аудиторского характера». Однако, говорит профессор, в нашем случае с Trout Cacheris есть варианты. Например, компания привлечет к работе сертифицированного украинского аудитора или аудитора иностранной компании, опять же внесенной в Реестр, он и подпишет аудиторские выводы.

Но тогда возникает вопрос другого плана: зачем такой сложный путь, отчего сразу не пригласить авторитетную международную аудиторскую компанию, имеющую право работать в Украине? Зачем вызывающая недоверие прослойка в лице Trout Cacheris? «В возможном ответе будет больше политики, чем права, поэтому я воздержусь», — заключает А.Редько.

Но, как следует из упоминавшегося пресс-релиза Trout Cacheris, компания таки привлекает к работе соисполнителей. Зная, чем занимаются эти фирмы, понимаешь, что цель и назначение правительственного «аудита» становится еще загадочнее. Итак, Trout Cacheris заявила о намерении привлечь к аудиту известное агентство расследований Kroll, Inc. и международную юридическую фирму Akin Gump Strauss Hauer & Feld, LLP. Пресс-служба Кабинета министров , наверное, не догадываясь о том, что в стране найдутся грамотные люди, способные «погуглить» этих аудиторов, сообщила о заключении соглашения с юридической компанией Trout Cacheris и заверила: «У этой фирмы из Вашингтона не было и нет никаких коммерческих интересов в Украине, никаких связей с политической и деловой элитой Украины, что гарантирует полную незаангажированность расследования. Никто не сможет предъявить претензию выдающимся американским юристам за «исполнение заказов» олигархов или политиков» (цитируется по сообщению «Интерфакс-Украина».

Да, у компании Траута и Кечериса, возможно, и нет связей с олигархами, но вот у субподрядчиков своя украинская страничка в истории есть. Kroll , как известно, был привлечен Виктором Пинчуком для расследования причастности президента Леонида Кучмы к заказу убийства Георгия Гонгадзе. Вывод детективного агентства был следующим: «…нет никаких убедительных оснований считать, что президент Кучма «заказал» убийство журналиста Гонгадзе или вообще как-то был к нему причастен». Akin Gump Strauss Hauer & Feld LLP представляла интересы Рината Ахметова в судебном процессе против интернет-издания «Обозреватель» в Лондоне по поводу публикаций Татьяны Черновол о неизвестных страницах ранней биографии олигарха. Обе фирмы, опять-таки, не являются аудиторскими. Первая — хорошо известное в мире детективное агентство, о второй, менее известной, — несколько характеризующих моментов. По информации с сайта Akin Gump (кстати, есть русскоязычная версия — компания имеет представительство в Москве и среди ее клиентов — «Лукойл» и «Альфа-групп»), эта компания «оказывает полный спектр услуг как компаниям международного уровня, так и частным лицам в отдельных странах, и ее успехи в проведении судебных разбирательств и рассмотрении крупных дел в апелляционной инстанции, ведущие позиции как фирмы, проводящей беспрецедентные сделки, а также ее глубинные познания в вопросах публичной политики часто получают заслуженное признание в своей отрасли». И далее — компания консультирует «своих клиентов по таким вопросам, как политика, торговые операции, разрешение споров, заключение сделок и разработка проектов».

Среди многочисленных признаний фирмы и ее лидерства в опросах специальных изданий, включая финансовые, очень часто встречаются успешные сделки по слиянию и поглощению, сопровождение которых выполняли юристы Akin Gump.

В связи с этим вопрос, на который пока нет ответа: так чем же будут заниматься под видом аудита эти три компании в Украине? По логике вещей, в сложившейся ситуации скорее Юлия Тимошенко могла бы нанять этих специалистов, нежели правительство, желающее не просто провести аудит. Его результаты, как сообщает пресс-служба КМ, позволят «обеспечить эффективное преодоление последствий кризиса». Akin Gump, правда, очень подходит для сопровождения поглощения «Газпромом» «Нафтогаза Украины», а Kroll, обладающий ноу-хау по восстановлению уничтоженных файлов, помочь ГПУ с поиском доказательств против Ю.Тимошенко.

Между тем Сергей Власенко в связи с привлечением этих фирм к аудиту средств госбюджета обращает внимание на два важных обстоятельства. Первое, которое уже возникало у Kroll в 2001 году: на каких правовых основаниях частное детективное агентство будет заниматься своей деятельностью, если таковая в Украине не предусмотрена. Второй момент: допуск к информации, которая имеет ограниченный допуск. И это не только государственная тайна, но и коммерческая — любые контракты и особенно — кредитные. Неоднократно ведь заявлялось, что целью проверки также будет использование внешних заимствований. Кредиторы дали добро на допуск к этим документам частных детективов?

Подытожим. Какие истинные цели преследует правительство Н.Азарова, наняв для аудита использования госбюджетных средств иностранную юридическую, а не аудиторскую компанию, а та в свою очередь — еще одну и детективное агентство, — станет понятно только по окончании ее работы. Вернее, по тому основному продукту, который нам представят. Что это будет — аудиторское заключение или экспертная оценка, которую «завизирует» сертифицированный в Украине аудитор? Кроме того, появится, видимо,к продукт побочный — изыскания сыщиков и специалистов в сфере политических консультаций.

Кроме фривольного обращения с законом «Об аудиторской деятельности» следует также заметить демонстрацию полного недоверия со стороны КМ Н.Азарова к проведению проверки средств бюджета органами, уполномоченными на то Конституцией и законом — к Счетной палате Украины и КРУ. Далее в перечне следуют, конечно, ГПУ и СБУ. Или их спецы в подметки юрфирмам не годятся?

Есть момент, который отрицать сложно. Наши аудиторы, как пишут американские издания, славятся удивительными способностями перефокусировки сути спора в делах, которые они ведут. «Эйкин Гамп» обладает уникальным потенциалом в части толкования нормативно-правовых актов, — сообщает сайт фирмы. — В штате фирмы — мужчины и женщины, обладающие различными талантами и практикующие различные подходы к законодательству». Основатель Trout Cacheris Платон Кечерис также известен талантом толкования законов и «смещения акцентов». Классический пример — как Моника Левински благодаря адвокатам стала жертвой в глазах публики. Надо ли спрашивать, какую роль отведут Юлии Тимошенко?

Банковая имеет особые планы в отношении Юлии Владимировны. Власть не намерена в ближайшее время отправлять лидера БЮТ за решетку, дабы лишить ее возможности примерить венец «мученицы за идею». Она, власть, намерена добиться вынесения судебного решения, которое позволяло бы заклеймить Тимошенко как преступницу и одновременно позволяло бы ей оставаться на свободе. Речь, в частности, может идти либо об условном сроке, либо об отсрочке приговора. Цель очевидна: старту ближайшей кампании за Ю.В. должна числиться непогашенная судимость, лишающая ее возможности принимать участие в выборах.

Валентина САМАР