…И останется в Парламенте только Махариша

Кто это или что? Каким образом он (она, оно) попало (попадет) в высший законодательный орган Украины, и что будет там делать? Интересно? А вы не спешите, уважаемые граждане-избиратели. Интрига, на то и интрига, чтоб не заглядывать заранее на последние страницы детективного сюжета. Тем более, сюжета с элементами театра абсурда. Следует подчеркнуть, что абсурдность нынешнего парламентского в частности, и шире, политического кризиса в Украине – дело рук режима. Второе кряду упорное блокирование зала заседаний Верховной Рады оппозицией, ни в коем разе нельзя отнести к эдакому хулиганству, игре без правил, даже ради достижения стратегической цели, устранения режима. Блокирование – вынужденная, последняя мера в свете того, что вне правил пытается действовать власть.
3debila6

Действовать – с обдуманным планом, способным укрепить позиции янучарства? Или – воистину от отчаяния, будучи полностью загнанной в угол обстоятельствами, не ведая, что творит? Однозначного ответа на эти вопросы пока не просматривается.

Второе блокирование работы парламента (разблокированного после трехнедельной непреклонности оппозиции, вроде бы на более-менее приемлемых условиях первого, задокументированного шага к индивидуальному голосованию) было спровоцировано делами судебными. На это стоит обратить внимание. Не накалом страстей при обсуждении какого-либо вопроса, где оппозиция, скажем, не добившись результата, потому что реальное количественное большинство выступило против – кинулась, в форме показательного скандала, окружать трибуну и президиум, не давать работать далее. Блокирование происходит с прямой «подачи» власти. И его справедливость обусловлена фактами как нарушения регламента, так и незаконными решениями подконтрольных судов.

Давайте же, уважаемые читатели-собеседники взглянем на течение событий. Это – не мелочно и не скучно. Это – необходимо нам с вами. Чтобы, с одной стороны, не верить дешевому вранью: оппозиция-де хулиганит по собственной инициативе и «препятствует законотворчеству». А с другой, чтобы осознать: судебные инстанции в последнее время еще откровенней и легче нарушают законы, и, следовательно, это опасно для общества в целом, для каждого из нас.

Приступившему к своим обязанностям народному депутату, как известно, необходимо на период своей работы в парламенте прекратить любую другую деятельность (кроме разрешенных – преподавательской и творческой). Что ж, накануне планируемого открытия очередной пленарной недели — второй, с трудом и на один день, «полуоткрывшейся» сессии – прорежимные силы решили заняться «совместителем» Сергеем Власенко, одним из защитников Тимошенко. Вопрос рассматривал регламентный комитет ВР, он обратился к спикеру Владимиру Рыбаку с решением – Власенко совмещает нардепство с не прекращенным адвокатством, и, следовательно, нарушает закон. Рыбак, не медля, обратился в Высший административный суд Украины с иском о досрочном прекращении депутатских полномочий Власенко.

Внешне все выглядит прилично? А на самом деле – нет. Хотя бы потому, что, Рыбак основал иск на решении регламентного комитета, датированного 27 февраля. А данного заседания – попросту не было. Можно с уверенностью утверждать, что не было, поскольку 8 членов этого комитета от оппозиции (при общем составе в 17, остальные места занимают депутаты от партии власти и коммунисты) утверждают, и готовы свидетельствовать, что их на заседание не пригласили. Так не может быть по закону, по отношению к кому бы то ни было. Более того, ни председатель регламентного регионал Владимир Макеенко, ни те, кто вроде бы «заседал» 27-го, особенно и не настаивают, что заседание было. Поскольку срочно, в 8 утра, в понедельник 4 марта, проводят повторное комитетское заседание, на которое, опять-таки, приглашают не всех.

Таким образом, долженствующий предварить пленарную неделю согласительный совет – в понедельник вынужден разбирать один-единственный вопрос. Что там на самом деле с этим заседанием регламентного? Если о его проведении и вынесении решения солгали, то не должен ли ответить за это председатель комитета? Ну, и о сути решения. В секретариате Верховной Рады есть документ – справка от Львовской коллегии адвокатов, Власенко зарегистрирован, свидетельствующая о том, что депутат подал соответствующее заявление о прекращении адвокатской деятельности.

Представители оппозиционных фракций требуют (просят, призывают) председателя Верховной Рады на основании всех этих фактов – иск отозвать. Происходит несколько раундов переговоров в спикерском кабинете. Рыбак отказывается отзывать иск.

Заседание суда назначают на 5 марта, день, когда должна бы начаться пленарная неделя. Парламент заблокирован оппозицией. У власти есть шанс «приличного» выхода из ситуации: суд рассмотрит дело по справедливости, откажет в удовлетворении иска. Повод (по крайней мере, этот, если режим не подкинет следующего) для блокирования исчерпан. Парламент – работоспособен.

Высший административный посвящает рассмотрению вопроса два дня. И, принимая во внимание наличие справки из адвокатской коллегии…иск Рыбака удовлетворяет. Основываясь на крошечной зацепке – заявление поступило несколько позже, чем нужно.

Да, в законах, в том числе, изложенных в них сроках, значение имеет каждая буква. Но в реальности-то – совсем другое. Во многих созывах нардепы, назначенные на чиновничьи должности, какое-то время «придерживали» за собой и депутатский мандат. К этому вопросу, называя их пофамильно, обращался депутатский зал, и вынуждал совместителя принять решение. Заметьте, прежде всего – заседание парламента, а не суд. И, требуя от совместителя определиться, парламент не выносил в суд иск — покарать лишением мандата человека, если он все же отказался от совместительства даже не в точно очерченный день.

Да и не стоит ходить так далеко. Гражданское движение «Спільна справа» насчитало 37 совместителей во фракции ПР созыва нынешнего. Многие из них – как раз являються адвокатами. Но тот же Владимир Олийнык заявляет совершенно спокойно: мол, он отослал соответствующее заявление в Черкасскую адвокатскую коллегию, где состоит на учете, а каким числом там приняли это заявление, исключили ли его из Реестра адвокатов – Олийнык попросту не интересовался. А почему бы ему интересоваться? На него-то в суд не подают. И, кстати, если он вправду послал такое заявление – правильно делают, что не подают. А, к примеру, Артем Пшонка, новоиспеченный нардеп-регионал, сын «самого» генпрокурора – он, вообще, по наличествующим сведениям совмещает наличие мандата с должностью финансового директора фирмы «Укрнафта». И структуры режима, включая суды, по этому поводу не «чешуться». Теперь вы понимаете, что словосочетание «избирательное правосудие» — это не эдакая теоретическая критика, а точное определение того, что насадил и продолжает насаждать режим?

Можно задуматься и вот о чем: а какую-такую суперпользу извлекает власть из «обезмандачивания» одного-единственного оппозиционного депутата? Так сказать, Власенком больше – на Власенко меньше… Тут, кажется, есть три аспекта. Сергею Власенко «чисто конкретно» мстят за

активное участие в деле Тимошенко, чтобы попробовать на его примере запугать других (для тех, кто не очень задумывается над тонкостями терминологии, в этом деле Власенко выступает в роли защитника, а не адвоката, есть такой процессуальный статус, предоставляемый и родственникам, и правозащитникам, и представителям партийных и общественных организаций). Правда, лишив его мандата, Власенко теоретически предоставляют большую, уже адвокатски законную сосредоточенность именно на этом деле, а он утверждает, что обладает фактами, разрушающими попытки «повесить» на ЮВТ причастность к убийству Щербаня.

Но – есть второй аспект. Поговаривают, что лишение Сергея Власенко депутатской неприкосновенности, это шаг к «изъятию его из обращения» путем лишения свободы. К чему тут можно прицепиться? Существуют некие невнятные, но подозрительно активные финансовые и моральные претензии экс-супруги Окунской. Я, знаете ли, не интересуюсь светской хроникой, и не трепетала, наблюдая, скажем, за разводом главного коммуниста Симоненко и его женитьбой на молодке, хотя там тоже было что-то вроде скандала с экс-женой. Но активность Окунской, которую можно заподозрить в заказном характере – в наших условиях может привести и к «небу в клеточку». Или еще чего другое пришьют. Другое дело, как к подобному потенциальному аресту оппозиционера-правозищитника отнесется цивилизованный мир, но о его реакции не на гипотетическое, а на уже произошедшее – чуть ниже.

Потому что уж очень интересен, хотя кажется совершенно диким, третий возможный аспект использования практики лишения мандатов оппозиционных нардепов через суд. Главный парламентский регионал Александр Ефремов, говорят, подготовил законопроект, предполагающий судебное лишение полномочий в том числе, тех, кто «не исполняет свои прямые депутатские обязанности», то есть блокирует заседания. Если это очередная страшилка – то и пусть бы. Режим действительно в растерянности, в безвыходном положении: блокады парламентской оппозиции (исключительно – с целью отстаивания требований выполнения закона) проходят успешно, положение оппозиции в ВР становится более прочным. Вот и «пужают», чем попало, и, чаще всего, безрезультатно.

Но нельзя полностью сбрасывать со счета совершенно абсурдную, но возможную «стратегию» режима. Приблизительно такую. Рада на выборах получила нежелательный для власти формат. Оппозиция – не размывается, не «тушкуется», а, напротив, наступает. Исправить положение грубой физической силой – не представляется возможным. Так может, используя подконтрольные суды в невиданном доселе масштабе, «выщелкнуть» из парламента всех неугодных?

Конечно, это полная белоруссизация. Уже сейчас, ко всем прочим, неснятым претензиям, мир поднял неслабый шум в связи с лишением Власенко депутатских полномочий. Есть официальное заявление Госдепартамента США, осуждающее подобное «политизированное решение». Резко выступил и вице-президент Европарламента Яцек Протасевич. Можно только представить себе, что начнется, если продолжиться «судебный отстрел» оппозиционеров. Но ведь если Лукашенко буквально сошел с ума, пойдя на действия, приведшие к международной изоляции, то наши – «чем хуже»?.. Разве что олигархическому лобби, прагматическому бизнес-окружению режима это ох, как не понравится…

Впрочем, при любом насильственном и незаконном сокращении депутатского корпуса за счет неугодных, в Раде может остаться эта самая «махариша». Не шучу. На сайте «Обозреватель», прорежимном, но позиционирующем себя в качестве серьезного, сегодня, без тени юмора со стороны опубликовавших, выступил некий Виктор Мацышин. «Специалист по Аюверде и Транцентальной медицине». Он предлагает выход из кризиса. «С целью улучшения качества законотворческой деятельности и усиления интеллектуальных способностей», в парламенте следует применить особый вид медитации. Причем, средство – малозатратное и легкое. Медитацией следует заниматься хотя бы четырем из нардепов, так как «влияние каждого медитирующего распространяется на группу в 100 человек». Как и что делать, конечно, расскажет сам чудотворец, но он успокаивает, что делать это можно «сидя удобно», не более 20 минут в день. Тогда и наступит спасительный «эффект Махариши».

Смеяться не хочется. Просто вспоминается, что фактор Распутина, всплеск приближения к наивысшей политике мистики (и аферизма под ее видом) – происходит во дни, когда тот или иной режим вплотную подошел к агонии. Нет ничего лучше, чем процесс агонии ускорить. Не подключая «махаришу».