Когнитивный диссонанс: как правительство уничтожает малый бизнес

У тех, кто вырос в Советском Союзе, сравнение выступлений государственных чиновников на телевидении и в печатных СМИ с действительностью может вызвать чувство дежавю. У представителей младшего поколения — когнитивный диссонанс.

Министерство правды

Власть  вполне серьезно заявляет, что «жить стало лучше, жить стало веселее», а деловая активность усилилась. Премьер-министр, отчитываясь перед МВФ, заявил, что благодаря усилиям его правительства финансово-экономическая ситуация в стране стабилизировалась, рост промышленного производства превышает 11,5%, а ВВП растет согласно расчетным показателям.

А в газетах можно прочитать, что, оказывается, «Украина улучшила свои позиции в рейтинге ведения бизнеса, поднявшись на две ступеньки — до 145-го места среди 183-х стран­участниц». Да, по данным www.doingbusiness.org, Украина действительно занимает 145-е место в рейтинге легкости ведения бизнеса (Doing Business 2011 — это тот самый рейтинг, где лидирует такой привлекательный для наших членов правительства Сингапур). Вот только на 145-е место она не поднялась, а опустилась, и не на две, а на три позиции — с прошлогоднего 142-го. Нам могут возразить, что у составителей рейтинга изменилась методика. Но в любом случае нам похвастаться особо нечем. Неужели в Украине уже начало действовать Министерство правды?

Любая независимая оценка достижений этого правительства неутешительна. Например, неприбыльная организация «Всемирный экономический форум» — та, что проводит ежегодные одноименные встречи в Давосе, — издает ежегодный рейтинг конкурентоспособности экономик мира. И в этом рейтинге Украина в 2010 году также потеряла свои позиции, заняв 89-е место (87-е, если считать лишь среди государств, охваченных прошлогодним исследованием), тогда как в 2009-м она была 82-й. Среди основных системных недостатков нашей страны в отчете ВЭФ названы: слабая институциональная структура (134-е место в рейтинге), чрезвычайно неэффективные рынки товаров и услуг (129-е), неэффективная антимонопольная политика (126-е), слабость и ненадежность финансового сектора (119-е и 115-е), неэффективность финансового рынка (123-е). ВЭФ указал, что многие из этих показателей, в частности в финансовом секторе, за последний год только ухудшились.

Даже удивительно, что общее место при таких низких показателях получилось сравнительно высоким. Что ж, на это повлияли относительно развитая инфраструктура, в частности развитая железнодорожная сеть и телефонная связь; неплохое здравоохранение, особенно низкий уровень детской смертности (хотя распространение туберкулеза и СПИДа портят картину), а также высокий уровень образования и его качество. Высокий рейтинг получила и эффективность рынка труда.

Согласно отчету правительства, направленному в МВФ, в Украине «наблюдается оживление в торговле».

Опять-таки интересно узнать о том, где наблюдается такое оживление. Весной 2010-го во Львове открылся новый торговый центр недалеко от стадиона «Украина». Была проведена соответствующая промокампания, в почтовых ящиках жителей оказались флаеры, которые не только приглашали посетить ТЦ, но и давали право на 5%-ную скидку в любом из его магазинов. И вот неделю назад пришлось увидеть этот ТЦ собственными глазами. Печальное зрелище — занято, может, 5% торговых точек, да и те без покупателей, а по безлюдным проходам между голых окон пустых магазинов гуляют скучающие охранники и ветер. Возможно, владельцы неудачно выбрали момент для открытия, ведь кто станет арендовать торговую площадь в новом, незнакомом месте, если в городе ежедневно появляются  вывески «Сдается в аренду»? Самым старым из них уже два года.

Такую затуманенность зрения можно объяснить одним: для нынешней власти малый бизнес просто не существует. Совковая ментальность наших власть имущих полностью описывается двумя короткими цитатами: «Зато мы делаем ракеты» и «А у вас негров линчуют».

Да, мы делаем ракеты, которые у нас покупают даже США. И самолеты, которые Штаты хоть и не приобретают, но с готовностью берут в чартер. А вот расчески, доски для нарезания овощей, шторы для ванных комнат и еще более 9 тыс. наименований разных мелочей почему-то завозится из Китая. Почему? Потому что в Украине, в ее правовом поле, не созданы условия для существования малых предприятий, которые с минимальной рентабельностью производили бы ассортимент для магазинов типа «Все по 3 гривни».

Механизмы уничтожения

Представители власти говорят, что Налоговый кодекс должен «стимулировать деловую активность в реальном секторе экономики», а не в том, который занимается перепродажей китайского ширпотреба.

Ну, во-первых, как было сказано выше, проблема не в китайском ширпотребе, а в том, что этот ширпотреб невозможно произвести у нас. Во­вторых, реальный сектор, который должен был бы производить не только ракеты и самолеты, но и, скажем, крышки для банок, после принятия Налогового кодекса не ждет ничего хорошего. Так как маленький магазинчик еще как раз может вложиться в ограничение на двух наемных работников и 300 тыс. грн выручки. А для производственного предприятия, даже совсем небольшого, этого недостаточно.

Есть еще как минимум две причины, о которых почему-то почти не говорят, когда анализируют Налоговый кодекс, и которые после его принятия приведут к полному исчезновению малого бизнеса как класса. Это п. 300.2 и пп. 139.1.12 проекта НК.

Пункт 300.2 гласит: «В случае если налогоплательщик более половины своего дохода за три, шесть, девять или двенадцать месяцев нарастающим итогом с начала года получил от одного заказчика (клиента, покупателя), такой налогоплательщик лишается права на уплату единого налога в этих периодах и платит налоги и сборы в соответствии с общей системой налогообложения». Характерно, что относится он к статье 300 «Ответственность налогоплательщика». То есть наличие крупных контрагентов, на которых приходится более половины торгового оборота, создатели проекта НК считают деликтом (частная или гражданско-правовая вина). Причем для СПД в сфере информатизации деликтом подобное не считается.

Причина появления такого положения понятна. Власть хотела побороть схемы отмывания наличных через карманных частных предпринимателей на едином налоге — однозначно незаконные, —  а также полностью законный (подчеркнем: полностью, а не только формально), но неприятный с фискальной точки зрения метод оптимизации налогообложения, когда человека не принимают в штат, а заключают с ним как с предпринимателем договор на выполнение работ и предоставление услуг, которые по трудовому договору были бы его должностными обязанностями.

К сожалению, создатели НК не придумали ничего лучшего, как подстричь всех под одну гребенку. Положения пункта 300.2 станут фатальными для всех мелких производственников на едином налоге, которые имеют налаженные контакты с оптовыми торговыми сетями или производственными предприятиями, поставляя им полуфабрикаты или комплектующие.

Еще серьезнее положение подпункта 139.1.12. Оно зачастую не попадает в поле зрения нынешних единоналожников, так как размещено не в разделе XIV «Специальные налоговые режимы», а в разделе III «Налог на прибыль предприятий». Однако именно оно преподносит единоналожникам самый неприятный сюрприз. Предприятиям, которые платят налог на прибыль, уже со следующего года будет запрещено относить к составу расходов, которые учитываются при исчислении объекта налогообложения, «расходы, понесенные в связи с приобретением товаров (работ, услуг) и других материальных и нематериальных активов у физического лица-предпринимателя, который платит единый налог», кроме работ и услуг в сфере информатизации.

Сейчас единственным неудобством для плательщиков налога на прибыль при трансакциях с плательщиками единого налога было неприменение «правила первого события» (поскольку плательщики этого налога являются еще и плательщиками НДС, к неудобствам добавлялась невозможность в большинстве случаев получить налоговую накладную). Если же с нового года за сделки с единоналожниками придется платить из чистой прибыли, то, наверное, от таких соглашений придется отказаться. Мелких предпринимателей просто выгоняют на базар.

А ведь еще есть запрет упрощенной системы для юрлиц, снижение разрешенного уровня выручки и количества наемных работников и многие другие «сюрпризы».

Ситуация выглядит так, что даже МВФ предложил правительству пересмотреть некоторые из новаций НК. В частности, Фонд предлагает все­таки оставить упрощенную систему налогообложения для юрлиц. Также МВФ согласился с просьбой украинской стороны оставить для физлиц 500-тысячную границу годовой выручки для пребывания на упрощенной системе. Пересматривается и граница регистрации плательщиком НДС.

Конечно, МВФ обеспокоен способностью Украины когда-нибудь все­таки вернуть кредиты. Поэтому среди других предложений Фонда — более плавное снижение ставки налога на прибыль: со следующего года она должна составить не 19%, а 23%. Возражает МВФ и против предложенной в пункте 154.6 проекта НК нулевой ставки налога на прибыль для новообразованных предприятий, бывших единоналожников и предприятий с выручкой до 3 млн грн. Для них он предлагает ставку 16%.

Что реально будет принято — на данный момент сказать невозможно. С 16 ноября новый вариант НК рассматриваутся в Раде, «чтобы вступить в силу с 1 января 2011 года».

Согласно действующему Бюджетному кодексу, новопринятый закон, влияющий на формирование бюджета, должен быть обнародован не позднее чем до 15 августа года, предшествующего плановому. То, что Налоговый кодекс влияет на формирование доходной части бюджета, — вещь самоочевидная, и экспертный вывод Комитета ВР по вопросам бюджета здесь совсем не нужен. Поэтому, если соблюдать законодательство, Налоговый кодекс вообще не должен вступить в силу с 1 января 2011 года.

Андрей Порытко

jfdghjhthit45