Кого подлечить в «Шарите»?

И не думаю использовать название авторитетной клиники в ироническом контексте. Равно как никакого другого медицинского учреждения. О медицине приходится упоминать потому, что в эти дни, на наших глазах произошла и происходит подмена понятий. В частности, прекращение практики применения выборочного правосудия в Украине – на условия лечения заключенной по фамилии Тимошенко.
jannukkk75
И эти игрища, они угрожают не только срывом подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, а и консервацией на неопределенный срок неприемлемого положения дел в Украине.

Хотя и – срывом подписания Соглашения – угрожают тоже.

Здесь нужно рассмотреть и календарный график, и вслушаться в мессиджи из различных уст, но по порядку, точно. А прежде, чем попробовать нам с вами сделать именно так, хочется взглянуть на одну фразу, наиболее точно отражающую подмену понятий.

Говорит «тот самый» Чечетов. «Мы за то, чтобы Юлия Владимировна поправила свое драгоценное здоровье. В этом наша позиция полностью совпадает с позицией Кокса и Квасьневского».

Говоря с общечеловеческой точки зрения, и следует быть за то, чтобы возможности поправить здоровье, если оно в этом нуждается, драгоценное (произносим эпитет без чечетовской подлинки) здоровье, так или иначе, но была у каждого человека.

Можно добавить, что вопрос приобретает особый вес, если человек, нуждающийся в починке частей организма, находится в заключении, и сам не может решать, куда и когда обратиться по личным вопросам здравоохранения. И не выпускать из виду того, что пациентка, о которой идет речь, нет-нет, не сама сделала себе особый статус, этот статус ей придали «посадившие и не пущающие», но в ее случае речь может идти о том, что подконтрольная режиму медицина может получить тайное преступное распоряжение «залечить до летальности». И поэтому – лучше уж медики, Януковичу неподконтрольные.

Но в остальном, давайте хоть мы отвлечемся от подмены понятий: неужто во главу угла поставлено именно и только «здоровье Юлии Владимировны»?

В чем краеугольном может совпадать позиция режима с позицией ЕС по вопросу избирательного правосудия?

В частности, следует кое-что отметить в позиции упомянутых Патрика Кокса и Александера Квасьневского.

Обратили внимание, что они, в последнее время приезжая в Украину так часто «як по свячену воду», практически не дают никаких комментариев? Такая сдержанность, кстати, предполагается статусом миссии. У нее – вот именно, статус миссии, то есть в данном случае Кокс и Квасьневский не выступают в качестве «отдельных» личностей европейского политикума, которые имеют право на любые заявления от своего лица и по собственному разумению. Они – посланцы, выполняющие поручение институций объединенной Европы. Поручение – мониторинг наличествующего украинского выборочного правосудия, и положения Тимошенко, ставшего наиболее ярким проявлением этой выборочности.

То есть, это никак не делегация Красного Креста, которую заботит состояние здоровья пленных, вне зависимости от того, за дело или неправедно их пленили.

Есть смысл привести, в тему, еще одну цитату последних дней. Политолог Тарас Березовец в эфире ukrlife.tv: «Тимошенко, абсолютно без преувеличений, символ политических репрессий, которыми в свое время были, например, Мандела или Солженицын. И это уже не вопрос украинской власти. Это вопрос ответственности политиков Европейского союза перед своими избирателями».

Заметьте, не я поднимаю отечественного современного политика на высоту каких-то символических параллелей. Да и пан Березовец, пожалуй, своим утверждением никого никуда с придыханием не поднимает, а просто как ученый, констатирует, так обстоит дело.

Так что речь – не об условиях палаты в «Шарите»…

Более того, кажется, что окончательное и настоящее мнение миссии мы узнаем только тогда, когда К и К сделают свой итоговый доклад. Не Украине – структурам ЕС. Произойдет это 14 ноября. То есть, это самое мнение миссии, которое ранее было названо краеугольным для «красного или зеленого света» подписанию Соглашения, мы узнаем поздновато. Если принять во внимание, что 18 ноября состоится последнее плановое, перед Вильнюсским саммитом, заседание Комитета министров на уровне глав МИД государств-членов ЕС, где и должно быть оглашено решение, как быть с Украиной в свете ассоциирования.

Сейчас – говорят о том, что компромисс по камешку преткновения найден. Он заключается в одобрении парламентом законопроекта внефракционной Анжелики Лабунской.

Причем, говорят, что и миссия Кокса-Квасьневского расценивает этот документ в качестве наиболее оптимального. Повторимся – «говорят», что миссия оценивает так, что скажет сама миссия, и вправду узнаем позднее.

Может быть, в принципе, и так. Если полномочные посланцы ЕС вынуждены были признать, что в стране, которая, вы подумайте, стремится к ассоциации, все по-прежнему делается через литеру «жо». То есть, пардон, через компромисс на грани фола. И нужно ухватить хоть его, пока и он, компромисс, не смылился.

Упомянутый проект под номером 3461 действительно вызывает вопросы. Даже в стране чудес (законодательных), сложно предположить, что закон принимается под одного конкретного человека, и как только ситуация с ним будет разрешена, документ будет отменен.

Ну, а если закон будет действовать, то в нем, кроме гуманности по отношению к заболевшим осужденным, просматривается «билет на свободу и за бугор» для несущего наказание не по политическим мотивам, а за дело. Купить себе диагноз, чтобы чалиться в больничке в течение года. Потом – чтоб отечественные врачи развели руками – случай сложный. И… Не просто лечиться за границей, если средства позволяют. А в проекте предполагается, что такой заболевший будет автоматически амнистирован по состоянию здоровья.

Еще вопрос. Если и вправду дело не в симуляции, а в том, что у отбывающего наказание угрожающее жизни заболевание, которое, увы, в Украине не лечат, а какая-то другая страна говорит, что спасение возможно – что это за критерий, год попыток излечения на родине? Мало-мальски знающий человек может перечислить реестр заболеваний, при которых отдать концы за этот срок – более чем реально.

Вот видите, и эти заметки в какой-то мере ввязались в ситуацию с подменой понятий.

Потому что рассуждать о плюсах и минусах законопроекта Лабунской, следовало бы прежде всего юристам, правозащитникам, медикам. И, знаете, эдак, не когда календарные сроки дышат в спину, а когда, без политического акцентирования под конкретную личность, в стране со вниманием разрабатывается один из нормативных документов, регулирующий одну из сфер жизни.

А сейчас – к принятию-непринятию этого закона парламентом, привязана именно судьба Тимошенко, и, что шире, судьба евроассоциации страны.

Ну, хорошо (точнее, нехорошо, но что поделать, если так есть), важные вопросы у нас могут решаться только странноватым «компромиссом компромиссовичем». И цивилизованная Европа в данном случае полуприкрывает глаза на подобные национальные особенности, во имя каких-то более глобальных интересов.

Так ведь на сегодняшний день – никакого внятного компромисса нет!

Вот оно, положение дел после парламентского согласительного совета, состояние на понедельник.

Только сегодня (а не на предыдущих, по плану – комитетских неделях) профильный комитет ВР должен был приступить к рассмотрению законопроектов, способных разрешить ситуацию вокруг Тимошенко. Да, не проекта (который преподносят в виде одобренного «принимающей в ассоциацию стороной», компромиссного) – а проектов. Кроме этого, еще трех. От Сергея Мищенко, где предлагается дать «сиделице» каникулы для лечения за кордоном, но после этого вернуть для продолжения отбывания наказания в Украине. Еще какой-то, предполагающий письменные гарантии от принимающей на лечение страны, что лечить будут под тюремной охраной и даже с контролем телефонных звонков. От трех оппозиционных фракций – предполагающий амнистию вне зависимости от лечения.

И тут, пока набрасывала эти заметки, с комитетом произошел скандал. На заседание не явились члены комитета от фракций ПР и КПУ. В результате – простите за каламбур, вполне безрезультатно «засели» 7 членов комитета из 17-и.

Так кто – против любого компромисса? Кто, и, главное, во что – играет, и уместными ли приемами?

При этом глава фракции партии власти, Александр Ефремов, прямо заявил на согласительном совете: ПР не готова принять решение по Тимошенко.

Перед этим, впрочем, «рупор» Анна Герман говорила, что готовы, только на лечебные каникулы и последующее продолжение отбывания наказания. «Фактически мы идем на очень большие уступки во имя основной цели – евроинтеграционного выбора Украины».

Тут еще раз следует заметить, как подменены понятия. «Во имя такой-разэтакой» цели, режим готов толковать не о том, что отказывается от практики выборочного правосудия по политическим мотивам. А о том, извините, делать или не делать, и где, процедуры заболевшему заключенному.

Впрочем, Ефремов и вообще сказал, «не готовы». Ну, в какой посуде и на каком масле доводить до готовности блюдо под названием партия власти, оно известно. Может это – только один повар, по фамилии Янукович. И, если он хочет доготовить, то у него – буквально скороварка. Все видели.

Значит, в данном случае – разрешить проблему, однозначно очерченную Евросоюзом, не готов режим в целом.

А тогда – к чему же он, сердешный, готов?

В последние дни в медиа, со ссылкой на «высокопоставленный источник в администрации президента» стали поговаривать о пресловутом плане Б. То есть – если на ноябрьском Вильнюсском саммите подписание Соглашения не засветит. Так, знаете, смешно. Этот самый источник, в Коммерсант-Украина: «если Соглашение не будет подписано, мы продолжим курс на европейскую интеграцию».

Смешно – вот почему. Потому, что по положениям самого Соглашения – проблем нет, и, значит, дополнительного времени для «продолжения курса» не нужно. Если же курс тормознется, исключительно по видимой невооруженным глазом вине официального Киева, то какой положительный импульс для продолжения, причем теми же лицами и политическими силами, можно усмотреть?..

Ну, и так, по деталям.

Без обещанных безотлагательных финансовых вливаний ЕС, править Януковичу и Ко и впрямь, очень скоро будет нечем.

Народную любовь к режиму по этому случаю просто зашкалит, со всеми вытекающими последствиями.

Москва, которая и так-то не очень помогает немногим оставшимся сателлитам, Киеву, после того, как было сказано «забирай свои игрушки и не писяй в мой горшок» — тем более ничего не даст. Разве что, возьмет. В качестве Юго-Западной губернии. Тоже со всеми вытекающими последствиями для Януковича и Ко.

Наверное, все же в деле вокруг Тимошенко, оттягивая решение проблемы донельзя, режим думает не о плане Б без Соглашения. А о банальнейшем торге. Говорил же «сомалийский пират» Ефремов, еще несколько недель назад, что за «голову» узницы неплохо бы срубить именно с ЕС бабла немеряно.

Ладно, на сегодняшний день Янукович, не исключено, что, как говорилось, по внеполитическим, мистическим и пацанским резонам, чтоб самому не миловать, отдал вопрос парламенту. Ну, так хоть несколько слов – о еще одном предлагаемом для рассмотрения проекте.

Три оппозиционные фракции предлагают узаконить: к лицам, в отношении которых международными судебными учреждениями или соответствующими органами международных организаций установлены факты применения выборочного правосудия либо нарушения ст.18 Конвенции о правах человека – применить амнистию или помилование. Вне медицинских показаний.

Это, в принципе, тоже определенный компромисс. Но если в янучарской Украине все «так запущено», может, это и приемлемый вариант. На данный момент – разрубить узлы.

Только ведь понятно, что у трех оппозиционных фракций голосов не хватит (ради справедливости – и у условного большинства, как показывает практика, голосов на какой-то свой бескомпромиссный вариант, не хватит).

И вот, начинаются разговоры, что во имя великого украинского божества – Компромисса, оппозиция должна отозвать свой проект.

И сама оппозиция заявляет, что готова поддержать проект Лабунской. И Тимошенко из-за решетки передает, что в отношении себя принимает любые предложения, одобренные миссией Кокса и Квасьневського, призывая соратников: «нам всем необходимо действовать ради европейского будущего быстрым и реалистичным путем, несмотря на личные интересы и амбиции».

Вод здесь хотелось бы остановиться. Оговорившись, что на свободе, да без необходимости операции, мне, наверное, некорректно рассуждать, что должен решать человек в таком положении в отношении себя.

Но почему-то кажется, что именно человек уровня ЮВТ, бескомпромиссно и безжалостно по отношению к себе как организму, зашедший в политику более чем далеко – может понять, что говорить на эту тему дозволено.

Так вот. Что есть европейское будущее Украины? Росчерк под полезным документом? Или – начало серьезной структурной перестройки? Если второе, то компромисс компромиссу – рознь. И иногда – не идти на ускоряющие подписание Соглашения, но уродливые компромиссы с режимом – это и есть «действовать».

А сегодня, глядя на дикарские пляски вокруг серьезного камня преткновений, приходишь к выводу, что лечение необходимо не только заключенной гражданке Тимошенко, а украинскому политикуму в целом. Причем, как в виде крепких отечественных припарок, так и парочки зарубежных уколов в филейную часть.