Кому пропишут пирожные?

Почти не в тему. Знакомая, занимающаяся не политическим, а культурологическим обозрением, начала интервью с лауреатом престижной премии с вопроса «есть ли жизнь после вручения статуэтки»? Так вот, иногда хочется спросить, и наличествующую, и потенциально будущую власти, и общество – есть ли жизнь после получения «приза» в виде подписания Соглашения об ассоциации с Евросоюзом?
5
Ни на минуту не ставлю под сомнение большую и реальную пользу потенциального подписания. Для Украины.

Но сейчас, сегодня, хочется привлечь наше с вами внимание к проблемам, которые чуть ли не остаются за кадром. Чуть ли – это потому, что для миллионов сограждан, по которым эти проблемы лупят повседневно, они как раз не остаются на заднем плане.

Но проглядывает ли за ежедневными, болезненными и оскорбительными нехватками тревожное обобщение: экономика страны находится в аховом положении, а методы хозяйствования – бездарны и преступны?

Да, к слову, еще один вопрос, все ли, особенно власть предержащие, помнят, как оперативно и ощутимо болезненно закончила свою жизнь правительница, легкомысленно сказавшая, что если народ шумит, потому как нет хлеба, то пусть ест пирожные?

И, что досадно, после того, как шутницу казнили, хлеба вдоволь у народа все равно не появилось. Просто была заваруха, чреватая как новыми, «разновекторными» казнями, так и отсутствием хлебушка.

Если донбасские шахтеры сдержат свое недавнее слово, и пойдут «на Киев»; если, пока безо всякого слова, но это же сделают медики, учителя, вообще все бюджетники – тоже будет просто-напросто заваруха, с более или менее масштабными, но именно последствиями заварухи.

И если подобные социально-экономические протесты, вызванные реальной бедой, придутся на мрачноватое и голодное поздненоябрьское время после подписания Соглашения об ассоциации (или по времени совпадут с последними дебатами вокруг Соглашения), то, кроме прочих удовольствий, их оседлают разнокалиберные «медведчуки». Вот, мол, вам удовольствия евроинтеграции, галушки в рот не скачут.

И кто там будет вдумываться, что это просто совпадение событий по времени. Что евроинтеграция дает какой-никакой, но шанс на ближайшее «завтра», а вот голодное «сегодня», оно попросту сделано и продолжает делаться действиями дохозяйствовавшего до экономической пропасти режима.

Более того, сейчас даже не главное, какая политическая сила и куда будет пытаться «въехать» на плечах социально-экономических проблем. Главное – то, что проблемы не просто по-прежнему присутствуют, а усугубляются изо дня в день.

Упомянутые выше шахтеры, они вот чем доведены почти что до предела. Хроническими задержками выплат из Фонда социального страхования. Выплаты оттуда, это не какие-то обижающие другие категории пресловутые «льготы», а оплата больничных, пособий по уходу за ребенком, погашение так называемых регрессных исков, то есть денег тем, кто потерял здоровье или травмирован на предприятии, и, представьте, из-за этой оказии заработать на себя и семью не может.

Да, и работающим, не протягивающим руку к социалке – зарплату задерживают по 2-3 месяца. Идти с протестом шахтеры хотят к столичному Госказначейству – есть информация, что именно оно (структура правительственная) не перечисляет положенных средств.

Глава Независимого профсоюза горняков Николай Волынко в субботу сказал прессе: «Масштабы проблемы – все страна. Эта ситуация тянется с начала года».

Масштабы – вся страна. Так оно и есть.

Берем сугубо официальную, государственную информацию. По сообщению Госкомстата в сентябре задолженность по заработной плате выросла до 1,02 миллиарда гривен. Из этого долга 56,7% приходится на экономически активные предприятия.

Впрочем, политическая оппозиция называет вот какую цифру. Подчеркнув, что он опирается на тысячи писем граждан, жалующихся на «денный грабеж», Виталий Кличко сказал с парламентской трибуны: «общая сумма долгов по зарплате и социальным выплатам превышает два миллиарда гривен. А власть, чтобы скрыть масштабы своего социального провала, жонглирует статистикой, и выгоняет в неоплачиваемые отпуска учителей, врачей, работников социальной сферы».

Ну, если показателями и жонглируют, то до предела неловко. Тот же Госкомстат в минувшую пятницу помещает на своем официальном сайте цифру – средняя зарплата в сентябре упала на 2,4%. Информацию перепечатывают, используют в статьях многие Интернет-ресурсы. И в понедельник, 28 октября, мы все вместе имеем повод посмеяться, потому что на сайте Госкомстата, без объяснений (ну, например, «ранее вкралась опечатка»), цифра сентябрьского падения начинает равняться 1,3%.

Посмеяться? Обхохочешься, да и только. В Сети гуляет свежий анекдот: «суперакция от работодателя – пять дней по цене одного!».

Да, и разграбление страны (в том числе, ограбление народа), производимое «работодателями», покрываемыми властной верхушкой, что и есть одним из проявлений коррупции, продолжается.

Но, вместе с тем, проблемы лежат не только в желании «приближенных» заботиться о своем кармане, а не о каких-то нищенских зарплатах. А в том, что и вправду – средств у государства все меньше. И именно с воцарением нынешнего режима процесс уменьшения активов резво катится под горку.

Опять-таки, оперируем официальными цифрами из открытых источников.

Сообщает Минфин – государственный долг Украины стал рекордным, в общем эквиваленте он составляет 69,06 миллиарда долларов. Это не горькое наследие пАпередников, только за месяц госдолг вырос, на конец августа он составлял 68,4 миллиарда.

«Покращення» по отраслям? Пожалуйста. Исходя из отчета министерства энергетики и угольной промышленности. За 9 месяцев текущего, 2013 года, государственные угольные шахты на 32% увеличили убыток от добычи угля. Не прибыль от определенной производственной деятельности, а именно убытки. Госбюджет вынужден предоставлять дотации на частичное погашение себестоимости угольной продукции.

Кто знает, чего здесь больше – коррупционного грабежа, или бездарного подхода к хозяйствованию? Даже если «коктейль два в одном», то от этого не легче.

А здесь? Национальная акционерная компания Нафтогаз Украины завершила первое полугодие 2013-го с чистым убытком в 10 миллиардов гривен. И теперь ей предоставляют право не доплатить в Госрезерв.

Тем временем, все «госсокровищницы» и так на грани. Парламентская оппозиция сообщает о том, что Пенсионный фонд является банкротом. Долгов у него 64,4 миллиарда гривен.

У нас – плохи дела.

В общем и целом, в методах хозяйствования, которые представляют из себя уродливый гибрид социалистически застойных с коррумпировано-олигархическими.

Даже неповторимый «х…юндайчик» Борис Колесников в свежем интервью «Зеркалу недели» приводит потрясающие цифры. Производительность труда в Украине составляет 19% от производительности труда в США, 22-25% от этого показателя в странах Западной Европы, и 29-31% — в странах Европы Восточной.

Хорошо, что Колесникову, в отличие от Азарова, упирающего на индивидуальную лопато- и граблетерапию для граждан, хватает чего-то, чтоб не сказать по поводу цифр, что украинцы бездельники «по жизни», и беды от этого. Он выдает вывод: дело не в степени трудолюбия народа, а в отсутствии средств производства.

Хочется добавить, что дело – в преступной бездарности экономического управления, возведенной именно этим режимом в степень. Но куда там – Колесников сам из «этих», столпов управления. Такой вывод нам с вами приходится добавлять самим.

Ну, даст Бог, подпишут Соглашение об ассоциации Украины с ЕС. В принципе, аналитики и не скрывают, что очень важным фактором, толкнувшим Януковича и Ко к евроинтеграционному вектору, является острая необходимость хоть где-то отхватить какую-то финансовую подмогу, а то не сегодня-завтра, править будет попросту нечем. Выбор же направления объясняется тем, что Москва во главе Тамсоюза заменила кнутом любое обещание пряников, да и по примеру реалий Беларуси, можно понять, что златоглавая только и смотрит, где б чего у соседей скусить.

Так ведь все транши потенциальных благ от Евросоюза, это и вправду, приспособление для самостоятельной добычи рыбки, а не эта самая одноразовая съестная тушка.

Да, обещают (причем, в случае подписания Соглашения – неотложно, еще до ратификации его странами-участниками) определенную финансовую помощь. Но ведь указывают, как и предшественникам Украины в ассоциировании, что – на системное реформирование.

Потому как моментальное проедание – это что мертвому припарка. Это, как если бы наивная королева, в стране, где не хватает хлеба, бросила взволнованному народу поднос пирожных со своего стола. Ну, пусть даже приказала бы выкатить телегу пирожных. Одноразово.

Почему-то не думается что Украину (в отличие от Чехии, Словакии, Польши и т.п., прошедших свой путь положительного реформирования) судьба прям-таки генетически обидела отсутствием голов, в коих могут созреть разумные проекты всех неотложных преобразований.

Только головы эти, с пока неизвестными нам фамилиями, уж никак не у власти. И никакой Евросоюз не обладает ни правом, ни охотой расставлять у нас разумных управленцев, из украинских же, на всевозможные посты.

И никаких планов исправления из рук вон плохих дел – пока в стране не озвучивают, по крайней мере, широко.

Должности главы Пенсионного фонда, первого заместителя министра социальной политики, руководителя Госслужбы по вопросам инвалидов и ветеранов – вакантны уже год. Никто не стремится в «кресло-катапульту»? А ведь все равно – кому-то придется развязывать эти узлы.

Но в данных условиях (все «ключи» от власти – у режима) как-то не хочется рассуждать о персоналиях и кадровых перестановках.

Вот, в парламенте в пятницу, Яценюк от имени политической оппозиции говорит о том, как Кабмин Азарова гробит страну. «Слабая, непрофессиональная, предательская политика этого правительства по отношению к народу Украины».

И с традиционного Часа вопросов к правительству, на который премьер традиционно же не явился, министров и первого вице, оппозиционные фракции провожают досрочно (разговора не вышло), скандированием слова «Отставка!».

Кажется, кто вступится за азаровский Кабинет, заявив, что тот хозяйничает отлично – у того язык отсохнет. Но что сейчас может дать отставка?

Перетасовку все той же колоды, липкими руками режима, когда, из невнятных для пользы дела, «семейных» рокировок, на место капустного «а» Азарова придет бахчевое (или стоматологическое? «а» Арбузова? Так в той же предельно загнанной социальной политике уже была рокировка. На место Тигипко (ах, воистину ты-гибкий, он сейчас – почти что весь в белом) пришла Королевская, которая, как известно «у меня есть мечта». Теперь говорят, что ею могут пожертвовать, наверное, и ничего, может она свою сугубо личную мечту уже и воплотила. Пожертвовать – в пользу кого именно? Какого?

Нет, речь не о том, чтобы с Соглашением или без, но оставить Кабмин в неприкосновенности аж до смены каденции парламента.

Но – речь о том, что сегодня у парламентской оппозиции нет голосов, чтобы отставить азаровщину в полном составе, и, что важно – избрать премьера-реформатора.

При этом мелочь, но стоит обратить внимание. Знаете, на что есть голоса? Есть, потому что без компромиссов практически по каждому голосованию, у так называемого большинства тоже не хватает, получается максимум 204.

Так вот, параллельно с борьбой за пару-тройку обязательных и вправду нужных законов, с придыханием называемых «евроинтеграционными» — сил может и должно хватить на то, чтобы вносить в повестку дня, заставлять гласно обсуждать, и бороться за принятие – может, «негромких», но неотложных социально-экономических документов. Из пункта в пункт.

Не для пиара. А потому, что когда у народа нет хлеба, не стоит надеяться, что можно перевести рацион народа на пирожные, о которых, вообще-то, речи пока быть не может.