Кому служит СБУ?

Так Украина не Россия или все-таки Россия? Тем, кто вслед за вторым украинским президентом Леонидом Кучмой ищет ответ на этот вопрос, киевские чекисты дали новую пищу для размышлений — задержав историка, директора Национального музея-мемориала жертв оккупационных режимов «Тюрьма на Лонцького» во Львове Руслана Забилого. Сразу вспоминаешь, как сотрудники ФСБ задерживали Сутягина. Или как находили секретную информацию, которую британские шпионы прятали под неким таинственным камнем. Но в случае с Сутягиным речь шла хотя бы о военной технике. С британцами, при всей странности ситуации, можно было тоже рассуждать о классическом шпионаже — во всяком случае, их не обвиняли в поиске архивной информации 70-летней давности.

С Русланом Забилым все обстоит именно так. Он занимается исследованиями голода 30-х годов и деятельности Украинской повстанческой армии. Документы, которые вызвали вопросы у следствия, — это материалы времен Голодомора. Они рассекречены во времена Ющенко, но, как объяснили историку следователи, на некоторых стоит гриф «секретно», поставленный работниками НКВД УССР еще в те годы. Естественно — кому ж хочется признаваться в каннибализме? Но только почему украинской Службе безопасности вздумалось охранять эту великую тайну?

Пресс-служба СБУ сообщила о возбуждении уголовного дела… по факту подготовки к разглашению сотрудником СБУ сведений, которые представляют государственную тайну. Директор музея, находящегося в ведении СБУ, является сотрудником спецслужбы — это понятно. Но что означает факт подготовки? То, что историк работал с засекреченными в советские времена документами, собираясь обнародовать их в собственном исследовании? И что означает еще одна гениальная фраза из сообщения пресс-службы СБУ — «устанавливается круг лиц, которым назначалась указанная информация«? Что чекисты собираются выявить желающих почитать книжку о Голодоморе? Так такие желающие толпами ходили к ним, когда проводились выставки рассекреченных документов, — и все записывались…

Украинская Служба безопасности времен новой власти уже отметилась целым рядом удивительных — с точки зрения цивилизованного мира, разумеется — шагов. Ее сотрудники вызывали к себе в контору блогера, поместившего в своем журнале ссылку на нелицеприятные высказывания о президенте, и заставили его подписать заявление, что он больше так не будет. В киевском аэропорту «Борисполь» задерживали руководителя украинского отделения Фонда Аденауэра Нико Ланге и пытались не впустить его в Украину — немецкому эксперту разрешили покинуть транзитную зону только после вмешательства высокопоставленных европейских политиков. На днях сотрудники СБУ провели обыск в помещении фонда «Відродження», созданного Джорджем Соросом. Это только «государева служба», а есть еще и личные интересы нового главы СБУ Валерия Хорошковского — известного бизнесмена и владельца крупнейшего в стране телехолдинга, уверенно использующего служебное положение в интересах собственного бизнеса.

Власть реагировала на все это безумие по-разному. В ситуацию с блогером вмешался сам президент. На рейд в Фонд Сороса отреагировал глава его администрации Сергей Левочкин — украинские СМИ нередко называют его близким другом Валерия Хорошковского. Ситуацию с задержанием эксперта комментировали на разные лады, отмечая, впрочем, что зарубежные фонды «не должны вмешиваться»: господина Ланге пытались не впустить вскоре после того, как он позволил себе весьма пессимистично оценить первые месяцы работы Виктора Януковича.

Но на фоне задержания историка все предыдущие деяния украинских спецслужб блекнут, потому что мы столкнулись с действиями, выходящими за границы не то что политической — человеческой логики. Если спецслужбы и в самом деле будут возбуждать уголовные дела против людей, занимающимися исследованиями преступлений против человечности, на том основании, что на документах о зверствах сами же палачи поставили гриф «секретно», то может возникнуть простой вопрос: чью, собственно, безопасность защищают такие ведомства? Какого такого государства? И почему налогоплательщик, чьи близкие погибли от искусственного голода, должен оплачивать работу людей, главной обязанностью которых является сокрытие правды об этой гибели, и запугивание людей, которые хотят эту правду рассказать?

Эти риторические вопросы можно множить и множить, но бесполезно: так человек, впервые попадающий в безумный мир, пытается понять его логику, задает вопрос за вопросом — и отступает, понимая, что логика не действует. Вот это и есть самое главное, что произошло за последние месяцы в Украине: не действует логика. Но от этого Украина Януковича, конечно же, не стала Россией Путина. Она стала удручающей карикатурой на путинскую Россию — но от этого не менее противно.

Виталий Портников