Кончен бал. Маски долой!

Тема люстрации (от латинского термина lust ratio, что в переводе означает «очищение») так или иначе, время от времени поднимается в любом пост-тоталитарном государстве. Украина – не исключение. Но вот сейчас буквально столкнулись две информации. Первая – историку, директору музея Руслану Забилому вреде бы «шьют» дело именно исходя из того, что он поинтересовался архивными документами, связанными с КГБистской агентурой 70—80 годов прошлого столетия. Более знающие люди уточняют, что у Забилого изъяли аудионосители с монологами советских диссидентов, где те рассказывали, кто именно и как пытался сломать их, сажал и т.п. (и вправду, откуда у музейного работника доступ к до сих пор суперзасекреченным бумагам?). А вторая новость – замглавы Администрации Януковича Анна Герман заявила прессе, что власть «имеет намерение рассекретить архивные документы о тех, кто сотрудничал с КГБ». Ну это уже, исходя из передающейся из уст в уши, биографии самой пани, ВААще…

Об упомянутых выше новостях чуть ниже, если позволите, уважаемые читатели-собеседники. Вначале чуть-чуть о люстрации, как таковой, и зарубежных примерах, ладно?

Очищение? Что ж, моются, если и вправду испачкались. Наиболее общеизвестный, яркий, и, кстати, положительный пример, это то, как Германия после поражения фашизма во Второй мировой войне очищалась от своего воистину ужасного гитлеровского периода. В Нюрнберге наказаны крупные военные преступники, и многим из них не помогла тупо-дисциплинированная фраза «я выполнял приказ». Но главное, на мой взгляд, ни в коем случае не в том, что к несению ответа приговорены некие люди, хоть они и убийцы, и идеологи массовых убийств. Главное – Нюрнберг пред лицом мира, с фактами в руках, «приговорил» человеконенавистническую идеологию. А в постсоветских государствах, тоталитарная машина, уничтожившая бездну и своих, и «чужих» граждан, так и не дождалась Нюрнберга-2. Хотя многие поговаривали о его необходимости в начале 90-х.

Кстати, многие исследователи отмечают, что откровенным провозглашением преступников преступниками, сметением с лица страны «Гитлерштрассе» и различных монументов людоедам, покаянием, возмещением выжившим жертвам ущерба и т.д. Германия сформировала новую, позитивную ментальность в новых поколениях. Но сейчас давайте – о более современном, о люстрации близких времен, в основном в государствах, избавившихся от «красного» ига. Большинство постсоциалистических стран столкнулось с вопросом избавления общества от власти идеологов преступлений и «тихих стукачей» в конце 80-х начале 90-х годов, и до сих пор так или иначе решает этот вопрос.

К примеру, в Венгрии, Чехии и Польше существуют комиссии по проверке биографии лиц, претендующих на посты в серьезной госслужбе или баллотированию в представительские органы власти на предмет этого самого, уж извините за грубость, стукачества.

В частности, в Венгрии Конституционный суд в 1994 году принимает решение: список агентов может быть открыт обществу, «если имеется публичный интерес». Как его, интерес, определяют? «Публичный интерес может быть оправдан, если лицо желает занять публичную должность».

В Польше бывшим сексотам даже разрешают самим признаться, в какой-то мере покаяться, т.е. выразить искреннее желание работать на благо демократического государства, и после этого даже баллотироваться в представительские органы власти, пусть, мол, избиратели решают, может, им как раз стукач нравится? Впрочем, слишком скрытным стукачам достается по заслугам и в Польше. В свое время с должностью расстался спикер Сейма Юзеф Олекса, за то, что скрыл свое секретное сотрудничество с органами, преследовавшими инакомыслие.

В Латвии и Литве проверка осуществляется скрупулезно. Баллотироваться в представительские органы власти не дозволяется «бывшим сотрудникам иностранных спецслужб» (а вкупе с Гитлером захвативший эти страны СССР – действительно иностранный).

Да что там, в очень далекой от нас ЮАР, наконец избавившейся от преступного апартеида, действуют так называемые «комиссии справедливости». Как раз с целью снимать личины с тех, кто стучал либо преследовал инакомыслие.

А вот в современной Российской Федерации, напротив, действует комиссия «по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб России». «Фальсификацию» здесь, судя по деяниям современного Кремля, нужно понимать как предание гласности каких-либо исторических фактов, если Кремль когда-либо оказался, мягко говоря, не на высоте по отношению к собственному народу или соседним странам.

Давайте задумаемся. А приятно ли современному немцу знать, что фашистская власть когда-то гнала в газовые камеры целые народы, пыталась утопить мир в крови? Нет, наверное, удовольствия нормальному человеку осознание таких (не подлежащих вычеркиванию из общемировой памяти!) фактов удовольствия не доставляет. И представимте – Германия отказалась осуждать свое прошлое. Ну, что, не пришлось угнанным в рабство так называемым детям войны, пересчитывать купюры, данные сегодняшней раскаявшейся Германией хоть на лекарства. Более того, мы быстренько сносим все могилки с солдатскими звездочками, ведь вещественным признанием того, что этих людей убили фашисты, мы можем изобидеть Берлин, нанеся «ущерб» его имиджу. Подумайте, картина выглядит именно так, параллель справедлива. Вас устраивает такая картина?

Но давайте – к делам более современным. Вы обратили внимание, что ограничение прав (исключительно политических) в постсоциалистических странах касается исключительно экс-стукачей, решивших заняться публичной политикой? Хочешь быть бизнесменом, столяром, рантье, актером и т.п. – никто не снимет с тебя маску. Ведайся один на один со своей совестью, если таковая в наличии. Так что не нужно криков об «охоте на ведьм». Тут еще некоторые добренькие говорят, что у тех, кто тайно доносил КГБ «о настроениях в компании друзей», мол, выросли дети, народились внуки, им-то при люстрации будет каково? Ну, знаете ли, у тех, кому из-за доноса была крупно сломана (а то и отнята) жизнь – тоже, у тех, кто успел, есть дети, внуки… Как с этим быть? Да и не должна демократическая власть (верю, она наконец-то будет такой воистину, когда прогоним нынешнюю незаконную) воплощать сталинский принцип, когда за истинную или иллюзорную провинность против власти отвечала вся семья.

А вот теперь – пожалуй, наиболее острый момент в делах вокруг сексотов спецслужб. Среди читателей ОРД немало бывших и нынешних (законных, а не секретных) сотрудников спецслужбы. И они, естественно, скажут мне, глупенькой, что практически в каждой стране служба, подобная СБУ, пользуется с целью расследования или предотвращения преступлений услугами этих самых сексотов. И что вообще-то рассекречивать таких лиц не принято, потом к другим не обратишься, да и вообще, профессионал есть профессионал. Ну что ж, уважаемые читатели, и имеющие отношение к секретным службам, и нет, давайте прикинем вместе. Есть профессии, мастерство в которых действительно не зависит от цвета флага. Отличный портной сошьет отличный пиджак и представителю большинства, и оппозиционеру. Талантливый хирург (скажем, во время войны) проведет блестящую операцию и спасет жизнь как «своему», так и «чужому» раненому, так велит ему клятва. Но вот можно ли с одинаковой преданностью и героизмом через день воевать то за «белых», то за «красных»? Может ли тот же журналист, оставаясь порядочным и заслуживающим доверие, писать совершенно противоположные вещи, в зависимости от того, кто сегодня платит? И, значит, может ли вчера секретный сотрудник за вознаграждение докладывать о том, что видел у соседа в кладовке припрятанный сине-желтый флажок, а сегодня… Вот именно, сегодня докладывать о чем? На заре провозглашения независимости о том, что видел припрятанный советский флаг, а при янучарах – что усек заныканный портрет Тимошенко? Но извините, в таком случае речь идет либо о законченном подонке, который при отсутствии любых убеждений, сдаст и своих «кураторов», лишь бы подороже. Либо – у человека, желающего помочь спецслужбе своей страны наступит, с изменением приоритетов, опасная психологическая ломка. Именно о том, можно ли в свете вышеупомянутого использовать в независимой Украине советских сексотов и «законных» сотрудников, я в 1991-м спросила на пресс-конференции у тогдашнего главы спецслужбы, Евгения Марчука. Тогда Львов кипел: независимая Украина решила оставить на посту областного руководителя спецслужбы лицо, которое с переменным успехом преследовало диссидентов, участников митингов за независимость. Львов встал в пикеты у «серого дома» на тогдашней улице Дзержинского. Марчук приехал. Но на пресс-конференции от ответа на упомянутый вопрос ушел…

Кажется, лучше будет вот как. В случае опасности подрыва здания или необходимости поимки злосного иностранного шпиона СБУ (СБУ, которую создаст легитимная власть после устранения нелегитимной. Я не устану повторять. «Карфаген будет разрушен») будет пользоваться в том числе и людьми, работающими под так называемым прикрытием, и «тайняками» — так, кстати, называют сексотов в Польше. А вот тех, кто стучал КГБ на «настроения, высказанные в зарубежной поездке» и прочее инакомыслие – стоит подать сюда. На рассмотрение общества. Пусть среди них, например, окажутся некоторые нынешние демократы-оппозиционеры. И утратят право соваться в политику. Или, к примеру же, мы узнаем, был ли Янукович «нормальным пацаном», или взапуски стучал на товарищей по отсидке «куму». Разве не станет легче дышать? И, в конце концов, прекратится грязная перебранка отставных интеллиХентов: «ты стукач!» — «нет, это ты сексот!».

И вот теперь – о грустном, анонсированном в начале сегодняшних размышлений. Если уж озвучить текст о том, что у власти родилась идея рассекретить имена сексотов, поручили заместителю главы администрации Януковича Анне Герман, то можно с очень высокой точностью утверждать, что по-настоящему рассекречивать уже нечего. Поскольку у самой Стецив-Коровициной-Герман Галины-Терезы-Сьюзан-Сюзанны-Анны в этом аспекте кое-что более, чем в пуху. Любезная пани, во времена оно Вас почему-то звали Галей, и мы с Вами несколько лет кряду работали в одной редакции «Ленінської молоді» — «Молодої Галичини» во Львове. Вы тогда регулярно совершали непонятные, «за свой счет», поездки в Москву. Того, к кому ездили, называли «дяденькой», и хвастались, что поездки выгодны. Почему были так откровенны со случайными сотрудниками? Может, считали, что система подавления, которой прислуживаете, непобедима на столетия, а может это просто болтливость селяночки, наконец вырвавшейся «у город». Кстати, тогда многое в газете делалось на бумажном носителе, и Ваш почерк и подпись под распиской о сотрудничестве, опубликованной несколько месяцев назад на ОРД, для меня совершенно узнаваемы. И о Сьюзан-Сюзанне (кто-то на форуме недавно сказал, что ваша гэбистская кликуха было именно «Сьюзан») кое-что могу рассказать, опять-таки, из-за Вашей тогдашней невоздержанной болтливости. Что, подадите в суд? Всегда пожалуйста. В разбирательстве будут только Ваши слова против моих, ну, может, удастся и свидетелей найти, бывших общих газетных коллег. Впрочем, подобный суд был бы отнимающим время и несколько комичным. Или Вы намекнете, что поскольку мы были молодыми коллегами, у меня может быть причина личной неприязни к Вам? А знаете – я и на эту тему готова говорить, если придется.

Ладно, к делу. Экс-глава СБУ Александр Скипальский заявил, что рассекречивать сексотов, по большому счету, в Украине нет возможности, документы находятся в Москве. Вот, пусть более владеющие темой люди расскажут на форуме, как же очистить атмосферу, что можно сделать в действительности? Может, попробовать сотрудничать с российским «Мемориалом», честнейшей организацией? И сторонники истинной демократии, сторонники из-за кордона, найдут возможность передать нашим историкам, честным политикам и журналистам, пусть с риском, но добытые подлинники некоторых документов? А что, если ведомство Хорошковского решило рассекретить сексотов КГБ, грех было бы не помочь…

Виктория Андреева