Кто выроет режиму могилу?

Венки – дешевые, кладбищенские, уже есть. Правда, пока что на их лентах написано «наоборот». Написано – «Людям – от премьер-министра». Эти венки прикреплены на некоторые палатки чернобыльцев в Донецке, где продолжается акция протеста, массовая голодовка ликвидаторов аварии на ЧАЭС, коим попросту не выплачивают деньги, которые государство задолжало по закону. Еще на палатках лозунги: «Брехня не пройдет!» и «Голодовка продолжается». Самый большой лозунг, очень самодельный на вид, растянут возле палаток. На нем: «Азаров, мы тебя любим?!!».

Обычные жители «города миллиона роз» (правда, сейчас розы под снегом, и вообще, в палатках немолодым, нездоровым людям очень холодно) ежедневно проезжают в общественном транспорте и просто проходят по своим делам мимо палаточного городка, выросшего у здания областного отделения Пенсионного фонда. И, знаете – по свидетельствам непредвзятых очевидцев, основная масса прохожих поддерживает и лозунги, и горестные венки. Люди знают: отсюда, из шахтерского края в ту страшную ночь попросту призвали горняков, использовали их как непосредственных ликвидаторов. Большинство из того «призыва» уже в земле. А кому удалось выжить, сейчас подвергаются откровенному грабежу и унижению. И не о хитросделанных чиновниках, раздобывших себе «льготные корочки» речь идет. И – не о заоблачных суммах, призванных прямо-таки несправедливо перетянуть бюджетное одеяло, «оголив» другие категории. Люди (и в палаточном городке, и просто в городе) все понимают верно. И взапуски проклинают власть, за которую многие из них голосовали именно здесь.

Не только в Донецке. Тех же ликвидаторов, коль скоро события вынуждают нас сегодня говорить именно об этой категории ограбленных, призывали и из других областей, а, например, Киевщина полна живущих на зараженных территориях, потерявших здоровье свое и детей. И – нерожденных детей потерявших. И когда в столице в минувшую среду чернобыльцы и «дети войны» выходят к Кабмину, и какая-то женщина со слезами на глазах говорит о «заоблачной сумме», потому что ей платили гривен девятьсот, а теперь на 70 гривен меньше, граждане не смеются, (мол, это такая мелочь) и не возмущаются (ишь, чего захотела), а понимают. А в райцентре Чертков на Тернопольщине таких же протестующих спецподразделения отгоняли от отделения Пенсионного фонда. Город небольшой, все знают, и кто протестует, и кто отдает преступные приказы. Знают – и не простят.

Во Львове чернобыльцы каждый день пикетируют отделение ПФ. В Луганске в пятницу они митинговали у обладминистрации. Днепропетровск, Харьков… Украину в данном протестном порыве вряд ли удастся «порезать на куски», натравить регион на регион. Чернобыльцы из Донецка и Львова обмениваются телеграммами поддержки, готовы координировать действия.

Граждане, незадействованные в акциях, как уже говорилось, в массе своей с протестующими солидарны. Наконец-то — это происходит не в каком-то отдельно взятом регионе или столице, и потому телезомбирование о «боевиках», «наемных протестующих» и т.п. проходит все меньше: слишком многие видят все своими глазами. Впрочем, есть те, кто в упор не видит. У Тигипко поворачивается язык говорить, что «если и есть кто-то, кто голодает, то я могу сказать, что общественные организации об этом ничего не сообщали – мы постоянно в контакте». И далее: «вопрос выплат пенсий участникам войны практически решен, а для расчета с чернобыльцами требуется 6 миллиардов 600 миллионов гривен, нигде этих денег в бюджете 2011 года и проекте бюджета 2012-го не предусмотрено». Но тут же, внимание, вещает: «сейчас мы пробуем делать так, чтобы решить этот вопрос комплексно». И, знаете, если мерзость типа нам никто об акции голодовки не сообщал, особого внимания не стоит, разве чтоб – еще раз крепко запомнить, с кем имеем дело, то дальнейшие противоречия внимания как раз требуют. Если средств, чтобы рассчитаться с тем, что режим успел задолжать, ни в каком бюджете не предусмотрено, то о каком «комплексном решении вопроса» речь? Все о тех же «рабочих группах при Кабмине», которые тянут время и забалтывают проблему, а люди попросту перестают верить им (и некоторым лидерам своих организаций), и протестуют отчаянно, на собственный страх и риск? И более того, если нет (или не собираются давать) денег даже для того, чтобы погасить долги, то о каком существенном повышении пенсий тем же ликвидаторам, буквально в новом году, говорит Азаров? Эти деньги, что, нарисуют (и бумажки обесценятся из-за дикого витка инфляции, обесценятся в день получения)?

Да и вообще, вопрос бы следовало поставить шире. А что, собственно, случилось за сравнительно короткий срок хозяйничанья янучаров, что пенсионные долги государства стали огромными? У экономических экспертов есть разные мнения. О том, что крупный капитал работает через оффшоры, и налогов не платит, а это и бьет по социалке. И о том, что если бы со среднего бизнеса сняли налоговую удавку, сделали налоги разумными, то деньги не уходили бы в тень, в том числе и наполняли бы Пенсионный фонд. Еще – отмечают, что именно сейчас, при этом режиме наблюдается невиданное по темпам обогащение небольшой кучки олигархов, связанных с властью, и разрыв между их богатством и стремительным скатыванием за черту бедности все большего количества граждан уже перешел грань, возможную для существования страны. Да и о том говорят, что раз уж все так стало плохо, и приходится, извините за банальность, стране затягивать пояса, то никому не кажется, что отнимая у тех же «детей войны» льготы на квртплату не совсем удобно оставлять любому госслужащему-чиновнику 50% скидку на покупку квартиры у местных органов власти, и 50% же – на оплату коммуналки?

Мы с вами, уважаемые читатели-собеседники, непременно поговорим о знаковом явлении последних дней: на наших глазах «похлебочные бунты», локальные экономические протесты логично и «снизу» обретают внятную составляющую политических требований. Но вначале – о тех, кто сегодня старательно пытается внушить обществу – эти, мол, локальные всплески не есть ничем серьезным. Ну, вот как, например, «перевести» с точки зрения логики следующую фразу: «социальный протест, в основе которого лежат деньги, социальным не является, он является экономическим». Ничего не понимаю. Что, «социум», то есть общество, вообще живет вне экономических условий и реалий? Автор растиражированного перла – некий социальный психолог Олег Покальчук (кстати, обратите внимание, более-менее известные политологи и эксперты стали куда сдержаннее в своих оценках нынешнего протестного напряжения страны. Чуют, чем дело пахнет…) Ну, вот и «светятся» те, кто по молодости-раннести согласен стать чем-то вроде «Киреева от политологии». Вот – еще один, президент Центра инновационного консалтинга «КДА» Дмитрий Корнейчук. Прямо-таки не любит он нынешний режим. Но вот беда – сегодняшних протестующих не любит еще больше. Он излагает: «когда вице-премьер Тигипко от имени Кабмина вносил в Раду закон об отказе государства гарантировать выполнение судебных решений, было непонятно, почему власть заранее идет на непопулярный шаг, который вызовет активные протесты затронутых слоев населения. Однако за считанные недели все части головоломки стали на свои места». По Корнейчуку, все это сделано нарочно, чтобы отвлечь нас на такие паршивенькие протесты. Вот от чего отвлечь: «это вписывается в стратегию власти по отвлечению внимания населения от важных внутри- и внешнеполитических вопросов. Переговоров с Россией по газу, проблем с ассоциацией с ЕС и политических торгов вокруг нового закона о выборах». И «в ближайшее время для отвода глаз общественности Верховная Рада может активно заняться скандальными Жилищным и Трудовым кодексами, а Кабмин – разработать очередной резонансный проект об отмене льгот очередной категории населения».

Дорогие «категории населения», ура, да и только! Оказываются, на самом деле нас не грабят и не душат этими по-быстрому штампуемыми документами, по которым приходится жить уже сегодня, и все хуже жить – а просто отвлекают. И поэтому протестовать – это «идти на поводу у режима», и ну никак нельзя. Есть, правда, по меньшей мере два вопроса. Первый. Надо понимать, если некая банда отнимает у вас кошелек, ни в коем случае не отвлекайтесь на сопротивление, на самом деле у вас хотят завтра отнять паспорт. И второй. Если отнимают паспорт, ни за что не сопротивляйтесь, не «идите на поводу», на самом деле у вас хотят отнять кошелек. Потому что как только заходит речь о перечисленных «непохлебочных» темах, сразу же заполняют Сеть такие же «чуки», «овы» и «овченко», которые страстно говорят: да что же вы делаете, против чего протестуете?! Вам тут, к примеру, отводят глаза пикетом против политического преследования Тимошенко, мол, к тому же именно из-за этого Евросоюз отказывается иметь с Украиной дело. Ну, а вам-то что? На самом-то деле сейчас главное, это то, что пенсии не выплачивают, а все остальное режим подбросил специально, чтобы отвлечь. Главное – в сухом остатке: ни в коем случае не прибегайте к акциям протеста.

А на самом деле режим панически боится именно сегодняшних акций протеста, в том числе у зданий отделений Пенсионного фонда. Потому что янучары дохозяйствовались до того, что и вправду возникли проблемы, которых не было ранее. Делиться частью в диком темпе нахватанных средств они не намерены, а граждане, как выясняется, не согласны проглотить такой поворот сюжета под аплодисменты. Проблема сама по себе не рассосется, и словоблудию верят все меньше. Локальность протестов, то есть будем говорить объективно, их реальное возникновение по всей Украине опасна для власти: всю страну «Беркутом» не зачистишь, а где рванет завтра, предположить трудно. То, что за данными акциями не стоит одна-единственная политическая сила, то, что они и впрямь «снизу», тоже не сахар для режима: практически невозможно договориться, «закомпромиссить», сторговаться.

Вот как, кстати, «похлебочный протест» приобретает резчайшую политическую составляющую. В Донецке чернобыльцы, как известно, собрались требовать своих денег. Когда областное отделение Пенсионного фонда объяснило, что средств не выделено «из центра», они захотели встретиться с Азаровым. А вот он – не захотел. И, наконец, на фоне голодовки, на фоне госпитализации нескольких ликвидаторов, но непрекращения акции, прозвучало: «Требуем отставки Януковича!». Прессе говорит один из представителей инициативной группы, Василий Лабунин: «То, что мы его здесь выбрали, стало нам уроком на всю жизнь».

Очень дорогого стоит такое требование, выросшее вот так, искренне и безоговорочно. Дорогого стоят и слова человека, который, видно, голосовал за «своего парня, земелю…»

Да, еще и еще раз повторим: спонтанный экономический протест, даже обретший политическую составляющую, может превратиться в жестокий и малополезный бунт. Но, прежде чем теоретизировать на данную тему, давайте (извините за резкость) вынем палец из носа, и отправимся от теории – к практике. Те, кто ненавидит нынешний режим (хоть за что, хоть за сдачу интересов Украины, хоть за Тимошенко и Луценко за решеткой, хоть за пенсионный и прочий грабеж, хоть за все в совокупности), прикинемте, что каждый из нас может сделать в связи с нынешними реальными протестами. Присоединиться? Теребить свою партию (общественную организацию, профсоюз) на предмет повышения энергичности? Рассказывать правду, если журналист? Не уставать шлепать по гаденьким языкам лгунов-провокаторов, если завсегдатай Инет-сайтов? Распечатать какие-то листовки или предложить медицинскую помощь, придя и с тем, и с другим к протестующим согражданам, и смело говорить с ними на все наболевшие темы? Каждый из нас – ищемте свое место. Пора. Право, пора. А если кто-то не видит своего места в нынешних «бессмысленных» протестах – не путайтесь под ногами у тех, кто видит.

Кстати, о могиле, упомянутой в заголовке сегодняшних заметок. Это голодающие донецкие чернобыльцы говорят, что возможно выроют символические могилы у отделения Пенсионного фонда. Грустная параллель. Но все больше сдается, что люди, сегодня активно протестующие против режима, роют могилу именно ему, «любимому». Грусть уходит. Очень хочется помочь в этом деле, нужном всей стране.

Виктория АНДРЕЕВА