Лучше бы не «химичили»…

Нынешний министр иностранных дел Украины Леонид Кожара сказал буквально новое слово в деле налаживания международных отношений. Ввел в оборот понятие, отдающее мистицизмом. После встречи с российским коллегой Сергеем Лавровым, он заявил, что необходимость свидания была вызвана, в том числе, тем, что нужно… «установить личную химию», которая, по его мнению, «играет значительную роль в межгосударственных отношениях». До сих пор о значении не до конца понятных химически-биологических созвучий в деле межличностных отношений говорили только сексологи, применяя этот термин по отношению к супружеским парам. Ну, да ладно. Может, Кожаре и впрямь необходимо на вкус распробовать протокольный поцелуй Лаврова, и только тогда у него что-то получится? Вопрос в одном – ЧТО именно? На первый взгляд, встреча новоиспеченного главы украинского МИДа с российским министром иностранных дел, состоявшаяся 13-14 января, почему-то в Черновцах, и впрямь была исключительно ознакомительно-благостной. Но и в ней можно отметить знаковые моменты, на которые стоит обратить внимание.
убогий

Внешне – все выглядело, как всегда. Как всегда – в посттоталитарных странах, стремящихся стать неототалитарными. Из Черновцов передают: с рассвета 13-го все центральные улицы и площади одного из наиболее древних и красивых городов Украины были плотно забиты «правоохранителями как в форме, так и в гражданской одежде». Окружной административный суд удовлетворил просьбу горисполкома, и вынес решение о запрещении «собраний и митингов» на протяжении двух дней визита московского гостя. (Вот ведь интересно, для нас подобные запреты, связанные с любыми визитами официальных иностранцев становятся привычными. А в цивилизованном мире, какие бы встречи либо саммиты не проходили, их частенько пикетируют. Те же антиглобалисты, к примеру. И ничего страшного не происходит. Демократия-с). «Свободу», все же выставившую пикет с плакатами «Будущее Украины – в Европе» и «Нет – экономическому рабству!», жестко, так сказать, «рассредоточили». Избит народный депутат-«свободовец» Руслан Зелик. И, конечно же, у местных властей не хватило ума хотя бы сделать вид, что запрет на пикеты касается всех. Потому что никакого замечания не было сделано нескольким молодым людям из неназванной ими организации, которые стояли неподалеку места высокой встречи с, согласитесь, достаточно «никаким» плакатом, на котором значилось: «Счастливых переговоров». Хорошо, хоть не «Нехай щастить!», потому что судя по распространенному анекдоту, это украинское приветствие россияне переводят как оскорбительное «не х.. шастать!». Ну, и конечно же, в стиле позднего брежневизма, не обошлось без раздачи «игрушек»: Кожаре и Лаврову было присвоено звание почетных докторов наук Черновицкого национального университета, и по этому случаю им преподнесли по «карнавальной» мантии.

Но это все, так сказать, гарнир. А где же «котлетка», что принесла (и чего не принесла) данная встреча? Мероприятие официально называлось вот как: заседание Подкомитета по международному сотрудничеству украино-российской межгосударственной комиссии. По его результатам долженствовало подписать два документа, которые и были подписаны. Это – итоговый протокол заседания Подкомитета и план взаимодействия между МИД Украины и Российской Федерации на 2013 год. Что касается последнего, эксперты отмечают: это протокольная рутина, такой она быть и должна. Да и в итоговом протоколе – больше общих слов о намерениях, чем конкретики. Что ж, стоит поискать крупицы информации об истинном смысле встречи в различных источниках, и, конечно, прислушаться к тому, что говорили министры журналистам, что звучало в выступлениях перед преподавательским составом Черновицкого университета.

На итоговой пресс-конференции не было сказано ни слова о продвижении процесса Украина-Таможенный союз. О наболевшем же газовом вопросе Лавров сказал весьма обтекаемо: «Москва заинтересована в поиске новых вариантов сотрудничества с Украиной в газовой сфере». Нет, конечно, не стоило ожидать, что какое-либо кардинальное решение родиться на уровне министерской встречи, а встреча на высшем уровне, как известно, скандально, в последнюю минуту, сорвалась в декабре. Но дипломатические слова «Москва заинтересована» следует понимать далеко не в положительном для Киева смысле. Лавров приехал не для того, чтобы объявить об отмене однозначно-жесткого требования Кремля, не раз озвученного и российским МИДом, и президентом Путиным: любая, даже крошечная, скидка на газ для Украины возможна исключительно в случае вступления в ТС, и, более того, сдачи украинской газотранспортной системы.

Примечательно то, что прозвучало из уст обоих министров еще до переговоров, и во время университетского выступления. Лавров заявил, что правительства России и Украины «не видят противоречий между стремлением обеих стран к укреплению связей с Европой и усилением взаимодействий на пространстве СНГ». Вот так, «дуэтом», согласованно – не видят. В принципе, правда лишь в одном – взаимовыгодно сотрудничать можно и нужно и в том, и в другом направлении. Но ведь в данном случае речь идет о конкретике: противоречия – есть, и они непреодолимы. Вступление Украины в ТС закрывает перед нею двери в зону свободной торговли со странами ЕС. И дело здесь не в том, кто кого «любит-не любит». Просто законы ТС противоречат нормам европейской ЗСТ и наоборот. И говорить, что этого Москва и Киев синхронно «не видят», это попросту лгать. Потому что существует сказанное президентом Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу: «Невозможно интегрироваться в Таможенный союз, и в то же время иметь углубленную и всеохватывающую зону свободной торговли с Евросоюзом».

А Леонид Кожара в университете вообще ударился в утопические рассуждения о гипотетическом будущем: «Рано или поздно, Украина, Россия, и Евросоюз должны стать частью общего рынка, их должны объединить безвизовый режим и зона свободной торговли». Куда бы уж лучше. Что-то вроде «когда народы, viagra распри позабыв, в единую семью объединятся…». И пусть бы история двигалась в этом направлении. Но пока до подобной благостности дело не дошло, Украине необходимо принять конкретное решение на данном этапе, «здесь и сейчас». И в данном случае знаковым выглядит интересное перечисление субъектов из уст Кожары. Обратите внимание: «Украина, Россия, Евросоюз». То есть наш ныне действующий министр иностранных дел подчеркнуто выводит Украину за рамки объединенной Европы. Комментарии излишни.

Кстати, еще один аргумент в спор приверженцев выбора между Таможенным союзом и структурами ЕС. Как ни странно, из уст действующего чиновника, дипломата. Представитель Украины при Евросоюзе, Константин Елисеев, на днях опубликовал статью, где сказал следующее. «Вступление в Таможенный союз может дать Украине лишь краткосрочные дивиденды: те несколько миллиардов долларов, о которых говорит Москва – это только плата в обмен на потерю суверенитета Украины в контексте осуществления собственной торговой политики и отказа от курса на интеграцию с ЕС». Этот вдумчивый и незаангажированный опытный дипломат вынужден служить при нынешнем режиме. А ведь за высказывания, подобные приведенному выше, Киев и отозвать с поста может…

Что ж, если многое по результатам встречи министров сказано обтекаемо, так, что можно констатировать – все осталось на своих местах, то из некоторых источников можно почерпнуть и новенькое. Для Украины – достаточно опасное. Лавров и Кожара решили подготовить новый договор по демаркации границы Украины с Приднестровьем. Именно так, не украино-молдовской границы, а, под руководством имеющей свои интересы в одном из непризнанных в мире «государств» РФ — украинского кордона с Приднестровьем, которое, в принципе, всего лишь незаконное нарушение территориальной целостности Молдовы. Что ж, грядет серьезный конфликт Киева с Кишиневом. А ведь помните – в свое время плодотворную работу начинала международная организация ГУАМ – в составе Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы. Рождался новый центр притяжения, новый, достойный игрок мирового пространства. Сколько же шагов назад делает Украина в геополитике при нынешнем режиме! Жаль…

Да, и

нельзя обойти того, какой подарочек преподнес режим аккурат к визиту Лаврова. В последний день заседания истекшей парламентской сессии, под аккомпанемент драки, в которой со звоном пострадала парламентская елочка (а иначе, как силовым методом оппозиции было невозможно попытаться бороться с этой ратификацией, в которой, кроме ее вредоносности, еще и участвовали пресловутые чужие карточки) – ВР «продавила» документ с длинным названием. «О ратификации Соглашения между Кабинетом министров Украины и правительством Российской Федерации о взаимодействии по вопросам предупреждения чрезвычайных ситуаций, пожаров, и ликвидации их последствий в населенных пунктах, в которых расположены объекты Черноморского флота РФ на территории Украины».

Вроде бы – ничего страшного, и даже достаточно гуманно. Вообще, в случае стихийных бедствий или техногенных катастроф, страны помогают друг другу устранить последствия несчастья, и происходит это под эгидой ООН. Но для подобных нештатных ситуаций не требуются двусторонние договоры. В данном случае, независимые эксперты говорят, что ратифицировав подобное, Украина поступилась частью суверенитета. Что это – прямая отдача определенных территорий в ведение другого государства. Обращают внимание и на то, что войска России получают прямой доступ на все украинские объекты на определенной территории, и при этом, что вполне логично, они подчиняются не украинским, а российским законам. И еще – в названии документа спотыкаешься о словосочетание «чрезвычайные ситуации». Очень широко. Под это, при желании, можно подвести любой гражданский протест, подавлять который получают право иноземные войска. А если говорить о действительно неполитических нештатных ситуациях: пожарах, взрывах, выбросе химических веществ и т.п., то не подумайте – Украина не получает никакой выгоды от подобного соглашения. В нем не обозначено, что в случае подобного происшествия на объекте ЧФ РФ Россия обязана возместить вред, нанесенный украинским населенным пунктам.

Военная база достаточно агрессивного государства на нашей территории – это, как ни глянь, воистину «головная боль». И таковой она была еще до харьковского пакта режима. Пакт ее попросту существенно продлил. У Украины всегда были (и остаются) острые проблемы с ЧФ РФ. Хотя бы в части того, что чужеземный военный флот занимает и использует ряд объектов навигационно-гидрографического значения, которые не включены в договор аренды, являются собственностью Украины. Их не то, что не отдают, а попросту не допускают туда украинских представителей. Абсурд? Нет, воплощение политики страны, которая не желает отказываться от положения «старшего брата». И дело даже не в политическом престиже – не дозволять подобной наглости; и не в экономических интересах – арендованное имущество должно приносить дивиденды его реальному владельцу. То, что происходит – попросту опасно. Гидрографическая служба ЧФ РФ не обязана обеспечивать безопасности мореходства в территориальных водах Украины. И не обеспечивает его. А специалисты говорят, что Черное море – не самое простое для навигации. В лучшие времена, когда министром иностранных дел был Борис Тарасюк, Украина пыталась «отбить» принадлежащее ей по закону. Правда, ЧФ не подчинялся решениям украинских судов, но процесс шел. А сейчас?.. Совершенно наоборот. Вот оно, упомянутое соглашение, вот – уступка части суверенитета, совершенная режимом.

Вы представляете себе, сколько антиукраинских решений, принимаемых нынешней властью, и с какими трудами придется отменять, в том числе – на геополитическом направлении? Отменять – тогда, когда власть будет действительно украинской. Не пишу «если», пишу – «когда». Украина сможет, как и положено любому государству, исходя исключительно из собственных интересов, сотрудничать с различнейшими странами и межгосударсвтвенными объединениями. И все это будет опираться на открытую прагматику, а уж никак не на потребность установить «личную химию» с министром, приехавшим в страну с рабочим визитом. Когда?!