Макро-Милошевич

Хорошо помню 28 июня 1989 года, день, когда отмечалась очередная годовщина битвы между сербами и османами на Косовом поле. Президент Сербии Слободан Милошевич пригласил на торжественное мероприятие руководителей других югославских республик, устроил настоящую «балканскую Олимпиаду». Но после этого дня вся Югославия замерла в ужасе. Именно в своей речи на Косовом поле Милошевич произнес слова, ставшие сутью его политической программы – о сербах, которые должны жить в одной державе.
ZrHQU-8ao7c
Предчувствия оказались не напрасными. Югославия рухнула. Но не просто рухнула – стала жертвой политической программы Милошевича. Сотни тысяч смертей, трагедии, этнические чистки. И понимание Москвы, союзником которой Милошевич оставался до самого своего свержения, а другом – до самой отправки на скамью Гаагского трибунала. Семья одного из самых отвратительных правителей недавнего прошлого до сих пор живет в России – и стремительно перебравшийся из своего уродливо роскошного поместья в Межигорье на аляповатую московскую Рублевку бывший украинский президент Виктор Янукович может с ней познакомиться.

Но то, что сейчас происходит в Крыму – это макро-Милошевич. Владимир Путин еще не говорит, что все русские должны жить в одной державе, но уверен, что имеет полное право защищать с помощью войск не только русских, но и всех говорящих на русском языке. А таких в каждой бывшей союзной республике, которая граничит с Россией – большинство.

У Милошевича не было ядерного оружия – поэтому когда он окончательно обезумел и решил провести этническую чистку косовских албанцев, его можно было остановить с помощью военной силы. У Путина ядерное оружие есть – а значит, война с ним невозможна. Запад может только ослабить потенциального агрессора с помощью экономического давления – так, как это было в свое время сделано с Советским Союзом. Но такие меры обеспечения безопасности цивилизованного мира требуют времени и точного понимания задач. Я не сомневаюсь, что решение о таком ослаблении путинского режима уже принято и знаю, что никаких проблем с его осуществлением не будет – Россия является сырьевой экономикой в стагнирующем состоянии и любое падение цен на энергоносители – не говоря уже о санкциях, которые могут помешать Москве их продавать – быстро поставит точку на геополитических амбициях Путина и иллюзиях российской политической элиты.

Вопрос в том, чем придется заплатить всем странам, оказавшимся непосредственными соседями этого макро-Милошевича. Какую часть территории Путин отхватит у Украины, а какую – у Казахстана. Не захочет ли он ликвидировать Беларусь – ведь аппетит приходит во время еды. И удастся ли восстановить территориальную целостность уничтоженных Кремлем государств после того, как в России сменится власть и можно будет говорить о возвращении к цивилизованному диалогу? Ведь могут пройти годы, на оккупированных территориях вырастет поколение людей с другой ментальностью и отличным государственным сознанием. А главное – чудовищно несовременных. Для того, чтобы понять, как это бывает, достаточно просто сравнить жизнь в Кишиневе и Тирасполе – и вы все поймете.

Именно поэтому я уверен в том, что сегодня, когда мир неожиданно оказался на пороге войны и в состоянии ожесточенной конфронтации между Россией и Западом, думать нужно не об отдаленном будущем, а о сегодняшнем дне. Проще говоря – войны не должно произойти сегодня, чем бы ее не мотивировали российские чиновники и дипломаты – невыполнением соглашений между оппозицией и украинским президентом, проблемами русскоязычного населения или засильем экстремистов. Все этим мотивации – просто прикрытие одной простой политической программы, предлагаемой населению России вместо привычных нефтедолларов – «защитим всех русских!». И если эта программа начнет осуществляться, наш герой из макро-Милошевича станет микро-Гитлером так быстро, что сам этого не заметит.