Между Европой и Россией. Что лучше – вылечиться или ходить уродом?

Конференция Ялтинской европейской инициативы вновь оживила дискуссию на тему, с кем же выгоднее быть Украине – с Европой или с бывшими соседями по Союзу.

Европейские гости напоминали, что наша страна пока что не выполнила «домашнего задания», россияне и казахстанцы, как водится, советовали не обращать на чванливых буржуев внимание и присоединяться к их только что созданному объединению. Президент Виктор Янукович говорил о необходимости решить вопросы с Европой и найти модель сотрудничества с Таможенным союзом.

Но вот что удивительно в этом выборе – те, кто уверен, что нам будет выгодно, постоянно нас уговаривают. А те, кто должен был бы хотеть нашего участия, ставят нам условия. Европейский Союз вовсе не рвется принимать Украину в свои ряды. Это Украина хочет стать его членам. Это украинцы хотят жить, как в Европе. Что означает отнюдь не только – так же богато. Означает еще и – по европейским правилам.

Конечно, и в европейских странах бывают экономические кризисы, да еще какие – идеального мира вообще нет. Конечно, и у европейцев случаются проблемы с демократическими институциями, в особенности это касается новых членов ЕС. Однако главное – личностное и экономическое равноправие – соблюдается. Житель страны–члена ЕС живет в мире без «олигархов» и президентов-самодуров, он доверяет своей полиции, прокуратуре и суду, он убежден, что его национальная валюта находится не под контролем кучки проходимцев, наживающихся на колебаниях курса, а под общим вниманием специальных надзорных органов…

Ничего этого в Украине и близко нет. С точки зрения политических и экономических свобод, наша страна, как две капли воды, похожа на страны Таможенного союза. Именно поэтому нас так и уговаривают туда вступить. Как и любая организация, Таможенный союз нуждается в расширении рынков. Но не рынков вообще, а рынков, на которых будут действовать общие правила – коррупционной чиновничьей вседозволенности, президентского самоуправства, беспрецедентных возможностей для налоговых структур и спецслужб. Стран с таким уровнем произвола, как Украина, в современном мире не так уж и много – тем более на границах России и Беларуси. Нас зазывают не потому, что мы здоровы, а потому что мы больны схожей болезнью. Так прокаженный, встретив другого такого же человека с изъязвленным лицом, хочет затащить его в свой лепрозорий.

А выбор у нас прост – до скончания дней своих ходить таким вот уродом или вылечиться. Конечно, лечение – это тоже очень непростой и неприятный процесс, особенно для такой власти и для такого общества, как в Украине. Но это, право же лучше, чем ходить с жуткой физиономией и пугать людей. Я уверен, что у нас получится. Если бы не могло получиться – нас с такой настойчивостью не зазывали бы к себе те, кто объявил болезнь здоровьем и наслаждается созерцанием собственных язв по телевизору.

Виталий Портников