Менты и люди

У царя Мидаса был интересный дар-проклятье. Все чего он не прикасался – превращалось в золото. Подобный дар-проклятье есть и у нынешней Украины. Все, что в ней бы не начиналось яркого и живого, окружающая действительность неизбежно превращала в дерьмо. Так было с УНСО. Так было с Майданом. Так было с «налоговым майданом». То же самое происходит и с нынешними антимилицейскими «бунтами».
kvitnyk

Вполне честное и яркое проявление народного бунта против милицейского зверья во Врадиевке, в Киеве уже превратилось во что-то сомнительное. Несопоставимы изнасилования и убийства во Врадиевке с ударом по почкам в Киеве. В том же Киеве не было попыток штурма Шевченковского РОВД после убийства в нем студента Игоря Индыло. Или, может быть, просто нарыв созрел? И малейшая искра ментовского безобразия приведет к очищающему пожару?

«Дядя Степа» давно умер. Или его вообще никогда не было

«Пройдя через двор, они вошли в боковой подъезд и оказались в сером мраморном зале с ненатурально высоким потолком, где сидело несколько охранников в черной униформе. Они выглядели куда серьезнее, чем обычные менты, и дело было не в чешских «скорпионах», которые висели у них на плечах. Менты просто не годились для сравнения – их синяя форма, излучавшая когда-то государственный гнет всеми своими пуговицами и лычками, давно уже вызывала у Татарского презрительное недоумение; за ней до такой степени ничего не стояло, что делалось все непонятнее – с какой стати эти люди постоянно останавливают машины на дорогах и требуют денег.» Виктор Пелевин, «Генерация П»

Впрочем, даже если штурм Святошинского РОВД в Киеве был несколько искусственным, как пел БГ: «Но и это не зря». Очень поучительно было прочитать слова сотрудников милиции на их форуме насчет того, что нужно расстреливать всех пытающихся штурмовать участки иначе придется висеть на фонарях. Кризис ведь действительно уже перезрел. Граждане ненавидят ментов, потому что давно не видят в них защитников, а исключительно вымогателей, насильников и убийц. Менты ненавидят граждан и вымещают на них свою ненависть за все в целом – за то, что граждане их ненавидят, за то что начальники – сволочи, за то, что «иначе не проживешь» и так далее. Проблема в том, что от той структуры, которую мы называем милицией осталась исключительно форма. А содержание давно сгнило. Причем, началось это еще при «советской власти». Уже тогда менты порой беспредельничали, а граждане порой сопротивлялись. И все эти «дяди Степы» и участковые «Аниськины» были тупой советской пропагандой.

Всем понятно, что «чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лайяй», которое представляет собой нынешняя милиция подлежит уничтожению. Эти строки, насчет чудища, кстати, были написаны еще в 18 веке и обрисовывали таким образом крепостное право. Нынешний протест народа против милиции – это в чем-то продолжение борьбы с теми же остатками нашего затянувшегося рабства. Ну достали уже народ до печенок многочисленные самозваные надзиратели в разнообразных формах и без. Ему не нужны глобальные надзиратели, которыми по привычке чувствует себя милиция. Ему нужны нанятые специалисты по охране прав граждан. И только. Принял заявление от гражданина о нарушении его прав в устной или письменной форме – и иди работай. И только. Увидел, что права человека нарушаются или он просто попал в беду – иди и защищай, помогай. И только. Но понятно, что нынешняя трусливая и криминальная власть никогда на подобную реформу милиции не пойдет. Потому что надеется по сути только на защиту этой самой милиции. И потому этой власти выгодно держать в милиции в основном, извините, просто тех, кто не хочет или не способен заниматься производительным трудом. То есть, в основном – отбросы общества. И выгодно этой власти держать милицию тоже в положении своего рода крепостных. Изначально поставив ее в полную зависимость от власти и в положение, при котором материальное благосостояние и продвижение по службе возможно исключительно при систематическом нарушении закона самим милиционером. И потому вывод из всего этого тоже вполне понятен. Только уничтожив нынешнюю власть можно будет уничтожить нынешнюю милицию, да и все силовые и судейские структуры в целом. И на пустом месте построить что-то более соответствующее 21 веку в европейском государстве.