Москве делить другие страны не впервой

Заявление организатора пророссийского «Украинского фронта» и по совместительству харьковского губернатора Михаила Добкина о проведении в городе, когда-то уже использовавшемся Москвой в качестве плацдарма для уничтожения независимой Украины, съезда депутатов всех уровней юго-востока, Севастополя и Крыма удивительным образом совпало с заявлением российского представителя при ООН Виталия Чуркина о том, что приход к власти «так называемых демократических оппозиционных лидеров» приведет к «глубокому хаосу» и разделу страны.
kmo_4
Добкин знает, что делает – мы не забыли еще съезд в Северодонецке, которым взбесившаяся номенклатура хотела ответить на элементарное желание украинского народа проводить честные выборы главы государства. Чуркин знает, что говорит – именно этот бывший дипломат, превратившийся за путинские годы в прожженного пропагандиста и дестабилизатора ситуации в Совете Безопасности ООН, проводил в свое время переговоры с боснийскими сепаратистами Радованом Караджичем и Ратко Младчичем, готовя, таким образом, фактическое разделение Боснии и Герцеговины на этнические зоны. Москве делить другие страны не впервой. И то, что намерение тесно связанного с администрацией президента России харьковского политика и заявление получающего прямые указания от своего начальства в российском МИДе дипломата оказались в сводках новостей рядом – это, конечно, же не совпадение. Это намерение.

Руководству России единая Украина нужна только в том случае, если она подчинена, если ее президент послушно исполняет указания Путина, а народ терпит и боится. Но как только появляется шанс, что Украина станет независимым государством, Москва немедленно – даже не выждав несколько дней – начинает действия по разделению нашей страны. Используются агенты влияния соседней страны в руководстве Украины, СМИ и обществе. Соответствующим образом подготавливается международное общественное мнение. На ковер в Москву вызывают украинских губернаторов и депутатов – так, будто они не украинские, а российские госслужащие (а, может, так оно и есть?). И эта работа уже идет – в эти часы, эти дни, параллельно с усилиями по урегулированию украинского кризиса, предпринимаемыми Евросоюзом.

И это то, чем отношение ЕС – пусть нередко беспомощное и недальновидное – отличается от российского. Евросоюз хочет, чтобы Украина была демократической суверенной страной, сотрудничающей с ЕС. Россия хочет, чтобы Украина была ее колонией – либо же чтобы ее вообще не было.