Мы и есть Европа

На самом деле самое важное событие Парижского саммита «нормандской четверки» уже произошло – вчера, когда президенты Украины, Франции и федеральный канцлер Германии побеседовали между собой относительно повестки для предстоящей встречи с Владимиром Путиным. Потому что этот разговор – логичное продолжение формата, наметившегося еще несколько недель назад, в августе, когда Ангела Меркель, Франсуа Олланд и Петр Порошенко встречались в Берлине. А Владимира Путина там не было. Демонстративно не было. О том, о чем говорили лидеры европейских стран, ему рассказали по телефону.
213
Скептики могут сколь угодно долго рассказывать свои любимые сказки о том, как европейские лидеры хотят решить украинские проблемы за наш счет, как склоняют нас к невыгодному компромиссу, как пытаются внести неудобные статьи в нашу Конституцию – только чтобы отделаться от Путина. Но все эти разговоры – равно невежественные и конъюнктурные, демонстрирующие, как глубоко въелся в украинские мозги и души неистребимый «совок» и насколько еще сильно умение думать по-российски, а не по-европейски – не имеют ровно никакого значения.

Вот эти встречи и разговоры на троих демонстрируют одну простую вещь: Европа – это уже и есть мы. Запад – это уже и есть мы. Плюньте в лицо тому, кто будет рассказывать вам о «украиноцентричности», каких-то особых интересах, о том, как мы обманем и обскачем и Россию, и Запад. Ничего этого в современном мире нет. Можно быть либо частью Запада, либо частью Востока. В нашем случае – учитывая то, что общими усилиями разграбили наше государство и остались на бобах – протекторатом либо Запада, либо России. К счастью для Украины, она стала западным протекторатом. А это – шанс создать независимое государство, а не превратиться в еще одну Курскую область. Но и у независимого государства на Западе есть свои обязательства и свое согласование интересов. И это как раз то, что мы наблюдаем в ходе переговорного процесса.

Хотят ли Меркель и Олланд решить украинскую проблему за наш счет? Полноте, они хотят решить ее за наш общий, европейский счет. Да, они не хотят воевать – а мы хотим? Да, они хотели бы избавиться от санкций – так посмотрите на наши! Да, возможно они хотят решить проблему путем нахождения компромиссов, которые нам не нравятся. А Греции нравятся все компромиссы, на которые идет ее правительство и ее население? А Великобритании нравится со всеми сверять свои законы? А Германии нравится всем давать деньги? Всем что-то не нравится. Чем дальше мы будем идти по пути европейской интеграции – тем больше нам будет что-то не нравится, тем труднее будет что-то решать и согласовывать, тем неприятнее будет окончательный результат.

Но другого пути все равно нет. Другой путь – это ликвидация Украины.