Мы – минус страх

Невинная синоптическая информация: 21 сентября в Николаеве отличная погода, солнечно, уже с утра – свыше 20 градусов тепла. Что будет, если кто-то из горожан, проживающих на определенной улице, посчитает необходимым открыть в своей квартире окно? Ответ, диктуемый бытовой логикой прост: человек «впустит» в жилье солнце и свежесть, да и вообще, это его личное дело. А вот и нет. Воздух и сентябрьские лучи отменяются вполне официальным распоряжением. Надо понимать, вслед за распахнутой оконной створкой распахнутся двери в «провинившуюся» квартиру. Распахнутся – под ударами специального милицейского наряда. 21 сентября Николаев посещает Янукович.

яйцом убитый

И вот, накануне, милиция обошла жилища, расположенные по пути следования сиятельного кортежа. Люди были предупреждены о необходимости закрыть окна, а лучше, и опустить шторы. Когда граждане, возмущенные таким распоряжением, сообщили о нем в социальных сетях, журналисты обратились с вопросом в компетентные органы. И начальник центра общественных связей УМВД Украины в области Ольга Передеренко подтвердила распоряжение, сказав, что это «во исполнение требований службы охраны президента». Только знаете, что кажется мне, уважаемые читатели-собеседники? Если бы все без исключения жильцы квартир, расположенных на «зачищаемых» улицах – напротив, из принципа, или просто по собственному, далекому от политики, желанию, распахнули свои окна – ничего бы с ними не произошло. Милиция «забодается» врываться в каждое жилище любителей свежего воздуха.

Страх. Чувство, понуждающее безропотно выполнять идиотские, антизаконные распоряжения. Или – униженно лгать, заранее прогибаться, чтобы не «взяли на карандаш, да – в черный список». Лгать – против своих убеждений, пока словами. А потом и действиями, противоречащими собственным убеждениям. Лгать словами – это отвечать проводящим соцопросы: «конечно-конечно, я голосую за Партию регионов». Действиями – и вправду поставлю «птичку» у номера проклятых рыгов, вон, говорят, участки оборудуют видеокамерами, я боюсь, что и в кабинке нахожусь под недремлющим оком «старшего брата», потом, узнав, что именно я был против них, они мне такое сделают…

Всю последнюю неделю подконтрольные СМИ пестреют заголовками: «Партия регионов пользуется наибольшей поддержкой украинцев», «ПР лидирует среди других политических сил в электоральных предпочтениях». Еще и еще раз подчеркиваются цифры последних соцопросов. По результатам «Социса» за «партию власти» готовы голосовать 21,2%, тогда как за Объединенную оппозицию – 17,2. По опросу «Рейтинга» — регионалы (то есть не просто некая отдельная партия, которая кому-то искренне нравится, а всеобъемлющая власть, под которой стонет страна), набирают 26,3%, оппозиция – 22,6. Причем, «Рейтинг» отмечает стремительный, неожиданный рост желающих отдать голоса режиму: социологи этой группы рапортуют – если в августе разрыв между ПР и Объединенной оппозицией составлял +2 в пользу оппозиции, то в сентябре этот разрыв прямо-таки кардинально развернулся, и теперь он +3 в пользу ПР.

А давайте попробуем задуматься, что могло бы вызвать взрыв симпатий к режиму в течение последнего времени? То, что люди покатываются со смеху, услышав, как главный «режимщик» не может выговорить слова «тоталитаризм»? А те граждане, которые смотрят шире подобных приколов, испытывают стыд за страну, с главой которой Кондолиза Райс не пожелала быть запечатленной даже на общей фотографии; США недвусмысленно говорят о санкциях, которые будут применены; Евросоюз – о замораживании любого сотрудничества? Может быть, симпатии вызвал рывок внутреннего процветания? Вряд ли. Новоиспеченный закон, позволяющий посягнуть на всенародное богатство – землю, напротив, встревожил граждан. Падение гривны тоже не вселяет оптимизма. Промышленность переживает плохие времена, даже по официальным данным Госкомстата промышленное производство в стране с августа 2011-го по нынешний август упало на 4,7 процента. Есть, впрочем, и другие, позитивные проценты, выражающиеся в четырехзначных цифрах. Всеукраинский банк развития, принадлежащий Александру Януковичу родился в 2010 году со скромной цифрой активов в 191,2 миллиона гривен. Так вот, за два с половиной года это заведение увеличило свои активы на 1240%. Впечатляет… Только сложно поверить, что данный прорыв может способствовать возрастанию симпатий гражданина к режиму, олицетворяемому в избирательном бюллетене словосочетанием «Партия регионов».

И вообще, если рассматривать абрисы предвыборного рейтинга регионалов, возникает более глобальный вопрос. Мы-то в основном обращаем внимание на преподносимые нам цифры предвыборных предпочтений, втягиваемся в некую игру типа спортивного тотализатора. А ведь есть, напрямую не связанные с выборами, и широко нерекламируемые результаты иных соцопросов. Киевский международный институт социологии сообщает, что если в январе 2010-го власть поддерживали 38% граждан, то сейчас – 13%. Тот же КМИС провел опрос, в результате которого оказалось, что в стране не осталось регионов, где бы доверяли Януковичу (а ведь именно он является и почетным председателем, и персонифицированным лицом «партии власти», рассчитывающей на симпатии избирателя). В тех краях, которые можно было бы отнести к условно базовым, цифры недоверия – 57,4% (Восток), 56% (Юг). Да и остальные граждане, если отминусовать эти показатели от ста, не относятся к однозначно доверяющим, здесь присутствуют ответы «скорее, не доверяю», «скорее, доверяю». Еще один опрос КМИСа: 62,8% ответили – «страна движется в неверном направлении», еще 7 процентов считают, что «не движется вообще». А вот – результаты социологического исследования, проведенного «Українським демократичним колом» по заказу Института политики: 66,8% граждан, опрошенных во всех регионах страны, ответили, что они ощутили ухудшение собственной жизни за последние 12 месяцев. И согласитесь, централизовавшая все управление страной в своих руках Партия регионов – это, в глазах избирателей, и правительство, и парламент. Так вот, по результатам социологического исследования Центра Разумкова совместно с Фондом «Демократические инициативы», деятельность правительства поддерживают 7%, Верховной Рады – 4%.

Вот и получается, что совершенно непонятно, откуда могут при таком положении дел взяться эти от 20 до 30 процентов, радостно и уверенно готовых на выборах сказать «да» режиму. Результаты ответов на вопрос, за кого будете голосовать на ближайших выборах, и ответов о доверии институтам существующей власти, оценки положения в стране и своего благосостояния – совершенно не совпадают. Это, если привести бытовую параллель, выглядит сценкой из театра абсурда. Жениха спрашивают: вы считаете, что ваша невеста красива и умна? – Нет, она отвратительна, и редкостная дурища. Так, может, она рачительная хозяйка, которая поведет дом к надежному процветанию? – Да что вы, она не просто мотовка, но еще и воровата, уже сейчас я убедился, что она чистит мои карманы, связавшись с ней, я стал намного беднее. Тогда, наверное, она хоть в чем-то надежна, вы доверяете ей? – Ни в коем случае, со времени знакомства мое доверие к данной особе стремиться к нулю. Но на 28 октября назначена регистрация вашего брака, наверное, в ЗАГСе вы скажете… — Конечно, радостно скажу: «я согласен взять ее в жены».

Ни в коем случае нельзя обвинять любые организации, проводящие соцопросы в подтасовке, пока подтасовка не доказана, никто не пойман за руку. Но можно предположить, что навязчивое подчеркивание: именно сейчас, ближе к выборам, ПР наращивает рейтинг – случилось не без некоторой натяжки «по указанию». Расчет тут прост: среднему человеку трудно идти против течения. Следовательно, его нужно беспрестанно убеждать в направлении течения, чтобы где-то в подсознании родилось: большинство моих сограждан поддерживают нынешнюю «партию власти», значит, и я, наверное, должен влиться в их строй. Впрочем, и о том, что авторы некоторых соцопросов впрямую не пойманы за руку на подтасовках, говорить не стоит. Вот что рассказала директор Фонда «Демократические инициативы» Ирина Бекешкина в комментарии Тижню. ua. Телеканалы Интер и Первый национальный, некоторые Интернет-сайты обнародовали результаты опроса, проведенного Институтом исследования социального развития Украины. Первое место электоральных предпочтений – за ПР, второе – за УДАРом, уверенно обогнавшим Объединенную оппозицию. Бекешкина говорит: «Этот институт действительно существует. Однако очень сомнительно, что он проводил какие-то опросы, последняя информация на сайте этого учреждения датируется осенью 2009 года». Феноменальный «прорыв» партии Кличко известный социолог трактует так: «обществу вбрасывается мысль, что нужно голосовать за новые силы». И добавляет «пахучий» факт – в упомянутом институте трудится некий Иван Надеин, находящийся в списке УДАРа.

Но в сегодняшних заметках хотелось бы акцентировать внимание не на вполне возможном искусственном «натягивании» рейтинга ненавидимого страной режима, и не на удивительных «результатах опросов», которых попросту не было. А о том, что цифры «буду голосовать за ПР» во многом складываются из реально произнесенных подобных ответов. Произнесенных – дрожащим от страха голосом. Социологи уже в течение нескольких месяцев обращают внимание на тенденцию: цифра электоральных предпочтений режима куда выше при поквартирном соцопросе, чем при опросе уличном, гарантирующем большую анонимность. Человек боится, что опросчик не просто выполняет свою социологическую работу, а «берет на заметку неблагонадежных», и доносит на них, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Нас, граждан, стараются запугать, и, чем ближе к выборам, тем круче. Принимая в первом чтении закон, по которому за клевету (а что оно такое – «клевета», может, просто нелицеприятное высказывание о кандидате от режима?) светит «небо в клеточку». Подчеркивая, что в ВР зарегистрирован проект, призванный так «упорядочить» любые мирные митинги, что они станут попросту вне закона. Запугать распоряжением Кабмина от 12 сентября, где под видом борьбы с терроризмом силовые структуры от СБУ до МЧС призваны бороться с действиями «которые угрожают общественному порядку» (может быть, окошко, открытое в нынешний четверг в Николаеве, как раз угрожает. «Новому порядку». Оккупационному порядку). Пугают – повторяя, сколько водометов закуплено перед выборами для милиции. Запугивают – на примерах бандитской расправы с отдельными оппозиционерами. На днях к кровавому не в переносном, а буквальном смысле списку жертв предвыборной гонки прибавился Максим Шкуро, руководитель избирательного штаба кандидата от объединенной оппозиции Дмитрия Андриевского. Извечно «неизвестные» сломали ему несколько ребер, разбили лицо. Плюс – тяжелое сотрясение мозга, большая потеря крови вследствие ножевой раны бедра.

И вот, хотя бы две свежие картинки, демонстрирующие, что мы позволяем себе пугаться. Журналисты Gazeta.ua один раз сопроводили в поквартирном обходе (а этот человек, кандидат от объединенной оппозиции, не имеет средств, чтобы выпустить листовки или плакаты, и просто стучится в двери своих избирателей) Владимира Деркача, баллотирующегося в Донецке в округе №41. Этот человек здесь известен, и в самом хорошем смысле. Шахтер, реальный чернобыльский ликвидатор. Участник и организатор памятной, горькой, отчаянной голодовки чернобыльцев. Тот, что несмотря на материальные трудности, не принял подачки, когда местной власти было приказано «одноразовым грошом» заткнуть наиболее активных протестующих. Кандидата, не обклеивающего микрорайон своими дорогими глянцевыми фотками и не прикармливающего просроченными проднаборами, а идущего вот так, от двери к двери, избиратели принимают хорошо. Но… Журналисты фиксируют фразу, прозвучавшую в одной из квартир: «Мы, конечно, за тебя проголосуем, Володя, мы тебя уважаем. Но только регионалов тут никто не подвинет». Вторая картинка – из Енакиево. Кандидата от «Свободы» в округе №53 Игоря Славгородского избиратели на встрече слушают с симпатией. Поддерживают высказанную им идею – на участок нужно направить как можно больше независимых наблюдателей. И – опять-таки, «но». Люди говорят, что бояться и местной власти, и ходящих под ней местных бандитов: «было бы лучше, если бы приехали совершенно независимые от местных «раскладов» люди из других областей. Пригласите их, пожалуйста…».

Да черт возьми, дорогие сограждане, неужели непонятно, что если мы не сумеем обеспечить все участки наблюдателями, которых не смогут вышвырнуть, и не отстоим результаты голосования от фальсификации – укрепившийся режим будет расправляться с теми же наблюдателями, из какой бы области они не были. И наоборот. Если сумеем победить, вплоть до отмены сфальсифицированных результатов, и проведения новых демократических выборов, то бояться следует уж никак не нам. И ответ пользующемуся справедливым уважением настоящему народному кандидату Деркачу тоже должен был бы закончиться другим выводом. Раз «Володя, мы проголосуем за тебя», то «именно мы вместе с тобой «подвинем» регионалов. Поможем тебе в твоей неподдельно-неподкупной избирательной кампании. А потом – возьмем избирком в плотное кольцо, и не дадим «отменить» наш выбор». Да и ответ в соцопросах, «я не проголосую за ПР», если будет он массовым, приведет никак не к составлению воображаемых «черных списков», а к всенародному, светлому списку, потому что невозможно расправиться с миллионами, если они смело высказывают подобное мнение.

Страх как явление – предмет психологических исследований. Биологический страх – наш помощник: нормальный человек не гуляет по карнизам и не кладет руку в огонь. Ситуация, когда в темном переулке сталкиваешься с недоброжелательным «дай закурить», тоже вызывает биологический страх. Но тут, ученые говорят, важно, во что «конвертируется» ощущение страха. Если в своеобразный паралич – что ж, кролик становится безвольной добычей удава. А если в энергичное размышление – нельзя ли позвать на помощь, или ударить первым, то жертва может жертвой и не стать. А вот о так называемом социальном страхе именитые психологи говорят: он «зиждется на отсутствии адекватной, правильно структурированной информации».

В нашей нынешней ситуации мы должны информацию структурировать. Понять хотя бы то, что стране не грозит ужас гражданской войны, потому что в преддверии выборов нет «двух Украин», и режим не принимают ни в одной из частей государства. И то, что по большому счету, служивые силовики, это часть народа, и вряд ли они согласятся топить этот народ в крови. Это Янукович и небольшая горстка его обслуги испытывает параноидальный страх, приказывая закрывать окна, мимо которых промчится его кортеж. А значит – нам-то как раз нечего бояться, решаясь «открыть окно» во всех смыслах.

Виктория АНДРЕЕВА