Мы, три обезьяны и гадюка

Если исходить из потребности искать оптимистические крохи в пучине пессимизма, можно сказать и так: слава Богу, что режим пытается «отвлечь» нас только так… А не, скажем, взрывами в жилых домах или транспорте, с жертвами среди более чем мирного населения.

Да только уж совсем оптимистически возрадоваться крохам относительного позитива не получается. Потому что первая фраза сегодняшних заметок не имеет права на существование без слова «пока». Это не преувеличение, не страшилка для обывателя. Коль скоро сегодняшний янучарский официальный Киев заметно берет пример с Кремля в деле удушения любой оппозиционной силы; если даже мини-протесты народна наталкиваются на очень «чисто конкретное» противодействие – ожидать следует всего. Да и провокации, пока не приводящие к гробам, тоже небезопасны. Один неглупый человек, видевший немало смертей не в постели и знающий цену жизни, сказал журналистам: «мы знаем, как провокации могут создать войну».

Сказано это было по тревожному поводу, в ночь с 15 на 16 мая в Киеве неизвестными негодяями была разрушена стела напротив Ильинской церкви, установленная в честь погибших воинов–«афганцев». Сказал глава одной из организаций ветеранов этой чужой войны (организация называется «Никто кроме нас») Александр Ковалев. «Мы хорошо понимаем, что это провокация третьей стороны, которая блюдет свои циничные интересы. Нам нечего делить с организацией ОУН-УПА, которую нам пытаются противопоставить. Мы люди военные, и знаем, как провокации могут создать войну. Мы этого не допустим. Украина неделима».

Следует отдавать себе отчет, нелегитимный режим, прекрасно осознавая, что по всем параметрам он загнал страну в полную, извините за брутальность, ж ..у, не брезгует никакими методами отвлечения от своих деяний– сталкивания лбами разных солциальных групп, регионов, национальностей и т.п. Да не преувеличение это, уж потрудитесь взглянуть беспристрастно, не преувеличение! В истинный «цирк на дроте» (так на местном сленге называют действо, доведенное до абсурда) превратили 9 мая во Львове. Вы поверите в то, что рэкетир-«мусорщик», по совместительству депутат одесского горсовета, глава партии «Родина» Марков бескорыстно и бескомандно, по зову пусть даже сталинской, но присущей его душе искренней идеологии вложил в «командировку» боевиков и средства, и усилия? Те, кто хоть раз видел Маркова (я общалась с одесситами специально по этому случаю) категорически не верят. Считают, что Маркову присуща единственная искренняя идеология – ловля сугубо материальной жирной рыбки в донельзя мутной воде. И, как попутная необходимость, обслуживание интересов тех, кто «крышует рыбалку».

А ведь о львовском 9 мая говорят до сих пор, хотя по большому счету – говорить не о чем, кроме как о выполнении правоохрЕнительным ведомством Могилева тайных преступных распоряжений. Только потому, что о реализации заведомо провокативного сценария говорят так настойчиво и долго, нам с вами, казалось бы, следует не добавлять свои голоса в этот хор. Но стоп! Говорим по делу, не «твердим зады», поскольку говорим не о 9 мая, о 22 июня. Оно, понятное дело, еще не наступило, но его анонсируют. Не только та же незаконно числящаяся в реестре политических партий Украины «Родина» (что, ее первичные организации есть в необходимом по положению количестве областей, а, Минюст? То ли мы не знаем, как у тебя трудно зарегистрировать партию или общественную организацию, как придираются к любой запятой в поданных документах). Не только более чем одиозный, карикатурный «губернатор» Харьковщины Добкин. 15 мая на брифинге в Донецке дает угрожающий посыл Петр Симоненко, народный депутат, глава одной из фракций, входящих в так называемое парламентское большинство. Он говорит: идут переговоры с «российскими коллегами», вовсю готовится акция с красными флагами, долженствующая состояться во Львове. «Свобода», естественно, тут же откликается: встретим, мол, незваных гостей как следует.

Давайте задумаемся, в какую игру играют даже не с нами, а НАМИ. Это самое 22 июня, годовщина перехода гитлеровских войск германско-советской границы (а уж никак не начала Второй мировой войны) существовало на протяжении 66 лет, если считать с 45-го? И заметьте, ни при Советах, ни в независимой Украине, скажем, при красноватых Кравчуках-Кучмах день, когда «Киев боНби-и-ли, нам объяви-и-или…» не был отмечаем никакими уличными шествиями. Предположимте, что именно сейчас, при наличии всех иных реальных проблем историческая память неотвратимо проклюнулась у поколений, которых шесть-семь десятков лет назад не было и в проекте. Отлично. Пусть соберутся в каком-либо ветеранском либо историческом клубе по интересам в любом городе (городах) страны. Говорят (и поют) там о чем-либо, приличествующем годовщине. Богатенькие с проклюнувшейся памятью пусть раздадут подарки буквально единицам ныне живущих, кто пережил эту рассветную бомбежку, чудом выжил в боях на погранзаставах. Не нужно навороченных коробок шоколадных конфет – сегодня, под зарей янучарского «народного процветания» будет за счастье получить борщевой набор: пожухлые овощи прошлогоднего урожая зашкаливают в цене, к молодым не подступиться, кило моркови-2011 в супермаркете тянет на 39 гривен. Хотя конечно же, если уж кому-то от памяти 22 июня не спится, лучше всего отслужить панихиду там, где упокоились жертвы войны. С атрибутами, приличествующими богослужению. То есть, отнюдь не с флагами.

Но затевать краснотряпочное шествие 22 июня? После во многом договорных, но оставивших отвратительное и долгое послевкусие событий 9 мая? Во Львове, для которого уж совершенно гарантированно тяжкая Вторая мировая началась никак не 22.06. 1941 года, а в 39-м, когда ее развязали Гитлер и Сталин, вознамерившиеся поделить мир на двоих, да потом разодравшиеся? Шествие – с участием не просто иногороднего, а зарубежного десанта?

Видимо, нас собираются держать в постоянном предконфликтном, конфликтном, сладостно обсуждаемым послеконфликтном, состоянии. Чтобы у нас уж совсем гарантированно не хватало сил ни на что другое. Метод успешно работает в сопредельном государстве. Думается, что путинский авторитаризм не чувствовал бы себя столь вольготно, если бы народу не подсунули чумовой триллер: в Чечне вяло, но нескончаемо воюют (конечно же, за Р-родину), враги как объединяющий фактор, таким образом, присутствуют, телевизор трещит от кроваво-слюнявой (бывает и такое сочетание) сериальной героизации процесса. И то – войнушки оказалось мало. Пришлось вбрасывать ксенофобское толковище на Манежной.

Упомянутое разрушение стелы полегшим в Афганистане – в том же ряду натравливания «всех на всех». Хорошо – нашелся пан Ковалев, вербализировавший взвешенную, непреклонную мысль. Но все ли – «ковалевы»?.. И не слишком ли в последнее время много событий, знаменующих навязываемую обществу войну памятников и атрибутов? В ночь на 9 мая те же таинственные неизвестные в селе Ирклиев на Черкащине разрисовали памятник Хмельницкому дурацко-оскорбительными надписями, ну, к примеру, «За родину, за Сталина!». Селяне возмущены, и считают, что это дело рук каких-то заезжих.

Согласитесь, здравомыслящие читатели-собеседники, подобной эскалации «битвы» именно атрибутов, в Украине не было никогда. Более того, если приглядеться к себе, знакомым, соседям – эта «битва» не вызвана естественными причинами, назревшими у определенных социальных групп, у нас действительно (пока!) нет реально существующих двух, или скольки там, непримиримых Украин.

Нас пытаются сделать яблоком с червячком внутри, на всех уровнях попыток объединения граждан. Если порыться в Сети с целью побольше узнать об этой самой организации ветеранов необъявленной войны «Никто кроме нас», можно увидеть удивительные противоречия. Что сказал лидер организации понятно, из этого вытекает позиция объединения. Его активисты, кстати, 20 апреля серьезно пикетировали Верховную Раду 20: «против ухудшения жизни в Украине». Но вот – интервью некоего Александра Луценко, именуемого многогранно: «председатель первичной организации одесского комитета ветеранов войны в Афганистане Приморской районной организации Партии Регионов». Он тоже ссылается на самоназвание «Никто кроме нас». Но говорит: «своей работой мы выполняем те задачи, которые ставит Партия регионов». То есть не то, чтобы протест против антисоциальной политики нынешнего режима, а вообще интересные словосочетания: единственная «руководящая и направляющая» ни больше, ни меньше, а ставит задачи, и мы берем под козырек. Организация-клон? Или попытка развала изнутри?

В этих заметках я не «прицепилась» к малоизвестному и, если можно так выразиться, узкоотраслевому объединению граждан. Это наглядный пример действий режима по отношению к любым зачаткам гражданского общества.

Хорошо, будем считать: мы обсудили, кто и как пытается нас разъединить. А вот что объединяет нас, и, главное, насколько успешно? Повторить вслед за экс-спортсменом, депутатом-регионалом Эльбрусом Тедеевым то, что он сказал журналистам по поводу Дня гнева 14 мая? (Не удивляйтесь, данное лицо, оказывается, умеет не только проламывать черепа парламентскими стульями, но и говорить, хотя по деятельности в ВР это ранее было незаметно). Он сказал: «День гнева обернулся днем разочарования для оппозиции». Только он как бы сказал, потирая руки от радости, а мы повторим, зайдя в тупик безнадеги…

Не хочу я этого делать, и вам не советую. Представления не имею, что там думают о результатах (безрезультатности?) 14 мая общеизвестные столпы, причисляющие себя к оппозиции. Реальная оппозиция к нынешнему режиму – это мы, обычные (и многочисленные) граждане. Так почему же так малочисленно выглядел анонсированный День гнева? Я усматриваю три причины (вы добавите еще, правда?). Две из них – сиюминутные, третья более весомая. Первая. Шутки кончились. А вместе с ними и времена, когда ослабевший Кучма не приказывал трогать палаток, на которых значилось «приемная нардепа такого-то». Кто видел киевский Мариинский парк 14-го, обратили внимание, правоохрЕнители (не могу я их в данном контексте называть с уважением) вырывали из рук любой принесенный усилитель звука, палатку, даже личные вещи, не имеющие отношения к акции. В том числе у нардепов. Оппозиционных. Ментами и «беркутовцами» командовали депутаты-ПРовцы, что вообще ни на какую цивилизованную голову не налазит. Просто любопытствующих киевлян в Мариинский жестко не допускали. Транспорт из других областей, могущих перевозить потенциальных протестующих, на подъездах к столице тормозили безвариантно.

Подобному противодействию нелегитимной власти любым мирным гражданским протестам мы можем противопоставить лишь беспрецедентную массовость (тогда «милиция будет с народом», или…ее в нынешнем виде не будет вовсе).

Второе. Полное отсутствие подготовки Дня гнева со стороны некоего оппозиционного координационного центра. «Полное» — потому что в слабо интернетиализированной стране попытки координации в Сети, это капля в море. Возможно, именно такой подход есть частью грандиозного стратегического плана оппозиции, и завтра все будет выглядеть по-другому, не знаю. И не стоит думать, что под организацией я понимаю подвоз и размещение партийных колонн, чего доброго, еще и платных. Но те же листовки, постоянные, краткие и правдивые, говорящие гражданам в каждом доме: так же, как ты, от действий режима страдают миллионы твоих сограждан, стоит попытаться собраться, сделать то-то – эх, как они нужны…

И вот, по-моему, третья причина, наиболее сложная для устранения. Мы… стесняемся протестовать и действовать без определенной «команды». Совокупное сознание граждан посттоталитарного общества отстранено от инструментов общества гражданского. Ну, по простому, прикиньте. Много ли вы сейчас найдете реальных украинцев, которые счастливы от беспрецедентного скачка тем и разгосударствливания страны? Нет. Ну, а самому, с супругой, или парой-тройкой друзей в определенный день собраться, и пойти на акцию протеста – как-то «не того». Не столько, кстати, страшно, сколько «а смеяться надо мной не будут?»

И тут «оплодотворяется яйцеклетка» безнадеги. Способной сгрызть изнутри. Вот, наконец-то – о трех обезьянах, заявленных в заголовке. (с гадюкой все понятно, эта невидимая рептилия жалит, с целью натравить нас друг на друга). Упомянутые же обезьянки в том числе несут вроде бы положительную нагрузку: одна ничего не слышит, другая не видит, третья не говорит. Есть восточная философия, соответственно коей – так меньше грешим. Но в наших традициях центра Европы синдром отстранившихся «трех обезьян» губителен. Особенно подвержены ему интеллигенты. Ах, в моем городе квасят носы боевики и ультраправые? Но я же не привержен ни к красным полотнищам, ни к лозунгам нациков… Ой, они уже бьют окна, за которыми спят мои дети? Кто же мог подумать… Ох, режим грабительский, тупой и отвратительный, да… Но что я могу сделать, лично я? Видно, так и придется то ли помирать, то ли выживать…

Давайте-ка, милые «мавпочки», оторвем лапки от глаз, ушей, губ. Чтобы оглянуться вокруг. Услышать об истинном положении дел. Внушительно заговорить. Так, что ли?

Виктория АНДРЕЕВА