Нет времени для наслаждений

На этой неделе Президент Янукович с привычным уже для всех нас успехом преодолел как внешние, так и наружные проблемы страны. Вот только стал ли он от этого счастливее?..

Для тех, кто не уловил, как говорят, нюанса, сразу же поясним, что термин «наружные проблемы» ввел вчера в дипломатическую науку младший сын Виктора Януковича – народный депутат Украины, мастер руля и лебедки Витька. Так и заявил: «Благосостояния стране Украина. Чтобы было меньше как внутренних проблем, так и наружных».

Великолепно сказано! Как писал в свое время один французский поэт: «Ты говоришь редко, Атос, но зато когда заговоришь, то не хуже Иоанна Златоуста».

Виктор Викторович, действительно, прибегает к публичным выступлениям весьма нечасто, но каждое его слово всегда поистине на вес золота. В последний раз, кажется, широкая общественность наблюдала выступление Януковича-младшего этим летом, когда перспективный молодой политик вышел на улицу после напряженного заседания в транспортном цехе, то есть комитете, конечно, и, устало пошатываясь от одного тротуара к другому, непринужденно ввел в отечественный политикум сложный термин «Аяебубля!» (который в буквальном переводе означает: «Понятия не имею, чего хотят от Украины эти евробюрократы»).

Между тем, на вчерашнем видео легко заметить, что за полгода, прошедшие со времени летнего бенефиса, Витька сильно изменился в лучшую сторону, в очередной раз показав себя стремительно растущим политиком, – поправился, отрастил приятные щеки а-ля Арбузов и накачал мускулатуру, неустанно ворочая в грязи свой джип категории «TR 3». Он даже говорить стал по-другому – коротко, сильно и страшно, почти не двигая нижней челюстью, но при этом широко раздвигая в стороны красивой формы рот.

Говорят, чтобы достигнуть такого леденящего душу эффекта, Виктор Викторович долго тренировался по методу Демосфена, подкладывая за щеки два куска антрацита причудливой формы. Хотя есть и другое мнение – дескать, такая манера речи возникла у депутата вследствие травмы, полученной в аварии на лесном бездорожье. Якобы в последний момент под колеса Витькиного джипа бросился ежик с наколотыми на колючки грибочками, и Витька, спасая глупое животное, вывернул руль туда, куда этого делать не стоило…

Впрочем, все это не более чем небылицы (ну не мог Виктор Викторович рисковать победой в гонках из-за какого-то гребаного ежика). Гораздо интереснее докопаться до сути самого понятия «наружные проблемы». Это ведь только с первого взгляда может показаться, что с легкой руки Януковича-младшего оно пришло в дипломатическую науку из какого-нибудь словаря практикующего венеролога. Да и спутать внешнюю политику с наружной, как впопыхах заявили злые языки, Виктор Викторович не мог по определению – слишком уж велик его депутатский стаж, а в депутатах у нас, как известно, дураков не держат. Скорее всего, Витька просто услышал это странное слово дома от отца, который по праву считается лучшим мастером наружной интриги не только в Украине, но и далеко за ее пределами…

Вот какое определение дал термину «наружная политика» сам Виктор Викторович: «Я имею в виду на сегодняшний день непростые переговоры с Россией, то есть такие основополагающие вопросы, к примеру, по поводу газа». Очень удачно сказано (впрочем, как всегда!). Ведь все уже давно заметили: то, что происходит в последние полтора года между Украиной и Россией, внешней политикой назвать никак нельзя. А вот «наружной» – в самый раз…

С Западом – другое дело, там все гораздо проще. К концу года Виктор Федорович решительно пресек последние поползновения Европы сблизиться с Украиной, а всем особо ретивым евробюрократам успешно дал по рукам. Надоевшие до чертиков переговоры об ассоциации с ЕС на этой неделе успешно закончились признанием сложнейшей штуки – национальной идентичности украинцев, в которой до того, как наружных дел лепила Константин Грищенко принялся ее доказывать, никто и так не сомневался; честь судебной системы и лично Родиона Киреева защищена, Юлька сидит и даже более того – лежит, развлекаясь подкладыванием своих тапок на высоком каблуке под ноги охранникам, чтоб они падали и ругались матом под улюлюканье заключенной…

При этом всем непонятливым Виктор Федорович объяснил, что является по данному вопросу всеобщим беспомощным заложником. Ведь даже когда президент, пойдя на тяжелый компромисс с совестью ради наружнополитических дивидендов, решил декриминализировать преступления Тимошенко, на его пути внезапно встал тогдашний председатель фракции БЮТ в Верховной Раде Иван Кириленко и решительно сказал: «Не надо нам Юльку выпускать, ишь чего задумали. Пусть сидит, раз виновата!».

Поскрипел Виктор Федорович зубами от безысходности, постучал кулаком по караоке от бессилия – и не стал декриминализировать Тимошенко, потому что насильно мил не будешь. Потом подумал и решил выпустить Юльку просто так, по решению Апелляционного суда. И уже почти что выпустил, а тут вдруг подсудимая сама заартачилась. «Все, – говорит, – не буду больше в судах участвовать, надоело! Буду лежать в своей комфортабельной камере, играть с кондиционером и смотреть плазменный телевизор! А ты, Виктор Федорович, выгребай теперь как знаешь, Ромпея тебе в дышло».

Ну, пусть сидит. Видит Фирташ, президент сделал все что мог…

К счастью, высокие делегаты саммита «Украина – ЕС» вошли в безвыходное положение Виктора Федоровича и не стали его больше уговаривать, а просто попрощались и уехали восвояси несолоно хлебавши. А Виктор Федорович, довольно потирая руки, отправился на Крещатик зажигать йолку. Все внешнеполитические проблемы успешно решены, пора переходить к проблемам наружным – то есть, по меткому определению Витьки-младшего, «на сегодняшний день непростым переговорам с Россией, то есть таким основополагающим вопросам, к примеру, по поводу газа».

Тут Виктор Янукович и его верный премьер Николай Азаров решили действовать в два ствола (как сейчас модно говорить – тандемом), согласованно предпринимая выверенные ходы и мастерски играя на личных слабостях и психологических комплексах российских коллег. Наблюдать за этой филигранной комбинацией для понимающих людей было истинным наслаждением.

Первую скрипку играл Николай Яныч, потому что его не жалко. Все же речь шла о сдаче России газовой трубы, такое не всякая репутация выдержит, а Азарову уже все равно, он старенький, да и репутации как таковой у него давно нет. Да и мало ли как все в дальнейшем сложится. Может, когда-нибудь власть в стране захватит оппозиция, и не такая дутая, как, скажем, Арсений или приятная во всех отношениях девушка Королевская Н., а настоящая. В этом случае, учитывая судебный прецедент Тимошенко, виновник сдачи трубы должен будет сразу получить как минимум пожизненное, – ну так тогда Азарову и сидеть на капустной баланде. А Виктор Федорович сможет легко отмазаться тем, что он в этот день просто ездил на пустопорожний «неформальный саммит СНГ» и говорил там напыщенные, но абсолютно безобидные слова. Даже Медведев вон встречу с ним отменил, – не доверяет, значит. Понимает, что Виктор Федорович родиной не торгует – он ее скупает…

В это время Николай Яныч, как говорят злые языки, неожиданно дал слабину. Целые сутки родная партия бомбила эфир бравурными прогнозами, что, мол, завтра Азаров неофициально встретится с Владимиром Владимировичем Путиным и все по газу порешает, даже сам Левочкин подключился с рассказами о том, что Виктор Федорович в Москву просто погулять выйдет, зато Николай Яныч мгновенно порвет Кремль на немецкий крест. А Николай Яныч в последний момент, окончательно ошалев от открывающихся перед ним перспектив, в день судьбоносного «неформального саммита» сорвался, проявил преступную несознательность и трусливо заперся у себя в кабинете, где и просидел чуть ли не до вечера.

К счастью, в последний момент поднятые по тревоге люди Левочкина якобы выкурили премьера в коридор дымовыми шашками, зашвырнули его в самолет и отправили в Москву срочным рейсом. И пока вокруг высокопоставленного пассажира суетились стюардессы, отряхивая с его пиджака и верхней части брюк отпечатки тяжелых ботинок провожающих, премьер собрался, сжал волю в кулак и вернулся к выполнению возложенной на него наружнополитической миссии.

И с этого момента все у него пошло как по нотам.

Предварительно обсуждая детали предстоящих переговоров, Виктор Федорович и Николай Яныч, разумеется, не могли не учесть тот факт, что Путин – бывший сотрудник КГБ, поэтому для того, чтобы влезть к нему в душу со столь деликатным вопросом, как цена на газ, необходимо говорить с ним как разведчик с разведчиком. Тогда он обязательно вспомнит молодость и размякнет, а к собеседнику почувствует острую симпатию, характерную для человека, встретившего на чужбине тайного посланца с далекой родины.

Надо полагать, именно поэтому Николай Яныч и принял решение вести с Путиным взаимовыгодный диалог с помощью странных и на первый взгляд совершенно безумных выражений, на самом деле построенных по системе «пароль-отзыв».

Отсюда и первая фраза, которой украинский премьер огорошил российского коллегу посреди ночи в резиденции Горки (далее цитируем по стенограмме, выложенной на сайте Путина обрыдавшимися от совершенно не уместного в данной ситуации хохота сотрудниками его пресс-службы):

– Добрый день, Владимир Владимирович.

На эти слова Путин, многозначительно поглядев в окно на усеянное звездами небо, по идее, должен был ответить еще более загадочной фразой, например: «Доброе утро, Николай Янович!». И добавить еще что-нибудь небанальное, типа: «У вас продается славянский шкаф?». Увы, за годы, проведенные на «гражданке», Владимир Владимирович, видимо, подрастерял былую быстроту реакции.

– Доброй ночи! – тупо сказал Путин.

– У вас ночь, а у нас еще вечер, – гнул свою линию Азаров, гипнотизирующе глядя в зрачки собеседнику.

– Поэтому вы у нас кровь-то и пьете.

Есть! Николай Яныч облегченно вздохнул: беседа вырулила в навязанное им русло откровенного бреда двух умственно изнуренных людей. Путин гнулся под умелыми руками украинского премьера, словно хорошо проваренный капустный лист.

– Спасибо, Владимир Владимирович, я тоже рад вас видеть, – усмехнулся Азаров.

И понеслась:

– Юра хотел уже на нашу сторону сесть.

– Уже потерял ориентацию.

– Поговорим с удовольствием.

– Я знаю, что вы устали после такого перелёта далёкого.

– Я вчера был на Дальнем Востоке. Там минус 37.

– Мы тоже удовлетворены развитием наших отношений.

После этого сотрудники пресс-службы Путина, по-видимому, поняли, что окончательно сходят с ума, и прекратили записывать сей чудовищный диалог, чтобы сохранить остатки рассудка. А Николай Яныч тем временем уже вовсю душил Владимира Владимировича своим легендарным интеллектом.

…До сих пор непонятно, где Азаров в итоге прокололся. Скорее всего, просто устал – годы все ж уже не те – и, утратив бдительность, прекратил скиглити. Может, даже угрожал взять в руки лопату и начать кормить, запугивал российского премьера переходом на биогаз из капусты и кричал «Хутин Пуй!».

Так или иначе, факт остается фактом: разжалобить «кремлевских троллей» тандему «Янукович-Азаров» не удалось.

Не случайно Виктор Федорович на следующий день в ходе своей нашумевшей пресс-конференции по итогам года с горечью констатировал, что нельзя идти в будущее, как говорят, с выставленным вперед задом. Возможно, потому что идущий навстречу может воспользоваться моментом и жестоко наказать за непредусмотрительность. Не зря же, в конце концов, по Кремлю бродят глухие сплетни, что ботокс Владимиру Владимировичу вводили не только в голову…

В общем, как говорят, укатали сявку крутые Горки. Именно поэтому, вернувшись домой «в три часа ночи» (конечно, правильно говорить «в три часа утра», но проблемы с ориентацией во времени суток у Януковича с Азаровым, видимо, теперь останутся на всю жизнь), Виктор Федорович даже не стал наслаждаться ни золотым унитазом, ни краником с брюликами в форме лебедя, ни вертолетом; говорят, он даже отказался играть с земляным зайцем. Тупо не хватило времени…

А непросвещенным гражданам, которые ожидали от президентства Виктора Федоровича снижения цен на газ и теперь возмущаются, должно быть стыдно. Потому что в своей программе ничего такого Янукович не обещал. Он только говорил, что газовых войн с Россией больше не будет – и, как всегда, сдержал свое слово. Сколько скажут, столько и заплатим, еще и спасибо скажем. Как говорят, Витек терпел и нам велел. В конце концов, ему в этой жизни приходится гораздо труднее: такие схемы прокрутил, столько наслаждений себе завел, – а времени на них нет совсем.

Поэтому мы Виктору Федоровичу не завидуем. Остальное пусть додумывает сам.

Василий РЫБНИКОВ