Новый взгляд на квадрат Малевича

И опять – здрасьте. Превед, Медвед. Как сказал бы украинский поэт Чехов, выдрючиваясь у парадного подъезда перед известной одесситкой Анной Ахметовой со спецбутылкой Гулака-Артёмовского в честь 300-й годовщины 227-летнего Черноморского флота России – «Медвед-воевода дозором обходит владенья свои».

Ну. Дань «дружбы» собирает. «Целый ряд соглашений по сотрудничеству». Это теперь так называется.

Ой, блин, заинтегрируемся по самы помидоры. В смысле, помидоры-то, конечно, ихние. А всё остальное – наше.

От внешней политики Украины, я так понимаю, должны остаться только пограничные столбы.

А в экономике – даешь кооперацию. Повсеместно, где бабками пахнет, там должен быть исключительно русский дух.

И, главно дело, очень хочется, чтоб они уже трубу нашу – последний стратегический запас какой-никакой прочности независимости – в свою модернизацию взяли. Они ж знают, что почем. Ежу понятно.

Впрочем, говорят, что молдавские ученые в результате долгих экспериментов выяснили – ежу на самом деле ни хрена не понятно. Но дела это не меняет.

Я какось недавно в российской «Новой газете» прочитала про одну ихню магистральную трубу любопытную таку «стори» – ой, да мы просто детки малые со всей своей исторической коррупцией.

Даже если по сравнению с вечными планами борьбы с которой, как острят посвященные, эротические фантазии недорослей выглядят вполне реально.

Короче. В конце прошлого года Путин с помпой объявил об официальном запуске в эксплуатацию нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО). В середине февраля труба «потекла», засрав огромную площадь сырой нефтью. И как выяснили экологи – с большим трудом – это был не первый случай.

Но неизвестно, пишет «Новая», все ли случаи «утечки» мы знаем, ведь маршрут трубопровода проходит по самым безлюдным районам Сибири, а трубопроводчики изо всех сил скрывают аварии.

При этом известно, что Ростехнадзор за грубейшие нарушения требований промбезопасности выдавал предписания на остановку работ десять раз.

А по итогам комплексной проверки выявлено более сотни серьезных нарушений технологии строительства нефтепровода – в том числе, крайне низкое качество сварки швов. Привет, то есть, от околевающих сварщиков китайской квалификации.

Когда было пройдено больше половины трассы, и работы шли уже на территории Якутии, сменился президент «Транснефти», и тогда, как водится, пошли подробности о наследстве предшественника.

Как рассказал в прессе новый глава, проект ВСТО поручили реализовывать двум генеральным подрядчикам — «Краснодарстройтрансгазу» и «Стройсистеме». Владельцами этих компаний была практически одна и та же группа физических лиц.

«Краснодарстройтрансгаз» ничего, кроме авторучки в кармане владельца и вывески, не имел.

Это была «полочная» компания, ее купили буквально перед началом проекта. Она получила аванс на 7 млрд. (!) рублей и оборудования почти на 30 млрд. рублей, а дальше начала искать, кто же будет строить.

Нанимались кооперативы, мелкие компании, у которых 10-20 единиц техники и 100-200 человек рабочих, и вот этими силами пытались что-то делать.

Пришлось привлечь еще 2000 китайцев. Это рабочие без квалификации, которые не представляют даже, как в условиях Сибири строить трубу. И вот этот «Краснодарстройтрансгаз» построил половину трассы.

Ну, там еще есть масса понятных и нам подробностей. К примеру, кипрские компании (с неизвестными собственниками) получали подряд от «Транснефти». Потом из головной конторы «Транснефти» следовал приказ в дочерние организации заключить с «киприотами» субподрядный договор по указанным расценкам. По таким схемам было выполнено около трети всех работ на ВСТО. Разница между договорами генподряда и субподряда составляла от 5 до 6%.

Кому пошли эти деньги? Тайна. И судя по всему, пока живы все, имеющие отношение к этому проекту, тайной и останется – «Новая газета».

Новое руководство «Транснефти» предъявило «Краснодарстройтрансгазу» иски на 31,6 млрд рублей, но сочло за благо получить хотя бы 3 млрд, все остальное исчезло неизвестно куда.

Итого. Трубопровод ценою в миллиарды долларов течет, как дуршлаг. При этом выясняется на практике, что в силу разных причин труба для экспорта нефти в Азию как-то и вовсе не нужна, и магистральный нефтепровод железной дороге вовсе не конкурент.

А между тем, этот монументальный памятник российского размаха стоимостью… Ой, они говорят, что теперь стоимость установить проблематично (!?) – но называют цифры от $17 до $30 млрд.!

Не, ну туда десяток зеленых млрд., сюда десяток… Великая Россия, широкая душа…

Кто-то из оппозиционных российских экономистов когда-то говорил, что грандиозные «потоки» – это не проекты транспортировки газа, это проекты фантастических масштабов по дерибану бюджета…

А если мы будем себя хорошо вести, то они и нам помогут с нашей трубой разобраться. И вообще со всем нашим еще не до конца разворованным хозяйством…

Слушайте, а чего Старший брат к нам без супруги? Всем так хочется на сюсю-пусю первых дам тоже посмотреть.

Собственно, популярная пресса уже в голос интересуется: где ж наша перва ледя?

Действительно: и де ж наша нумер раз пани-госпожа-товарищ Люся, как есть из ребра трехпроцентного созданная («протывсихами», ясен пень), и через потому ответственная перед налогоплательщиком за исполнение супружеских (публичных) функций во имя прославления отечества.

Так что вопрос: инде наша мохерово-кримпленова прима? – общественно значимый вопрос.

На который, мобыть, Виктор Федорыч и сами ищуть ответ?

«Где ж ты, моя кисонька, а? Ну, где же ты, лапонька?» Голос с кухни: «Я здеся, милай!!!» Пауза. «Заткнись, дура! Я кошку ищу!»

Слышь, легализованы шорохи, будто Виктор Федорыч сохраняют и укрепляют свое боевое психо-физическое состояние с помощью бывшей официантки из «Межгорья».

Ну, во-первых, официантки, кухарки и прочие ложкомойки – это добрая традиция президентства в стране, оставленная нам Данилычем рыжим, но, по непроверенным слухам, незаслуженно прерванная политической импотентностью Ющенко, в своих извращениях по отношению к Украине в целом – не успевавшему осчастливить отдельные частности.

Так что теперь знаменитое кучмино «Всё возвращается!» – просто получает дополнительную детализованность. Я б лично удивилась, если б Федорыч трахал библиотекаршу.

А, во-вторых, после беса в красное ребро Петра Николаича и содержательного публичного диалога его блондинок промеж собой, страна должна понять, что не только завидный Клинтон – а вообще все-все-все, кто высоко сидит за деловым столом, рано-поздно заводят под ним свою Монику.

И вспыхивает страстный околослужебный лямур. Оздоровительно-бескорыстный.

Одна подружка – другой: «Как думаешь, какую открытку лучше купить? «Моему зайке» или «Моему котику»? – А что такое? – Да у моего козла завтра день рождения».

Ага. Иногда дело ограничивается кубиком Рубика (поигрались – разбежались). Смена караула у гульфика.

Но случаются и детки – либо законнорожденные, как у нашего краснопоца, либо внебрачные – как, к примеру, у белорусского бацьки.

То есть, по этой части у нас могут быть любые варианты. Кроме беспрецедентных. В смысле, Моники с её увлекательным судебным процессом – не будет точно. Не рискнет. Бо уроют раньше, чем откроет рот не по назначению.

Поэтому Моникины адвокаты, так мастерски распорядившиеся её платьицем, закапанным недопроглоченной высочайшей струей, нашли в Украине (по воле местных властей) другое применение: им – за наши с вами денежки – доверено проведение аудита использования бюджетных средств правительством Тимошенко.

Абсолютно международного и совершенно независимого аудита.

Не, ну про эту юридическую контору из Вашингтона, которая отродясь аудитом не занималась и даже услуг таких официально не предлагает, умные люди, расследовав тему, уже всё сказали («Зеркало недели»).

Включая тот факт, что на субподряде у этой конторы оказывается, во-первых, более нам печально известная – Kroll, которую зять Пинчук привлекал к отмывке папы Кучмы от дела Гонгадзе, с чем Kroll по заказу как бы управился, никого в том, впрочем, не убедив. Включая самого Папу.

А, во-вторых, еще одна субподрядная контора – Akin Gump – тоже уже успела поживиться баблом украинского олигарха: в деле Ахметова против «Обозревателя» и Татьяны Черновол, легко выигранном в Лондонском суде – как предостережение всем попыткам прояснить моменты бурной «адидасовской» молодости главного богача Украины и всея европейские окрестности.

То есть, «независимости» в ожидаемом аудите – хоть жопой ешь.

Но то не беда, что и эта контора в аудите не в тую, зато, как обращает внимание «ЗН», у неё успешный опыт в сделках по слиянию и поглощению.

Януковичи юридически крупнокалиберно вооружаются перед неизбежностью сдачи «Нефтегаза» «Газпрому»? Ну, не сей момент – так следующий?

Похоже, что эта перспектива им колется больше, чем хочется. Да куда ж ты денешься? Такая дружба с орлом двуглавым, царем-батюшкой: рубль вход, два – выход.

Вот уже вслед за «экспромтом» царя Путина, заставившего Азарова почуять шероховатость кола в заднице, батюшка Медведев предваряет свой очередной заезд: «На президентском уровне это не обсуждалось. Но я бы сейчас не отказывался ни от чего и ничего б не предвосхищал. Встретимся с Виктором Федоровичем, поговорим».

А вот любопытно, по профилактике оппозиции будет наш губернский начальник держать ответ?

Не, ну логично было бы этак аккуратненько разложить на переговорном столе фотокарточки, которые Луценко у Шустера показывал – вот, мол, батюшка, как мы неистово Черноморский флот в Севастополе навек закрепляли. А теперь еще засудим тех, кого отколошматили.

Или, вот еще: уголовное дело на Юльку – от пыли отряхнули, оно и как новенькое. Это ж надо, хотела, зараза, в нашей святой стране, где со взятками рождаются, живут и умирают, обогащаются и посты получают, хотела за взятку своих родичей из тюрьмы аж в 2004-м году вызволить.

Не, конечно, «хотеть» – оно тоже вредно. Даже вреднее, чем дать и взять.

Луценко: «Я б повірив би, що хтось хоче поважати закон, але, на жаль, не можу. В мене є безліч доказів, безліч справ, які під сукном, гниють в Генпрокуратурі, судах, а тепер вже й в міліції, де завгодно. Але всі знають одну – ви напевно всі пам’ятаєте найбільшу зафіксовану взятку, хабар.

Партенід, Кримська автономія, 5 млн. 200 тис. доларів, це 52 кілограми стобаксових купюр, в руки взяли група депутатів тамтешньої ради, більшість яких з Партії регіонів. Всі вони були зафіксовані міліцією, потім прокуратурою, всім пред’явлені звинувачення, всі прочитали ці звинувачення, ознайомились, але в суд цю справу вже місяцями не передають.

І коли я знаю, що на зафіксованих на відео, переписаних, з номерами купюр, зі всіма свідками, з рішенням судів, з оперативними можливостями, найбільший хабар України продають, саботують, то я не вірю в ніякі думки прокуратури щодо нібито бажання дати хабар комусь 7 років тому. Не вірю».

Но, конечно, самое главное, что наш путь – в Европу. И батюшка Медвед – он тоже за Европу.

Я прям растрогалась. «Мы все участники европейской интеграции».

И, мол, если украинский народ решит, что ему нужно стремиться к членству в ЕС – то, конечно…

Но, как есть отец родной, то, очень заботливый, упреждает: у европейцев, типа, сейчас много трудностей в еврозоне, неплатежеспособность целого ряда государств, и т.д., куры-гуси, сабли-грабли…

«В любом случае, я бы самым внимательным образом сейчас отслеживал то, что происходит в ЕС, потому что стремиться нужно туда, где хорошо и спокойно».

Невъебенный аргУмент! Хорошо, спокойненько и, главно дело, абсолютно нерушимо стабильно – на кладбище.

Это такой же непреложный факт, как и другой исторический: «У России ужасное прошлое и великое будущее! И так будет всегда…»

Вот, кстати, всё я мучилась мыслью: ну в самом же деле великий праздник Великой Победы.

А что ж оно нынче так скребло, будто не Победы был праздник, а Кремля, да под сталинской дланью?

Но тут получила эсэмэской от друга что-то очень созвучное – как выяснилось, авторства дочери покойного Ивана Сподаренко.

Крик торжества і лід очей з-під лоба…
В кривавім шумовинні прапорів
Із пекла суне Сталіна подоба,
Обпершись на рамена упирів.
А ті щасні – їх славлять владоможці,
В медалях ювілейних аж лищать,
Дублери самозвані Переможців,
Тих, Істинних, що у землі лежать.
З бравурним маршем, під легенів свисти,
У сутінку «залізної руки»
Крокують СМЕРШівці, енкаведисти,
«Заградотрядівці», політруки.
Вусатий вишкір на кривавім стягу
Трима побожно сталінський корсар.
В старечім роті слідчого ГУЛАГу
Сичить зловісно «Біломорканал».

А Европа – ну, чего Европа… Два проктолога долго рассматривают картину Малевича, потом один другому говорит: «Да ну, коллега! Совсем не похоже!»

Татьяна Коробова