Одно мгновение лета

— Алекс вызывает Юстаса… Алекс вызывает Юстаса…

— Слушаю.

— Я хочу, чтобы вы со мной поговорили.

— Зачем?

— Нас будут слушать.

— Прослушка? Я отключаюсь…

— Нет! Пусть слушают. Пусть смотрят. Я просто хочу поговорить. Услышать родную речь.

— Ну говорите…

— Вы знаете, я тут так устал…

— Вы хотите об этом поговорить?

— Да, я хочу об этом поговорить… Может пришлете замену?

— Вопрос решается. Наши люди уже внедрены в руководство армии и спецслужбы.

— Да, я участвовал. Так может пора?

— Рано еще. Рано.

— Я так устал. Этот чужой язык. Эти странные обычаи. Этот нацизм…

— Терпите.

— Терплю… Но эти ужасные книги. Эти учебники…

— Есть какие-то проблемы?

— Иногда мне кажется, что в правительстве есть люди, которые работают на эту страну.

— Это вряд ли. Что еще?

— Еще мне приходится болеть за две сборные.

— А по сути вопросы есть?

— По сути это ужасно. Мой внук скандировал… Скандировал… Нацистские лозунги! Слава! Слава!… (всхлипывает)

— Успокойтесь. Все под контролем. В ноябре вас заменят.

— Спасибо! Спасибо! Я смогу вернуться?

— Да, конечно.

Скупая слеза скатилась по щеке разведчика. Уже двадцать восемь лет Николай Янович Азаров не был на Родине.

Роман Шрайк