О тех, кто не знал

На пропускном пункте Каланчак (одном из тех, через которые пролегает «граница» Крыма с украинским материком) поздним вечером, в мороз и вьюгу, плакала женщина лет сорока, с дорожным кофром и российским паспортом. Всхлипывая, рассказывала пограничнику, что «полжизни провела на Украине», что у нее там отец, и она так хотела увидеться с ним на праздники! – а потом вернуться домой самолетом из Одессы. «У вас же тоже есть родители?!»
001
Молоденький украинский пограничник сочувственно вздыхал и в который раз указывал ей на распечатку выдержки из закона, висящую на стене вагончика. «Поймите, я не могу вас пропустить. Вы незаконно въехали на оккупированную территорию. Вам надо вернуться в Симферополь и оттуда самолетом – в Россию».

«Но я же не знала… Откуда я могла знать, что Крым – оккупированная территория?!».

Действительно, откуда?

Уж точно не из российских СМИ, в альтернативной реальности которых Крым присоединился к России сам, в едином патриотическом порыве «вернулся домой» и теперь уверенно движется к счастью и процветанию. Видимо, не от знакомых, наверняка в большинстве своем пребывающих в эйфории «крымнаш». И не от украинских родственников – может быть, тоже пророссийских по убеждениям, а может, просто избегающих говорить по телефону «о политике», как это принято сейчас во многих семьях, разделенных границей воюющих стран…

Во все времена существовали люди, которые не знали. В нацистской Германии, в сталинском СССР подавляющее большинство населения составляли именно они. Люди, которые просто жили в счастливой и сильной стране, где все было спокойно и хорошо – лично у них.

Если владелец лавки напротив вдруг уезжал за границу, бросив все, что осталось от бизнеса, это было замечательно: поменьше бы вокруг этих жадных и вороватых евреев. Если посреди ночи приезжал воронок за соседом, появлялся отдельный повод для гордости за доблестные органы, сумевшие вовремя выявить и обезвредить коварного врага. Злобных белофиннов, поддерживаемых мировым империализмом, следовало, конечно, прижать к ногтю – легким движением пальца великой страны. А Судеты, населенные этническими немцами, нашими людьми! – и вовсе были сплошным праздником счастливого и добровольного воссоединения.

Откуда было знать что-то еще? Зачем было это знать?

Эти люди не совершали никаких преступлений. Никому, кроме врагов, не желали зла. Они просто с готовностью принимали на веру ту картину мироздания, которая позволяла не выходить из зоны комфорта. Встраивались в координаты удобного мира, где за плечами стояла великая страна, достойная гордости быть ее гражданином. Она давала гарантии личного спокойствия и благополучия, и чего они стоили, пожалуй, тоже необязательно было знать. И люди вели обычную повседневную жизнь: влюблялись, женились и растили детей, работали и отдыхали, ходили в гости, ездили к родителям на выходные…

Нет ничего плохого в том, чтобы жить нормальной человеческой жизнью – и не знать.

Сегодня мы живем в информационном обществе, где при желании можно легко ознакомиться с любой точкой зрения на события, происходящие в мире и в стране. Для этого не нужно ловить по ночам вражеские голоса на любительской радиостанции, ходить на тайные собрания диссидентов или прислушиваться к словам соседки, брошенным торопливым шепотом с оглядкой через плечо. Достаточно зайти в интернет, включить новости любого телеканала по спутниковой антенне. Или хотя бы откровенно поговорить со знакомыми или родственниками «по ту сторону», что позволяет каждому мобильная связь.

Даже на бытовом уровне секретность нежелательной информации сегодня намного ниже, чем в те времена, когда государство и вправду могло ее контролировать. Тот, кто хочет знать – непременно узнает.

Но проблема в том, что выходить из зоны комфорта таким людям не хочется и теперь. Они предпочитают крепко спать, спокойно заниматься повседневными делами и планировать отпуск вне зависимости от какой-то «политики», неинтересной и бесконечно далекой; кроме тех случаев, когда страна дает очередной повод ею гордиться. В координаты их мира прекрасно вписывается «крымнаш» – но из них напрочь выпадает «оккупированная территория».

В чем провинились эти люди? Да ни в чем. Они же не знали.

Только очень трудно пояснить им это поздней ночью, в мороз и вьюгу, посреди голой крымской степи, где еще год назад не было ничего похожего на «границу».