Песнь о высшем Витьке

Разлетевшийся по стольному граду Киеву слух о том, что, по мнению известного российского предсказателя, всенародно нами любимого Виктора Федоровича ждет в прямом смысле слова кара небесная, не мог остаться без внимания.

Тем более, что не только «между таксистами» и их пассажирами подобные прогнозы пользуются повышенной популярностью. И в литературе уже описывались аналогичные события, имевшие место как раз в Киеве.

Понятно, что лошадьми ныне правители в качестве повседневного транспорта не пользуются, а во всем остальном сюжет вполне выглядит классическим.

Песнь о высшем Витьке

Как ныне сбирается высший Витек

(А с ним – неразумный Азаров)

Лететь разрабатывать новый налог –

Страшнее мечей и пожаров.

И верный Витьку боевой вертолет

Его над столицею гордо несет.

***

Из Лавры Печерской навстречу Витьку

Крутой лимузин выгоняют –

Оттуда под хор пятикратного «Ку!»

Выходит московский Гундяев.

И Витя мгновенно губами приник

К понтовым печаткам, что носит старик…

***

«Скажи мне, Гундяев, посланец Кремля,

Что сбудется в жизни со мною?

И скоро ль твои кореша-кренделя

Мне газовый кран перекроют?

Открой мне всю правду, ты ж знаешь меня:

В награду любого возьмешь ты коня».

***

«В покое оставь коневодство свое!

Твой конь мне и на хрен не нужен:

Под крышкой мотора на «бентли» моем

Коней сразу тысяча служит.

Я – папик духовный, а не крохобор!

Ты б лучше отгрохал элитный собор…

***

Пока ж отдаешь ты Попову приказ

И ищешь на стройку мильярды,

Тебе я поведаю прямо сейчас:

Как к Лисину в быстром Gallardo,

К принцессе Диане в родном Mercedes –

К тебе в вертолете крадется… эксцесс.

***

Тебе не страшны кореша-кренделя:

Ты Крым им отдашь – и порядок!

И можешь до гроба стоять у руля:

В Кремле все довольны и рады.

Лишь злобное НАТО о смерти поет –

И вот подослало к тебе вертолет…»

***

Витек ухмыльнулся – однако чело

Впервые измучилось думой,

И дверцу в летающее западло

Закрыл навсегда он угрюмо.

«Агусту» за лопасти, как за косу,

Подергал на фарт, ковыряясь в носу.

***

«Прощай же, подруга, и слез не жалей,

Меня выручала не раз ты,

Когда мне сказали, что здесь, на земле,

Сплошные снуют педерасты,

И мент, и солдат, и араб, и еврей

Хотят исключительно смерти моей.

***

Мы в воздух, как птицы, взмывали с тобой

Подальше от лап террористов,

Теперь же предсказано злою судьбой,

Что в воздухе тоже нечисто…»

Витек опрокинул граненый стакан

И строить велел под землей автобан…

***

…Пирует с донецкою свитой Витек:

И Юра при нем, и Азаров –

Тигипкой придуманный новый налог

Принес миллиарды с базаров.

Хватило Витьку на тоннель-автобан

И даже на новый в прихожей диван!

***

И все же с чего-то неймется Витьку,

Объят он печалью-кручиной.

Не радует ни пятикратное «Ку!»,

Ни прибыль от новых починов.

И отроков-другов к себе он зовет –

Узнать, как живет боевой вертолет.

***

А отроки-други лишь прячут глаза,

Не в силах начальству признаться,

Что больше не сможет Витька стрекоза,

Жужжа, над землею подняться…

«Як помер, то поховали у підземнім тирі

Між каскадом та гольфклубом в ріднім Межигір’ї…»

***

«Неужто Гундяев мне лажу сгундел?!» –

Витек распинается горько,

В отрыве от всех государственных дел

Летя под землей в Межигорье.

Спешит он к могиле «Агусты» родной –

Проститься с любимой «второю женой».

***

Туннель кавалькада покинет вот-вот,

Вот свет в автобане забрезжил…

Как вдруг разверзается каменный свод

И слышен лишь грохот и скрежет.

Под тиром подземным копая туннель,

Рабы не учли вертолета модель…

***

В туннеле звучит глуховатый мотив,

Отряд набирая в Вальгаллу:

Больное колено вконец раздробив,

Пробившись сквозь груду металла,

Опершись на чей-то набитый живот,

Сабвуфер прощальную песню поет…

Юрко КОСМИНА