Пиррово пиршество

Богатый жизненный опыт научил Виктора Януковича многому. Но не всему. Например, президент так и не научился учитывать мудрость, согласно которой, прежде чем войти в разговор, нужно крепко подумать, как ты из него выйдешь. Ввязываясь в бой по громким уголовным делам, президент забыл о том, что на него смотрят. Движимый желанием получить сатисфакцию за обиды, нанесенные ему лично или представителям близкого круга, он объявлял охоту на Тимошенко, Луценко и Кучму. Объединить эти антагонистические фамилии в один ряд основание дает растерянность Януковича в отношении принятия решения о том, каким должен быть финал инициированных дел.

Чем завершится дело против Леонида Кучмы? Понятно, что судом. Но по каким эпизодам? Масштаб следствия, проводимого по делу, связанному с убийством Георгия Гонгадзе, к сожалению, не оставляет иллюзий по поводу глубины и качества расследования. Но ведь есть еще эпизод с правозащитником Алексеем Подольским, где причинно-следственные связи между тем, что сделали с этим человеком милицейские «оборотни», и тем, как об этом докладывал Кравченко Кучме, не разорваны, как в деле Георгия Гонгадзе, утратившем важные звенья — Кравченко, Фере и Гончарова. Прокуратура настаивает на открытии дела против экс-президента по этому эпизоду. Есть также и другие записи Мельниченко, которые в правовом государстве могли бы всерьез заинтересовать следствие, принявшее решение о приобщении пленок к делу. Однако есть ходоки. Множественные, влиятельные, свои и заграничные, напрямую либо косвенно дающие понять Виктору Януковичу, что Леонида Кучму нужно оставить в покое, поставив в суде декоративную точку. Душа хозяина страны просит продолжения банкета, а чуйка подсказывает, что организм не все сможет переварить.

Отыграть ярко на Западе историю с возбуждением уголовного дела против экс-президента, связываемого с убийством журналиста, не удалось. Ибо все поставили под сомнение искренность этой инициативы, заострив внимание на ее политтехнологичности. А вот у соседей на открытие уголовного дела против Кучмы отреагировали крайне болезненно. Владимир Владимирович вообще болезненно реагирует на сведение счетов (будь то народом, будь то преемником), с любым президентом — от Кучмы до Мубарака. Все эти досадные осложнения могли быть достаточно четко спрогнозированы Виктором Януковичем при принятии начального решения. Но почему-то в большинстве своем стали неожиданностью. Теперь Янукович на раздорожье: что же делать с Кучмой — педаль газа в пол или ручник на себя?

А что это во вторник с Тимошенко было? Наказание за «Шустера»? Тренировка общества — мол, пусть привыкает к мысли о том, что арест неизбежен? Провокация, направленная на раскрытие оборонных возможностей оппонента? Если намерение арестовать лидера БЮТ изначально было серьезным, то решение, безусловно, принималось между двумя людьми, знающими, что дипломат — это портфель, в который влазит шесть бутылок водки или миллион евро, но не догадывающимися о том, что есть одноименная профессия. В противном случае президент не мог не спрогнозировать очевидную и молниеносную реакцию послов G-7, Фюле и целого ряда других влиятельных в мире политиков, которых украинской власти до сих пор не удалось убедить в том, что уголовные дела против Тимошенко — это борьба с коррупцией. Кроме того, как сообщает источник на Банковой, 20 мая состоялся телефонный разговор между Януковичем и Байденом, во время которого вице-президент США четко дал понять украинскому президенту, что Вашингтон в действиях власти по отношению к оппозиции видит не борьбу с коррупцией, а преследование инакомыслящих и доминирующую политическую составляющую.

С убедительностью у нынешней украинской власти вообще проблема. Международный аудит работы Кабмина Тимошенко никакой личной корыстной заинтересованности Тимошенко в нарушениях бюджетной дисциплины не нашел. То ли работал без огонька, то ли схемы самим преемникам пригодились, и управляемых американцев к ним попросту не подпустили. С «экологическим» делом против Тимошенко — неудача: и деньги не пропали, и японцы не в обиде. С «медицинским» — пусть азаровский Мытник волнуется, если захочет. С «газовым» — как-то все странно получается… Во-первых, сидящих в СИЗО Диденко и Макаренко обвиняют в самоуправстве и корысти при подписании контрактов с «Газпромом» и растаможке 11 млрд. газа, соответственно. При этом Тимошенко обвиняют в превышении полномочий при издании директив и распоряжений, вследствие которых были соответственно и контракты подписаны, и газ растаможен. Во-вторых, определенную роль в газоформульных переговорах с Россией открытие дела против Юлии Тимошенко сыграло: Москва села за стол переговоров. Более того, она уже почти согласна заменить в формуле нефть углем, но еще не готова к принятию в потенциальное газотранспортное СП третьей — европейской — стороны.

Казалось бы, после этого газовое дело Тимошенко можно спустить на тормозах. Но как?! Три замаха — и все удары мимо? И если история не продается на внешнем рынке, то ее необходимо впарить местному покупателю — электорату, явив конечный судебный результат. Согласно изначальной задумке, он должен быть условным, что сохранит за Юлией Владимировной свободу, но лишит ее возможности принимать участие в очередных парламентских выборах. Но уголовные дела так распиарили, что с галерки уже доносятся рецензии на зрелище: «Не можешь посадить — не мучай ГПУ…»

Да и Тимошенко не из тех, кто смиренно станет ожидать запланированного приговора. И нет ничего удивительного в том, что временно прописанная на Борисоглебской оппозиционерка метнула в президентские ряды если не гранату, то, вполне вероятно, мину замедленного действия. Речь, конечно же, не о публичном спарринге между Богословской—Джойс и Тимошенко—фон Мюнхгаузен на «Шустер-live». Речь об обращении экс-премьера и ряда нерассекреченных истцов в Нью-Йоркский суд с иском, требующим вследствие раскрытия мафиозного сговора компенсировать в троекратном размере потерю 12 млрд. кубометров газа, отданного нынешней властью Дмитрию Фирташу и полугазпромовской компании «РосУкрЭнерго».

Поначалу на Банковой и в швейцарском офисе РУЭ к иску отнеслись легко: очередной пиар-фейерверк Юлии Тимошенко. Мол, для начала пусть попробуют вручить повестку и предъявить иск Фирташу, а уж если вручат через восемь месяцев (а именно столько времени в среднем отбирает процедура передачи повестки согласно Гаагской конвенции), то пусть потом попробуют доказать юрисдикцию Нью-Йоркского суда в этом деле.

Однако, занервничали в «Газпроме»: повестку Дмитрию Фирташу можно вручить в лондонском магазине Zilli или Gucci, либо за завтраком в Marriott — не вопрос, история знает примеры; уж в офис в швейцарском кантоне Цуг ее точно можно доставить — адрес РУЭ известен. А если у Тимошенко в рукаве козырь и слабое обоснование подсудности в иске — это лишь вершина айсберга? А в случае признания юрисдикции, кого начнут вызывать свидетелями в Нью-Йоркский суд, солгать в котором — это поставить под удар не только свою свободу, не только свободу передвижения по цивилизованному миру, но и все нажитое непосильным трудом — счета, недвижимость, яхты и т.д.? А если американский суд не остановится на украинской части истории, а постарается заглянуть на газпромовскую кухню? Ведь 50-процентное участие в РУЭ теоретически для этого дает основания. Словом, все может оказаться не так просто. И эта непростота не может не нервировать Януковича, который мечется между выбором различных вариантов судьбы дела Тимошенко.

Виктор Федорович несколько запутался в собственной паутине. Так часто бывает с людьми, «путающими общественную шерсть с собственной». История с Кучмой не дала ожидаемого эффекта, все более подтверждая догадки о потребительски циничном отношении украинского президента к ценностям цивилизованного мира. История с Луценко на фоне парада коррупционных практик и снимков изможденного экс-министра доказала, что Виктор Федорович никогда не смотрел фильм «Список Шиндлера». А ведь там есть прикладной ролик, обучающий подобных «цезарей» тому, что настоящая власть «это не карать, а миловать». Президент Украины, безусловно, крупная личность, оказавшаяся слишком мелкой для проявления благородства и милосердия.

Одним словом, самые громкие уголовные дела, инициированные по воле Виктора Януковича, пока что не принесли ему ничего, кроме начального удовлетворения и последовавших за ним раздражения, растерянности либо политических убытков. Разве что… Сколько десятков людей собралось у здания суда, где в очередной раз принималось безосновательное решение о продлении срока заточения Луценко? Кто спас Тимошенко от ареста, если его вообще намеревались проводить? Дипломаты. А людей сколько пришло? Интернет звенел, форумы взорвались, FM-ки надрывались… И что? Сотня в поддержку? А депутатов сколько? Выдохнув после экстрима на Борисоглебской, Юлия Тимошенко и ее ближайшее окружение принялось проводить работу над организационными ошибками. Может, это стоит сделать не только им?.. Тем более, что все только начинается, ибо чем хуже дела у власти, тем большее число виновных в этом она ищет…

Юлия Мостовая