Полит-экстрим. Украинские политики в Афганистане

Украина очень удобна для политиков. Здесь, для реализации маленьких и больших комплексов, полное приволье любому проходимцу. И активная часть населения, которой можно подсунуть красивую идеологию, а потом до изнеможения ее пользовать в рамках своих бизнес-целей, и огромное стадо покорной биомассы, радующееся любой, даже самой ничтожной, подачке, и прослойка нигилистов-прагматиков, которые, стиснув зубы, тянут свою личную лямку и никогда не лезут в политику.

s320x240

Здесь удобно покупать голоса электората и мозги журналистов, здесь пьяняще легко демонстрировать свою власть. Здесь живет только тот, кто, по праву сильного, ежедневно ставит плебс раком, лавируя на серебристом Мерседесе среди гнилых «копеек». Тот, кто ногой открывает любую дверь и зарабатывает с 300%-ной прибылью, уходя от налогов. Некоторым повезло — они подбирают объедки из-под стола патрициев, и живут относительно хорошо, объясняя сделку с совестью хроническим бытовым голодом. Но большинство жует пресный комбикорм обещаний и тупо смотрит, как в телевизоре куражатся небожители, решая свои насущные вопросы.

Украинцы держат дулю в кармане и мечтают когда-нибудь, каким-то невероятным чудом развести своих политиков на деньги, вернуть отобранное и больше никогда его не отдавать. Но ведь политики Украины – они тоже украинцы, и их дуля для населения гораздо больше и весомее. Как минимум, она реальная, ее можно увидеть из любой точки страны, она парит в воздухе, как физиономия Чеширского кота.

При этом, Украина – относительно цивилизованная страна. Если политическая жизнь здесь происходит вне всяких правил и вопреки здравому смыслу, как бы они себя вели в других условиях? Чтобы они делали, как бы боролись за сердца, умы и кошельки избирателей? Попробуем представить персонажей украинского политического серпентариума в экстрим-варианте предвыборных кампаний – в Северной Корее, Сомали или Гондурасе. Но для начала перенесем их…ну, допустим в Афганистан.

Украинский Афганистан

Выборы в Афганистане, как всегда, обещали быть жаркими.

В год рекордных урожаев опийного мака, пакистанские пиарщики премьер-министра Афганистана Джаалии ибн Тимошенко (уроженки Джалалабада) не преминули начертать на склонах гор Гиндукуша оптимистический для каждого пуштуна лозунг «Сделано стретегический запас мака – Афганистан с героином. Вона працює!”. Кроме того, каждому дехканину было обещано по брендированому сердечками белому ослу, а женщинам – красивую праздничную чадру.

Поскольку с интернетом в Афганистане всегда были проблемы, специально обученным моджахедам ничего не оставалось, как испещрять хвалебными надписями о мудрости премьера стены домов в каждом кишлаке. В самые дальние уголки страны добрался агитационный караван «С Афганистаном в сердце». Популярные артисты с утра до вечера пели песню «Джаалия, Афганистан, Джаалия, ты наш дурман» подыгрывая себе на домбрах, рубабах и гиджаках. Каждого, кто пытался критиковать деятельность премьера, на месте карали по законам Шариата – отрубали руки или побивали камнями.

Выходец из Кандагара Виктор Абдурахманович Янукович, защищающий интересы таджикоязычного населения страны, традиционно начал предвыборную кампанию с конфузов: поведал сьемочной группе CNN, что проблему Курдистана надо решать только вместе с проблемой Таити и Гренландии, беспощадно назвал Омара Хаяма Кумаром Хуямом, а поета Салмана Рушди перепутал с Василием Джарты. На попытки журналистов его поправить, политик сурово отвечал: «Мы медресе не кончали» и принимался петь заунывную песню «Вышел в степь афганскую душман молодой».

Одной из основных фишек Виктора Абдурахмановича стала эксплуатация образа исконно «суннитского кандидата». Каждое утро, политик, выстроив перед собой мулл со всех мечетей страны, истошно кричал «Аллах Акбар!» и бил поклоны. Несмотря на лозунг «Услышу каждого», во время пения политик ничего вокруг не слышал, о чем, правда, особо не горевал.

Тем временем, соратник кандидата Аль-Ахмет построил в Кандагаре новую суперсовременную арену для игры в бузкаши — популярную командную игру, цель которой захватить и не отдавать шкуру козы. Кандагарцы были в восторге! Для грядущей победы было сделано практически все! Но тут, очень некстати, пришла телеграмма с поздравлением от президента соседнего Пакистана, и Янукович затосковал…

Президент страны Виктор Ибн Андреевич словно не замечал напряженной борьбы между Джаалией Ибн Владимировной и Виктором Абдурахмановичем. Он был занят гораздо более важными вещами. Уже второй месяц он не вылазил из дворца в Кабуле. Бормоча под нос «А ось вам акцепт, а ось вам амбіція”, Президент паковал в чемоданы нажитое непосильным трудом за годы президентства – зороастрийские трактаты, посуду падишахов и персидские ковры. Попытки увязать происхождение пуштунов с Трипольской культурой увенчались успехом, так что каденция прошла не зря.

Изредка, чтобы народ на рынке перед дворцом не забывал о его существовании, Президент покрикивал в открытое окно – «О, позор моего народа, ты зачем продала Гератсталь индусам? О, чума на наши жилища, кто позволил тебе отдать иудеям Исфаханский припортовый завод?». Впрочем, его никто не слушал, и Ибн Андреевича это вполне устраивало.

В северных районах страны, быстро набирал силы лидер «Газавату змін», молодой хазареец Аль-Арсений ибн Сеня. План ибн Сени был крайне коварен. Привыкшим к домашнему опиуму дехканам то и дело подсовывали разноцветные таблетки и сомнительные капли. В итоге потребления заграничной продукции мир им виделся в таких кошмарных цветах, что многие на месте сходили с ума, а остальные от страха ходили под себя. Старейшины поговаривали, что Ибн Сеня был засланным казачком – ведь деньги на раздачу таблеток ему давал родовитый узбек Фирташи. А ведь и правда, разве будет настоящий моджахед носить такие интеллигентные очки? И что это за лозунги такие – „Новая Индустриализация”, если и старой отродясь не было? Вобщем, скоро молодому лидеру перестали верить даже под таблетками.

Сергей Ибн Тигипко начал кампанию с того, что везде написал свой номер телефона и начал продавать книгу „Афганистан. Проект развития”. К сожалению, он не учел, что телефонов у крестьян никогда не было, а 70% населения не умеет читать. Кампания с треском провалилась. Но книги всеравно разбирали охотно — на растопку костров.

Наталия Абдул-Витренко в Афганистане чувствовала себя, словно рыба в воде. Ведь НАТО – оно везде одинаковое. Отряды «прогрессивных талибов» то и дело наскакивали на сонные патрули натовских солдат. Выкрикнув в сторону иноземцев несколько обидных ругательств, талибы быстро пришпоривали своих ишаков и скрывались за горизонтом. Натовцы воспринимали эти „ослиные» атаки с юмором, называя Абдул-Витренко „чертовым бен Ладеном в юбке” и даже не стреляя вслед.

Самым кровожадным зарекомендовал себя кандидат Олег Бен Тягныбок. Чистокровный пуштун, увидев то ли узбека, то ли таджика, кричал «Национализм – це любов!» и тут же отрезал ему голову. Или вешал на дереве – когда настроение было хорошее. Старейшины шептались, что Бен Тягныбока побаивается сам Бен Ладен! Что уже говорить про остальных…

Лидер небольшого партизанского отряда «Гражданский Джихад», Анатолий Аль-Гриценко собрал соратников из дехкан, принципиально не выращивающих и не продающих опиумный мак. Таких набралось немного. Поскольку мак они не выращивали, то и денег у них, соответственно, не было. И пока остальные политические силы вели дискуссии с помощью ракетных установок ГРАД и израильских автоматов «Узи», Аль-Гриценко и его соратники воевали сабельками да копьями. Несмотря на отсталость в плане вооружения, лидер «Гражданского Джихада» первым в Афганистане завел себе блог. И даже собрал почти 2,5 миллиона афгани на оплату счетов – ведь интернет в стране и вправду дорогой.

Продолжение следует…

Семь Пятниц