Полит-экстрим-2. Украинские политики в Сомали

Сомали – идеальная страна для украинских политиков. С незапамятных времен это государство разодрано на десятки маленьких и больших территорий, поэтому поцаревать найдется место каждому. С помощью автоматического оружия программы кандидатов продвигаются гораздо эффективнее, ведь электорат под дулом «калаша» слушает намного внимательнее, и даже старается запоминать.

s320x240

Политические расклады в Украинском Сомали просты – кто первый встал, тот сегодня царь горы, лидер нации, гарант стабильности и глава правительства. Греби добро лопатой и плюй на головы тех, кто лезет снизу. Проспал – довольствуйся ролью оппозиции, точи ножи и запрягай боевых верблюдов.

Наивный обыватель, взглянув на местоположение Сомали, искренне удивится: что там делить, в этой полупустыне с небольшими клочками зелени вдоль постоянно пересыхающих рек? А вот зря вы так думаете, украинский политик даже атом голыми руками поделит, если увидит в этом минимальную возможность кого-то прокинуть.

Украинское Сомали поделено на несколько частей, называющих себя независимыми государствами. У каждой державы есть собственные регулярные бандформирования и, конечно же, вождь в набедренной повязке партийных цветов, с пулеметными лентами крест-накрест на груди. При этом даже самый трусливый вождь украинского Сомали мечтает об объединении страны, поэтому делает все возможное, чтоб как можно больнее уесть конкурента и подгрести под себя его электорат.

Несмотря на постоянные кровавые распри, столица у этой страны одна. Вот и приходится вождям племен, чтобы не выпадать из политической жизни страны, периодически сьезжаться в Могадишо — побарахтаться в бурных волнах большой политики.

Сомалийцы очень любят смотреть, как их вожди меряются рейтингами и показывают друг другу голые политические платформы. Наивысший шик – забросать оппонентов с трибуны парламента носорожьим дерьмом. Лоббируя важные поправки в законодательство, сомалийские политики не отказывают себе в удовольствии сбросить конкурирующую фракцию в яму с кольями или скормить президиум крокодилам за несоблюдение регламента.

Политические ток-шоу «наживо» происходят на главной площади столицы. И Ультраправые каннибалы, и Ультралевые поедатели падали, и Партия региональных пиратов, и «Наше Сомали», и даже Блок Юлямбы Тимошумбы со всех сил стараются перекричать друг друга, частенько подкрепляя аргументацию ловкими бросками дымящегося навоза. Политическая борьба в стране не прекращается ни на минуту! Когда-то Сомали называли «страной благовоний», а теперь неприятный запах компроматных залпов чувствуется даже в соседних Эритреи и Эфиопии.

Что и говорить, суровые условия полувоенного положения накладывают отпечаток и на предвыборные кампании племенных вождей. Рядового сомалийца дурацким билл-бордом не проймешь! Приходится действовать, а не болтать языками.

Голосование в украинском Сомали предельно упрощено. Согласно традициям, проголосовавшим считается тот избиратель, от которого у кандидата осталось что-то на память – скальп, кисть руки, или засушенное ухо. Собрал пару миллионов ушей, занес в ариш Центрального Избирательного Комитета — жди, пока пересчитают. Не смог проявить политическую активность – крути хвосты верблюдам и завидуй более энергичным конкурентам.

Вождя одного из самых могущественных территориальных образований под названием Пацанский Кряж зовут Виктумбу Януку-Чаку. Свою головокружительную пиратскую карьеру политик начал в темных подворотнях портовых городов, срывая носовые серьги у зазевавшихся сограждан. Способного мальчика заметили, и взяли юнгой на пиратское судно. Так абордаж за абордажем, сухогруз за сухогрузом, Януку-Чаку завоевал авторитет и выбился в племенные вожди. Бомбить лоховские танкеры и мажорные круизные судна лидеру уже давно взападло — теперь он руководит боевиками с берега, изредка рявкая в рацию главный лозунг своей президентской кампании: «Не сцы! Я слышу твой базар!»

Огромное внимание Януку-Чаку уделяет воспитанию подрастающего поколения. Недавно, в ходе тура по школам Пацанского Кряжа, он лично подарил детворе современный пиратский катер со станковым пулеметом! Культура — тоже не пустой звук для лидера. По слухам, практически завершены сьемки криминального триллера-автобиографии вождя «Залечь на дно в Енакиево», а его авторскими переводами сонетов Шухерспира зачитывается вся страна.

В тоже время, Януку-Чаку очень скромный и не любит хвастаться своими достижениями. Бывает какой-то сомалийский журналист, подосланный политическими оппонентами, подкрадется да и ляпнет некстати: «А где находится шикарный мундулло в котором вы живете, вождь?». Януку-Чаку моментально краснеет, отворачивается и цедит сквозь зубы: «Вот суки, бля, только закроешь глаза – открывается безрадостная картина будущего».

На землях Соединенных Штатов Хоружевки прочно обосновался вождь Уникак (сокращенно от Уникальный Акцепт). СШХ находятся так далеко, что оппонентам просто лень придти туда и что-нибудь завоевать. Строго говоря, завоевывать там нечего — кроме уникального слона, спящего у входа в жилище вождя. Уникак очень любит рассказывать ему многочасовые байки про достижения сомалийской демократии, почесывая ленивое животное за ушами. Вождь СШХ прослыл ценителем старины, в его коллекции куча интересных вещей – дорожные карты на баобабовых дощечках, нубийские серьги-„виклики”, бронзовые амбиции пигмеев, акцепты из эбенового дерева.

Политическая деятельность лидера СШХ заключается в том, чтобы раз в неделю выскочить на центральную площадь Хоружевки и крикнуть: «Юлямба – обезьяна!».

Что тут оскорбительного, не понимает даже сама Тимошумба.

Изредка, когда прикрутит поработать, Уникак седлает верблюда и уезжает в пустыню любоваться закатами, напевая во все горло:

Ще не вмерла Сомалі ні слава ні воля

Ще нам браття сомалійці усміхнеться доля

Згинуть тутсі, згинуть хуту як роса на сонці

Запануємо і ми з братом у свої сторонці!

Брат вождя не зря упоминается в песне – он просто помешан на роли сомалийцев в мировой истории. Брат Уникака лично ведет проект „Великие сомалийцы”, и готов каждому, кто не успел спрятаться, рассказывать шокирующие новости: „Девіда Бекхема знаєш? Так він сомалієць по прабабусі! Абрамовича знаєш? Теж сомалійські звязки є – на його четвертій яхті мотористом наш служив! Я вже мовчу про Обаму, кажуть що у нього в дитинстві сомалієць велосипеда вкрав!”

Несмотря на некую отдаленность от жизненных реалий, Уникак тоже мечтает объединить страну. Впрочем, его идеи не вызывает интереса даже у близких родственников и обитателей СШХ. Тогда, обидевшись, он восклицает: „Эта страна не доросла до такого политика, как я!”. И уходит перебирать свои сокровища.

На землях Бютленда безраздельно правит Юлямба Тимошумба — «единственный мужчина в сомалийской политике». Ее белые одежды ниспадают до самой земли, а голову увивает венок из высушенных змей. По селам судачат, что Юлямба – робот, ведь никто ни разу не видел, чтобы она отдыхала. А длинное платье то ли для того, чтобы прятать батареи питания, то ли для того, чтобы скрывать легендарные «стальные яйца», выплавленные из «ланосов» Васадзе в домнах Жеваго.

Небылицы небылицами, но деятельность Тимошумбы и вправду окружена суевериями и мрачными легендами. Поговаривают, что благодаря знаниям секретов культа Вуду, ей удается управлять целой армией зомби. Юлезомби – лучшие в мире агитаторы, они умудряются не только запоминать, но и верить во все лозунги Тимошумбы: начиная от простого „Тимошумба – це Сомали”, заканчивая более сложными, про увеличение приплода верблюдов на 1000% и окончательную победу над пиратами. На Тимошумбу работает целое племя потомственных шаманов, вооруженных бубнами и барабанами. Особым успехом во время агитационных туров пользовался бурундийский дуэт Потапа и Каменских с песней „Ты люби меня, а не мои мозги”. Племена каннибаллов апплодировали стоя!

Огромную популярность среди сомалийцев снискал лидер „Фронта сопротивления здравому смыслу” Сеня, из тотемного племени пустынных кроликов. Молодой политик зарекомендовал себя ярым почитателем культа растафарианства, возникшего в Эфиопии. Его воины облачаются в настолько яркие расцветки, что у политических оппонентов во время стычек просто режет в глазах! В штабе Сени, где работают эфиопские пиарщики, всегда весело – из окон клубится сладкий дым конопли, а из приоткрытых дверей раздается чавканье листьями бателя – легкой наркотической травы. Пока пиарщики прикалываются, Сеня ходит злой и хмурый, корча из себя диктатора. От этого всем еще смешнее!

В междуречье Джуббы и Уэбби-Шабелле расположилась крохотная страна Тількивінленд. Ее вождь Литвинду тяжело болен – страдает последней стадией нарциссизма. В свободное от самолюбования время, он бегает от одного пиратского катера к другому и вопит: „Схаменіться люди! Що ж ви робите?”. А вечером, наряду со всеми, тихонько дерибанит вещи с ограбленных кораблей. Ну что за человек!

Еще один известный вождь — Лидер Альянса полевых командиров Грицембе — имеет в распоряжении крохотную территорию без выхода к морю. Поэтому его и зовут «непроходной». Этому полковнику никто не пишет, поэтому Грицембе приходится писать все самому. Он поднял около тысячи революций в своем блоге, и все их выиграл. Он единственный верит, что в Сомали еще можно навести порядок. Но разве это уже будет Сомали?

Семь Пятниц