Полит-экстрим-3. Украинские политики в Гондурасе

Гондурас – одно из самых отсталых государств Латинской Америки, и, безусловно, самое политизированное из них. Все, что происходит в этой «банановой республике», зависит от выборов или продиктовано целями предвыборной борьбы. Никто не позорил древнюю землю, на которой зародилась и существовала цивилизация майя, так, как ее нынешние руководители.

Военные перевороты там случаются чаще, чем матерные слова в песнях группы «Ленинград», а грызня с соседним Сальвадором входит в ежедневный информационный рацион каждого гондурасца. С июня 2009 года Гондурас живет в режиме Чрезвычайного Положения, и трудно себе представить лучшего места для жизнедеятельности украинских политиков.

Очередная предвыборная гонка в Украинском Гондурасе была омрачена эпидемией кайманового гриппа, охватившей страну от Ислас-де-ла-Байя до самого залива Фонсека. Страну охватила безумная паника. С подачи политиков, панические настроения охотно подхватили телеканалы и ежедневные газеты, набивая новости все более шокирующими сенсациями. Эпидемия покатилась по горам и долинам страны, словно снежный ком. И метисы, и креолы, и индейцы чорти, пипили, хикаке – все, как один принялись кромсать свои праздничные пончо, делать из них повязки на лица, чтоб не подхватить заразу от соотечественников.

По слухам, у человека, заболевшего каймановым гриппом, кожа становится зеленой и обрастает твердой, как камень, чешуей, во рту в три ряда вырастают острые зубы, а руки превращаются в уродливые кривые лапы с когтями. Гондурасцы стали шарахаться друг от друга на улицах, глядя на каждого встречного с опаской и ненавистью. Чудака, в шутку одевшего крокодилью маску, запинали насмерть прямо на центральной площади Тегусигальпы. Оппозиционный лидер дон Витор Янучарио и вовсе заявил, что на западе страны появились «мутировавшие динозавры». Вскоре по Гондурасу стали ходить диковинные слухи о древнем проклятии ацтекского бога Кецалькоатля, которое обрушилось на бедных гондурасцев за преступную непереборчивость в выборе своих политических кумиров. Вся страна закрылась по домам, судорожно переключая каналы в поиске свежих, еще более кошмарных новостей. Никому не лезли в глотку ни бахо, ни аррос, не говоря уже о традиционных «колбасках из аллигатора».

Подняв дикую панику, политики запугали не только свой электорат (испуганный электорат, как известно, податливее), но и весь мир! Повсюду только и говорили о том, что в Гондурасе начался настоящий мор, а центральные каналы соседнего Сальвадора не преминули с видимым удовольствием сообщить, что соседи, все до единого, превратились в кайманов и теперь ползут в сторону сальвадорской границы.

С другой стороны, политики все же добились своего. Им удалось убедить весь мир – хуже эпидемии , чем в Украинском Гондурасе, нет нигде. Так им удалось добиться сразу нескольких целей: выудить нужные деньги из резервов бюджета, получить гуманитарную помощь, ну и, конечно же, вдоволь покрасоваться перед избирателями.

Многие говорят, что эпидемию накаркала глава правительства Гондураса донья Хулия. Собрав на центральной площади Тегусигальпы несколько сотен тысяч соотечественников, она, находясь в состоянии эйфории от удачно организованного мероприятия, попросила их разнести какую-то «прекрасную инфекцию» по всему Гондурасу. До сих пор не известно, что она имела в виду (в последствии из всех телевыступлений эти слова были вырезаны цензурой), но вскоре в стране действительно началась эпидемия неизвестной доселе болезни.

С тех пор Донья Хулия, словно проклятая, летала из провинции в провинцию на правительственном самолете, позировала в медицинском халате возле ложа каждого больного и делала вид, что понимает о чем распинаются врачи. Прямо перед камерами журналистов премьер ставила больным клизмы и катетеры, выносила переполненные утки и руками стирала постельное белье. Каждый божий день стальная женщина выступала по телевиденью в красивой белой пасамонтанье (маске с вырезами для глаз, чтобы не заразиться от телезрителей каймановой заразой), и сообщала гондурасцам новые цифры вылеченных и залеченных! Ночами донья Хулия, по ее собственным словам, тоже не спала, коротая время до начала рабочего дня разгрузкой автомобильных шин в порту Пуэрто-Кортес. «Хули донья Хулия так изгаляется?» — думали рядовые гондурасцы, похлебывая кофе перед телеэкранами.

А что оставалось делать бедной женщине? Идиоты-пиарщики придумали донье Хулии лозунг «Вона – працює. Вона – це Гондурас», и хоть слоган получился, мягко говоря, кривоватым, приходилось его выполнять — пока лучшего не придумали.

Подсуетившиеся американские владельцы банановых компаний тут же запустили весть о том, что идеальное средство от каймановой болезни… это простой гамбургер из «Макдональдса», вымоченный в «Кока-коле». В агрессивной среде этого препарата вирусы кайманового гриппа якобы дохли, как мухи под струей дихлофоса. Донья Хулия тут же закупила транспортный самолет смоченных в «Коле» гамбургеров, и даже лично намерилась встретить его в столичном аэропорту.

Встретить самолет хотели и президент Гондураса дон Витор Ющиньяс, и даже лидер оппозиции дон Витор Янучарио, но сеньора Хулия хитро подгадала со временем – самолет, покружив над Гондурасом несколько часов, зашел на посадку глубокой ночью. Пока мужчины спали, объевшись жареных бананов «патанос» и изрядно приняв на грудь хлебной водки «гуаро», донья Хулия выскользнула из своей скромной землянки (политические оппоненты все время потешались над доньей Хулией за то, что у нее не было своего угла, дав ей прозвище «синьора Вагабунда» – «бездомная синьора») на окраине столицы, и умчалась в направлении аэропорта…

Вдоволь нафотографировавшись на фоне самолета с ценными лекарствами, глава правительства сразу же отправила груз с дефицитным препаратом туда, где он был по-настоящему нужен – на запад страны.

Что и говорить, чрезмерная паника вокруг кайманового гриппа вызвала много подозрений у думающих гондурасцев. В народе судачили, что все это было лишь попыткой замять политический скандал, в котором оказались замешаны и представители правящей хунты, и оппозиционеры. Депутаты Народной ассамблеи разболтали, что один из соратников доньи Хулии, депутат Укольяс (не при детях будет сказано) выебал койота, пробегавшего по своим делам, прямо на главной площади Тегусигальпы. Свидетели утверждали, что депутат находился в изрядном подпитии, поэтому не заметил, что койот был «меченый»- на его боку красовалась эмблема «ПРГ» — Партии Регионов Гондураса. Как выяснилось позже, койот оказался домашним любимцем дона Янучарио, и убежал из личного зоопарка лидера партии. Такого неуважения и откровенной бравады рейтингами регионалы стерпеть не могли – Укольясу еле удалось сбежать от разозленных народных избранников в глухую провинцию. «Если такой факт подтвердится, я поотрываю причастным к преступлению то, чего у вас нет!» — бушевал Янучарио перед журналистками «Гондурасской правды». Движимые местью «регионалы» выловили знаменитого белого тигра доньи Хулии по кличке «Тихулия» и стушили его с маниокой – получилось отличное «тападо». Конфронтация набирала нешуточный оборот и могла закончиться войной на взаимоуничтожение (чем с удовольствием бы воспользовался президент страны Ющиньяс). Именно тогда кому-то из советников доньи Хулии пришла в голову спасительная мысль запустить «дезу» про эпидемию «кайманового гриппа», который превращает людей в крокодилов. После объявления эпидемии, про «Койот-гейт» вмиг все забыли!

Еще одной косвенной причиной «эпидемической паники», по мнению некоторых политологов, стало то, что в последнее время донья Хулия отлично спелась с руководителями вражеского Сальвадора и, взамен на их благосклонность, была готова сдать им гордость и достояние страны – гондураский бананопровод. Если бы не этот отвлекающий маневр, националисты, конечно, подняли бы нешуточный вой. А так они все смирно сидели по домам, и на демонстрации особо не рвались – кому охота мутировать в крокодила! А в Сальвадоре тем временем потирали руки в ожидании окончательного триумфа.

Надо признать, что отношения Гондураса и Сальвадора никогда не были безоблачными. В свое время между ними даже разразилась так называемая «футбольная война». Однажды, во время принципиального футбольного матча между двумя странами, сальвадорский голкипер Филимоньяс на последних минутах выронил за линию ворот мяч после удара кумира гондурасцев Адриано Шевченкоса – и с тех пор отношения между странами испортились навсегда. С той минуты мало кто в Гондурасе не припомнил сальвадорцам этот курьезный гол во время беспрестанных политических споров. В ответ сальвадорцы только скрежетали зубами, то и дело пытаясь захватить бананопровод или загадить кофейные плантации соседей.

В отличии от энергичной доньи Хулии, дон Витор Ющиньяс и дон Витор Янучарио, несмотря на выборы, вели более размеренную жизнь.

Свой президентский поход Ющиньяс традиционно начал с подъема на самую высокую гору Гондураса – Сьерра Лас Минас. Дон Витор так устал от нелегкого восхождения, что сразу после мероприятия уединился в президентском дворце среди сокровищ ацтеков и майя из своей бесценной коллекции древностей. Ющиньяс очень любил две вещи: перекладывать предметы старины с места на место и ругать донью Хулию за длинный язык и неумение управлять экономикой страны. Когда удавалось совместить эти два процесса – счастливее Ющиньяса не было человека на этой земле.

Криминальный авторитет Дон Витор Янучарио из Камаягуа (вотчины контрабандистов и «черных лесорубов») выдвинул лозунг «Гондурас для людей» и, вообще, корчил из себя решительного сурового лидера. Но, как это бывает, «свита уделала короля». Политика так «умело» нарисовали на рекламных плакатах, что он стал больше похож на трансвестита после десятка пластических операций, нежели на «крепкого хозяйственника» и «ревностного католика». Впрочем, вождю неожиданно понравилось.

Несмотря на постоянные военные перевороты и политическую нестабильность оппозиционеру Янучарио все же удалось урвать себе шикарную виллу вблизи культового Эль-Мирадора. Эту живописную латифундию не раз пыталась отобрать донья Хулия Вагабунда, но лидер оппозиции упирался, как умел. В последнее время, когда на виллу к Янучарио приходили судебные исполнители, из-за забора обычно слышался только сухой надрывный кашель и сдавленные крокодильи рыки. Это приводило представителей закона в ужас, и они улепетывали из опасного места со всех ног. А дон Янучарио лишь хитро улыбался, положив ноги в крокодиловых штиблетах на стол и глядя вслед убегающим представителям власти в широкое панорамное окно.

Остальные гондурасские политики вели себя попроще. Разве что, неожиданно эмоционально началась предвыборная кампания Литвиньо, спикера Национальной Ассамблеи Гондураса. Когда пришла пора выступать перед своими сторонниками на сьезде, Литвиньо неожиданно начал рыдать, уткнувшись в вышитое пончо, подаренное мамой. Среди сдавленных всхлипов разобрать удалось немногое: «Буэнос диас, синьйоры и синьйориты. Меня родили в глухом селе под Трухильо… Расстреляйте меня, пор фавор, убейте меня кто-нибудь…ааааа….ыыыыыы».

Все сразу поняли, что спикеру маисовый початок покажи – он и расплачется. Такому кандидату доверить судьбу Гондураса нельзя. Это тебе не латиноамериканский сериал! Какой там «Только Литвиньо спасет Гондурас!»? Тут гляди, крокодилы скоро по улицам начнут ходить. Плюнули все и разошлись.

Сеньйор Арсенио, молодой политик, когда-то считавшийся одной из главных надежд у продвинутых гондурасцев, неожиданно для всех резко сдался на милость сальвадорським пиарщикам и полностью отбросил имидж интеллигента-ботаника. Из Арсенио стали лепить диктатора: он стал несносным и надменным, то и дело грозит «схватить кого-то за яйца», сотрясает воздух бредовыми идеями, и доводит простых гондурасцев до рези в глазах своей политической рекламой. Такое даже шаманам «нахуалли» в мескалиновом трансе не привиделось бы!

Субкомманданте Гриценкас ушел в партизаны и развернул свою маленькую гверилью. Впрочем, давно известно, что под лозунгами «Присягаю Гондурасу» и маской непримиримого боевика скрывается простой человек с добродушными усами и немного завышенным самомнением. Гриценкас до сих пор кичится тем, что ему удалось, как с куста, собрать 2,5 миллиона лемпир у доверчивых гондурасцев, но вот что получат они взамен, кроме ощущения того, что у Гриценкаса финансовые дела пошли на порядок лучше? Тут только криками «Но пасаран», «Венсеремос» и даже «Пуэбло, Унидо…» не обойдешься.

Что и говорить, умные гондурасцы уже давно поняли, что эти выборы традиционным военным переворотом и захватом власти не ограничатся. Политики еще устроят своему народу «веселую фиесту», ведь это только начало. Конечно, если сами не превратятся в уродливых кайманов.

Cемь Пятниц