Популярная энтомология «донецких»

В последнее время «ОРД» обвиняют в так называемом «антидонецком расизме». Очень хороший термин придумали наши читатели. Действительно, глядя на лица этих «приезжих» как-то само собой возникает чувство именно о другой расе, о некой причудливой игре генов, сформировавших представителей нынешней власти. Кроманьонские надбровные дуги Виктора Федоровича в сочетании с его патологической любовью к роскоши и накопительству заставляют предположить, что спираль эволюции способна идти не только вверх, но и резко пикировать вниз. То же чувство возникает при созерцании благородной небритости «толстолобика» Клименко или страдающего глобальным метеоризмом господина Арбузова. Да, признаки некой особой «донецкой расы» налицо.
ригі

Но раса эта связана, естественно не с территорией донецкой или луганской областей, там в большинстве своем живут обычные хорошие люди. А раса сформировалась в процессе совершенно неестественного отбора, в ходе которого наверх всплыло исключительно то, что и всплывает обычно. Оно, в принципе, по всей Украине такое всплыло, но «донецкое», столь плотно сосредоточилось в Киеве, что запах стал просто невыносим. «Донецкие» стали невыносимы именно в силу собственного «расизма», когда все руководящие посты в государстве заняты одноклассниками, однобригадниками и сокамерниками. Это вообще, признак очень отсталого общества, когда во власти исключительно представители одного племени, тейпа или ”бригады”.

Набожность и удивительная воровитость — основные черты ”младодонецких”. Часто говорят, что мол, что вы ворошите прошлое. Старики-бандиты уходят в прошлое, а младодонецкие – вполне себе образованные и интеллигентные ребята, бизнесмены с дипломами МБА и специалисты по глобальному менеджменту. Но, позволим себе не согласиться. Так называемые «младодонецкие» на самом деле никакого бизнеса в жизни никогда не осваивали, кроме искусства воровать из бюджета да махлевать с тендерами. Чем, собственно и занимаются сейчас в Киеве с донецким размахом.

Вот что пишет об этой новой популяции издание «Власть денег»:

«Новое поколение в окружении президента — в отличие от старой донецкой команды — выросло в рыночных условиях. Они трансформировали бизнес-методы 1990-х, не стремятся во что бы то ни стало держаться вместе, не имеют партбилетов, но, как и стоявшие у истоков Партии регионов соратники, не забывают жертвовать на церковь.

Первое, что сделал нынешний министр доходов и сборов Александр Клименко, став главой Государственной налоговой службы, — оборудовал “генеральский этаж”. Его доукомплектовали пропускной системой по отпечаткам пальцев. Чтобы ни у кого не возникало сомнений в том, что система принятия решений в фискальном ведомстве не нуждается в излишней публичности.

Заборы, усиленная охрана и дополнительные условия пропуска — яркие символы закрытости донецкой элиты. Одно из проявлений этой закрытости — принцип не выносить сор из избы, которого (за редким исключением) строго придерживаются все поколения команды регионалов.

Поэтому нынешний конфликт между другом старшего сына президента Александром Клименко и креатурой самого “Папы” Виталием Захарченко обсуждается лишь в узкой политической тусовке. Причиной размолвки между руководителем Миндоходов и министром внутренних дел стала борьба за полномочия налоговой милиции. Источники “ВД” утверждают, что положение о новом министерстве Клименко уже поступило на утверждение Виктору Януковичу, но было отложено из-за претензий Виталия Захарченко.

Министр внутренних дел пожелал переподчинить налоговую милицию силовому ведомству. В результате зависли в воздухе не только полномочия нового министерства, объединившего налоговую и таможню, но и концепция реформирования правоохранительных органов. Один из сценариев решения конфликта заключался в назначении Виталия Захарченко первым вице-премьером (Сергей Арбузов же пересаживается в кресло главы Кабмина).

Тогда полномочия, за которые разразилась война, гарантированно остались бы в министерстве Клименко. Но по информации, которая в последнее время циркулирует в обоих министерствах, сценарий с переходом Виталия Захарченко на пост первого вице-премьера пока не стоит в повестке дня. “Молодая команда” президента продолжает делить полномочия.

Чем бы ни закончилось это противостояние, его участники отличаются от тех, кто прошел вместе с Виктором Януковичем долгий путь в политику. Стоявших у истоков Партии регионов консолидировали внеш­ние угрозы. Они объединились, чтобы противостоять днепропетровскому клану, и держались друг друга, чтобы вырвать реванш у “оранжевых”. Новое поколение не привыкло жертвовать собственными интересами, дабы не потерять все. Они пришли делить победу, а не бороться за выживание, и могут позволить себе воевать друг с другом. На всякий случай, усилив собст­венную безопасность новой пропускной системой.

Чужаки

Партия регионов, вокруг которой формировалась старая команда “донецких”, — не родная политсила для новых лиц в окружении президента. Больше того, друзья Александра Януковича в прошлом были замечены в связях с “Нашей Украиной” и, как оказалось, “стародонецкие” политики все еще подозревают их в этом.

“Поговаривают, что Клименко до сих пор имеет членский билет “Нашей Украины”. Не уверен, так ли это, но я эту информацию слышал от донецких депутатов, — рассказывает Владимир Фесенко, политолог, глава Центра прикладных политических исследований “Пента”. — И то, что они так считают, показательно. Молодые — не до конца “свои” для ветеранов Партии регионов”.

На самом деле Александр Клименко никогда не был в “Нашей Украине”, что “ВД” официально подтвердили в партии. А вот его старший брат Антон Клименко и первый вице-премьер Сергей Арбузов были нашеукраинцами не один год. Антон Клименко и вовсе долгое время считался надеждой оппозиции. По информации “ВД”, еще до вступления в “Нашу Украину” он был одним из ближайших соратников Юрия Луценко, который в то время возглавлял Донецкую областную организацию Социалистической партии.

Вот как описывает свое знакомство со старшим братом нынешнего министра доходов и сборов один из украинских политиков: “Меня с Антоном Клименко познакомил Юрий Луценко. Он тогда мне сказал, что Антон очень талантливый молодой человек, бизнесмен, который им очень помог в 1999 г. во время избирательной кампании, работая в штабе Мороза на имидж лидера СПУ”.

А вот Сергей Арбузов в “Нашей Украине” не только не занимался партийной работой, но и не платил членских взносов. Об этом “ВД” рассказал Сергей Зикеев, руководитель Донецкой областной организации “Нашей Украины”. По его словам, Антон Клименко отошел от работы на политических оппонентов Партии регионов в 2010-м, именно в тот год, когда Виктор Янукович был избран президентом Украины.

Бдительность старожилов в команде регионалов могла бы и вовсе притупиться, если бы их более молодые товарищи, отказавшись от “оранжевого” прошлого, вступили в Партию регионов. Но у “молодой гвардии” особой нужды в этом нет. Партия как инструмент

попадания в политику их не интересует — они уже там.

Создать проблему, чтобы решить

Старая донецкая команда формировалась в период первичного накопления капитала и прошла жесткую школу разборок 1990-х. Молодая — слышала отголоски “свиста пуль”, но непосредственного участия в “стрелках” и перестрелках не принимала. Это залог того, что новое поколение иначе делит собственность и борется за активы. Методы борьбы стали менее кровавыми, но не теряют убедительности.

Вместо кри­минальных разборок между ОПГ, пуль и трупов — давление контролирующих и правоохранительных органов. Для особо несговорчивых — “маски-шоу” на предприятиях с препровождением собственника в СИЗО. Теперь требования рейдеров все чаще выглядят как предложение помочь решить проблему в бизнесе, которая возникла как бы сама по себе. Вместе с тем стилистика 1990-х вернулась в те регионы, где заправляет старшее поколение. Там передают “послания” несговорчивым предпринимателям через их близких, угрожают расправой с детьми и поджигают автомобили.

Новую политическую и деловую элиту отличает поверхностное отношение к политическим взглядам собственников, чьи активы их заинтересовали. Иными словами, от атак не застрахованы даже регионалы. Это мог бы подтвердить Василий Горбаль, брат которого, возглавлявший наблюдательный совет “Укргазбанка”, оказался под арестом, как считается, в результате передела собственности. Но делать резкие заявления даже в среде бывших регионалов не принято.

“Дело по брату до сих пор находится в суде и мне некорректно его комментировать. Скажу только, что очень часто у нас сила интриг сильнее силы правды, — обтекаемо заявил “ВД” г-н Горбаль. — Связано ли это с бизнесом, не буду говорить, потому что идут слушания, а брат для меня самый близкий человек”.

Называть вещи своими именами могут позволить себе лишь немногие политические эксперты. “Рискну предположить, что представители этой группы (“семьи” — прим. “ВД”), если будут расширять свое влияние, не станут обращать внимания на партийную принадлежность. Если что-то их интересует, они будут это брать себе, — резюмирует Владимир Фесенко. — Вряд ли это случится на уровне ключевых игроков, но на уровне среднего бизнеса вполне возможно”.

Бронь в раю

О необычном сочетании крутости характера и набожности донецкой элиты ходят легенды. Андрей Сиротин, основатель, руководитель и тренер “Украинского Центра НЛП”, вспоминает, как около месяца назад его поразили два участника тренинга, приехавшие из Донецка: “Им обоим по 40-45 лет. Один руководит шахтами, другой занимает высокую должность на городском уровне. Они настойчиво интересовались вопросом: а почему церковь негативно относится к НЛП (нейро-лингвистическому программированию)? Я был слегка удивлен тем, что, оказывается, церковь как-то относится к НЛП. Уточнил, почему они так решили. Оказалось, прочли в интернете перед поездкой”.

Молодое поколение не стало нарушать традиции публичной набожности и церковного спонсорства, характерные для регионалов. Одним из самых заметных проявлений стало строительство храма на территории Министерства доходов и сборов. Как оказалось, неравнодушным отношением к церкви известна вся семья Александра Клименко, включая старшего брата.

“Александра Клименко я несколько раз видел в Лавре, мы общались, — рассказывает Василий Горбаль, один из давних меценатов и лоббистов УПЦ МП. — Знаю, что строится храм возле налоговой. Клименко, как мне кажется, по крайней мере, человек воцерковленный. И не только он, но и супруга, если судить по тому, что я видел. С Арбузовым мы в таких ситуациях просто не пересекались. У нас поводы для встреч были исключительно формальные, на каких-то совещаниях”.

Об отношении к религии первого-вице-премьера известно то, что в прошлом году он отправился вместе с Виктором Януковичем на Афон с паломническим визитом. Кроме него, главу государства сопровождали еще семь высокопоставленных чиновников, среди которых и новые лица во власти — Эдуард Ставицкий, Юрий Колобов и присоединившиеся к “стародонецким” в середине пути — Валерий Хорошковский и Сергей Левочкин. Собеседники “ВД” утверждают, что мама Сергея Арбузова Валентина в деловых кругах так же хорошо известна своей религиозностью.

Так что новобранцев в команде Януковича со старшим поколением объединяет желание продемонстрировать, что они не только располагают богатством, но и богаты духовно. Молодые придерживаются старых “донецких понятий”, но более нетерпеливы и склонны играть в одиночку. И все же они заинтересованы в том, чтобы стать “своими” для основного костяка регионалов. От того, хватит ли у них терпения для достижения этой цели, зависит, насколько далеко зайдет самостоятельная игра вытесняемого поколения.»

Вообще, вся нынешняя украинская политика и экономика – это не более чем соревнование в воровстве бюджета между «староднецкими» и «младодонецкими». Вот свежий пример. Юра, так сказать «Енакиевский».

Сообщают «Наши деньги»:

Юра Єнакіївський розрахувався сміттям за найбільше вугільне підприємство Луганщини

Фірма «Ставр», яка входить в орбіту «регіонала» Юрія Іванющенка і почесного консула Болгарії в Україні Івана Аврамова, за допомогою «сміттєвих акцій» довела до банкрутства державне підприємство «Антрацит». Про це пише Вадим Стародубцев у «Діловій столиці».

Господарський суд Луганської області минулого тижня ввів процедуру розпорядження майном на держпідприємстві «Антрацит», яке перебуває у віданні Міненерговугілля.

Це стало наслідком позову ТОВ «Ставр», яке пред’явило «Антрациту» претензії на загальну суму 36,5 млн грн.

Цей борг утворився у 2008 році, коли єнакіївська фірма уклала з держпідприємством договір купівлі-продажу цінних паперів. Тоді «Ставр» продав «Антрациту» акції, які прийнято називати «сміттєвими» (папери підприємств, які не забезпечені жодними цінними активами і використовуються для мінімізації податків). Серед них були акції нікому не відомих ВАТ «Східні енергопостачальні мережі», ВАТ «Укрнафтогазгеологія», ЗАТ «Укренергоатом», ВАТ «Центрметалургкоксохім», за які «Антрацит» зобов’язався виплатити цілком реальні 27,7 млн грн.

Ці гроші так і не були виплачені, і на початку 2011 року «Ставр» подав позов до суду з вимогою стягнути з держпідприємства борг із відсотками і інфляційними нарахуваннями.

Торік було відкрито провадження щодо примусового стягнення цього боргу, яке закінчилося безрезультатно. А вже 9 січня з подачі все того ж «Ставра» Господарський суд Луганської області розпочав банкрутство «Антрацита».

Цей процес стартував дуже вчасно, оскільки за тиждень до цього втратив чинність мораторій на банкрутство підприємств паливно-енергетичного комплексу, державна доля в яких перевищує 25%. А вже 19 січня вступив в силу закон, який відновив дію цього мораторію.

11 березня «Ставр» домігся введення процедури розпорядження майном «Антрациту». Розпорядником майна з подачі «Ставра» була призначена Марина Борисова, яка раніше вже управляла аналогічним процесом на єнакіївському ТОВ «Об’єднана вантажотранспортна компанія» і займалася ліквідацією Єнакіївського коксохімічного заводу.

Новим власником майна державного вугледобувача, швидше за все, стане створене ще у 2006 році ЗАТ «Антрацитівська вугледобувна компанія». Засновниками цієї фірми є структури Іванющенка «Луганська вугільна компанія» і фонд «Нові технології».

Держпідприємство «Антрацит» за результатами 2012 року видобуло близько 2 млн т вугілля і вийшло за цим показником на перше місце серед державних вугільних підприємств Луганської області. Основним активом «Антрациту» є шахта «Комсомольська», на яку припадає понад 85% об’ємів видобутку всього держпідприємства.

Від «Наших Грошей»

З 2008 року у «ВДЗ» опубліковано дані про тендери «Антрациту» на загальну суму 3,48 млрд грн. Три чверті з цієї суми отримали компанії, контрольовані Юрієм Іванющенко та Іваном Аврамовим, в тому числі фірма «УГК-2000», президентом якої Іванющенко був на момент обрання народним депутатом у 2007 році.

Вобщем-то, вся эта жизнь насекомых очень напоминает развитие саранчи. Оно очень простое. Вылупившись из яйца саранча начинает жрать, очень много жрать. Потом сбивается в стаи. Потом становится слишком большой для своего «Зилли», костюм лопается, в смысле происходит линька и появляется новый костюм, как у Арбузова, более просторный. И саранча опять жрет-жрет-жрет, пока не лопнет и этот костюм. По ходу спаривается, самки откладывают в землю яйца, опять жрут, пока морда не лопнет. В смысле, через некоторое время после последней линьки саранча умирает. Утешает то, что, несмотря на то, что саранча жрет очень много – живет она недолго. В зависимости от вида, от 8 недель до 4 месяцев. Главное, в нашей ситуации – не дать млододонецким отложить яйца. Иначе эта музыка будет вечной.