После дождика, в четверг

Кстати, эта поговорка в нашем случае не предполагает безоговорочного скепсиса. Мол, этого не будет никогда, потому что не будет – никогда. Смешная параллель, но синоптики прогнозируют осадки на этой неделе. Ну, и четверг из календаря не вымаран. Только вот, если иметь ввиду, будут ли приняты законы из евроинтеграционного пакета, то кажется, что для разрешения проблемы режиму и вправду необходим неслабый холодный ливень за шиворот. Желательно, с громом над головой. Кажется – объединенная Европа, цивилизованный мир, должны прекратить либеральничать с официальным Киевом. Для пользы самой Украины, и, так сказать, общего дела.
ogurccovvv
Последняя перед Вильнюсским саммитом пленарная неделя. В зале заседаний Верховной Рады слышится фраза из выступления: «вплив гідроагрегатів на навколишнє середовище, це…». Наверное подобная тема разговора достаточно важна. Тем более что и вправду – жизнь, со всеми ее аспектами, не заканчивается ни после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, ни даже – в случае отложения подписания.

И все-таки, это абсурдно. Ведь ни одна из политических сил не устает твердить в эти дни, что вопрос Вильнюса, а, значит, тех документов, которые откроют путь к успешному участию в саммите, это самый-самый неотложный вопрос повестки дня.

А повестка дня в буквальном парламентском понимании, реестр тем, запланированных к обсуждению и голосованию на этой неделе – утверждается со скрипом. Со второго раза. После очередного внепланового совещания глав фракций у спикера. И три горящих вопроса – изменения в закон о прокуратуре, в избирательное законодательство, и документ, позволяющий заключенным лечиться за рубежом, почему-то перекочевывают на четверговое заседание. Поскольку о том, почему именно, говорили не в зале, а за закрытыми дверями – удивленное «почему» остается.

Что изменится в этом плане до четверга? Три упомянутых вопроса появились не вчера и не «зненацька». Времени перетереть все детали на заседаниях профильных комитетов, обсудить компромиссы компромиссовичи на рабочей группе, созданной для разрешения «проблемы Тимошенко» было достаточно. Какие именно новые факторы могут появиться в течение вторника и среды?

С утра в украинском парламенте появляется Штефан Фюле. Около 40 минут высокий гость проводит в обществе спикера Владимира Рыбака, и отбывает восвояси. Официально Рыбак сообщает, что заверил собеседника – «альтернативы европейскому выбору Украины нет», и выразил надежду, «Соглашение об ассоциации Украина-ЕС будет подписано на Вильнюсском саммите». Конечно, интересно – неужели еврокомиссар летел в Киев, чтобы услышать эту декларацию? А если нет, то что в действительности было сказано им в адрес украинской власти, с каким именно ответом он покинул Раду?

На заседание прибывают «миссионеры» Кокс и Квасьневский. Наверное, чтобы послушать о вредоносных гидроагрегатах?

Какое там у нас сегодня число? РБК-Украина цитирует сказанное Александером Квасьневским накануне: «19 ноября, это последний день, когда можно сделать все, что необходимо». Кстати, почему? Когда речь шла о том, что Украина должна выполнить домашнее задание до 18-го, дня последнего перед ноябрьским саммитом заседания Совета министров иностранных дел стран-членов ЕС, называть крайний срок было оправданно. А теперь – согласитесь, что – 19-е, что 21-е.

И когда какие-то сроки, постоянно сдвигаясь, становятся чем-то вроде «сто первого последнего китайского предупреждения», то это не просто расхолаживает Киев, а, извините за резкость, принижает институции объединенной Европы.

В Брюсселе отзаседали по поводу перспектив саммита Восточного партнерства. Медиа победно трубят: решение по Украине не принято, и, таким образом, дверь для нее осталась открытой.

Это хорошо, наличие открытой двери. Но ведь для того, чтобы войти в нее, необходимо шевелить ногами. А чтобы научить Януковича и Ко ходить, причем, в правильном направлении, кажется, дверей недостаточно. Как-то сомнительно звучит – по украинскому вопросу не сформулировано ничего. Ведь промежуточный вердикт не обязательно должен звучать в окончательной черно-белой лапидарности, и состоять из слов «да» либо «нет». Ну, если бы, к примеру, так: для подписания Соглашения об ассоциации с Украиной готово все, но безукоснительным условием подписания остается разрешение украинской стороной до саммита трех (двух, пяти, одного) вопросов.

Конечно, нахальство, раздавать советы государственным деятелям, дипломатам. Но сдается, что с нашим режимом следует говорить «чисто конкретно», и если это прозвучит не как частное мнение одного из политиков, а как консолидированное решение, оно и получится более внятно.

А то ведь, Янукович, вместо того, чтобы по приглашению оппозиции заглянуть в этот самый-самый четверг в парламент, и придать ускорение своей партии власти – отправляется на очередную оздоровительную процедуру. Его пригласил вице-канцлер, министр иностранных дел Австрии Михаэль Шпильделлегер, заявивший: «мы все знаем, что все в руках Януковича – найти решение. У нас будет встреча в Вене утром, и мы будем пытаться убедить его что-то сделать».

В понедельник польский президент Коморовский провел с нашим капризником телефонную беседу, надо понимать, на эту же тему. Кто там занял очередь к Януковичу, кто еще?

Сколько раз, в каких городах, на каких уровнях Януковича в последнее время пытались лечить сладкой пилюлей? А толку? Может, дело как раз в том, что пилюли слишком сладкие?

Впрочем, ни институции ЕС, ни правительства стран-членов Евросоюза, не отзывают своих требований. И на том спасибо.

В понедельник в Бундестаге состоялись специальные слушания, посвященные саммиту Восточного партнерства. Канцлер Ангела Меркель заявила: «условия (для подписания соглашения и получения по этому случаю финансовой помощи – В.А.) должна создать сама Украина. И не когда-нибудь в будущем, а сейчас».

К слову, украинская лихорадка (думается, в контексте глобальном, успеха либо неуспеха европейской политики восточного партнерства) отмечена и за океаном.

В Сенате США тоже состоялись слушания. Двухпартийную, то есть полную поддержку получила принятая по их результатам резолюция S.Res.165. В ней отмечено: «постановляем призвать украинскую власть освободить экс-премьера Юлию Тимошенко в свете решения ЕСПЧ по ее делу, обнародованного в апреле 2013 года, а также призвать страны-члены ЕС включить освобождение Тимошенко как важный критерий для подписания Соглашения об ассоциации».

Украинская политическая оппозиция отмечает, что в принятом документе содержится «четкая ссылка на резолюцию сентября 2012-го, которая предусматривает введение санкций против украинской власти. Первый этап – запрет на выдачу виз для высокопоставленных лиц, которые задействованы в политических преследованиях».

Вот с этого места – хочется подробнее. И главное – более однозначно, наступательно.

Право, чем отличается Янукович, способный воспринимать политических противников исключительно за решеткой, от Лукашенко, которого за подобные делишки не пускают ни в США, ни в Европу?

Тем, что Минск не приглашен на саммит Восточного партнерства ни в каком качестве, а с Киевом там по-прежнему собираются подписать беспрецедентное по масштабам соглашение?

А, кстати, чем плоха демократическая, выбравшаяся из экономической ямы, предсказуемая, ассоциированная с объединенной Европой Беларусь? Ах, об этом не идет речь, поскольку режим Лукашенко не создал условий для рассмотрения такого вопроса? А – режим Януковича, надо понимать, создал в полной мере?

В эти, «украиновзбудораженные» дни, когда внятные действия самой Украины зависли фантастически, как монетка, не упавшая ни орлом, ни решкой – можно услышать и вот какие голоса. Несколько немецких политиков (пусть не ключевые фигуры, но тем не менее) опубликовали статью, где призывают «привязать Украину к Европе несмотря на дефицит демократии».

Ну-ну. Хорош глагол «привязать». А ну, как сорвется с привязи, да покусает толерантных еврососедей? Либо – простите, будет регулярно гадить посреди евродвора?

И вообще, если вопрос ставить таким образом, почему бы не привязать Северную Корею? Скажем, в качестве почетного ассоцианта. А по нечетным – пусть там продолжают публично расстреливать граждан, пойманных на просмотре видеокассет.

Конечно, можно предположить. Украине выдают неоправдываемые авансы, чтобы она а) не ушла под руку Кремля и не послужила существенным фактором лепки «империи зла» у границ Европы; б) не стала фактором европейской нестабильности, взорвавшись бунтами и непредсказуемыми действиями из-за экономического краха, долженствующего наступить, если мы не получим финансовой помощи, причем, на условиях прогрессивной коррекции образа хозяйствования.

Поэтому – двери и не закрывают.

Да и вправду грешно было бы призывать захлопнуть всерьез и надолго двери цивилизованного пути перед нашей отчизной, по крайней мере, на данном этапе, пока есть пусть считанные, но дни до Вильнюса.

Но как говорится, корм должен быть в коня.

Если предположить, что в конце ноября Украину «привяжут», отказавшись от выдвинутых ранее справедливых условий, то какой здесь толк?

Никакого.

Потому что коль скоро официальный Киев не выполнит обещанного, а закорючку под грандиозным документом получит, то документ потеряет свое значение.

Такой путь будет означать: украинская власть получила карт-бланш вообще не держать геополитического слова. И, значит, будет взапуски нарушать любое положение Соглашения об ассоциации. Это раз.

Во-вторых, получив после подписания Соглашения финансовые вливания, Киев, окрыленный безнаказанностью, не озаботится мягкими советами реформировать экономику. А значит – помогать ему, это вбрасывать пайку в черную дыру, при неисчезнувшей опасности краха.

Можно предположить, что украинскую власть продолжают уговаривать, а не ужесточают тональность требований – чтобы «не спугнуть».

А что, кстати, будет, если спугнут?

Ситуация за последние месяцы существенно изменилась. И обоснованно кажется, что Киев не стоит на распутье, мол, не в Евросоюз, так к Москве.

Согласитесь, ничто (несформировавшееся гражданское общество не влияет на действия Банковой) не мешало Януковичу окончательно отказаться от еврориторики. На вышитом рушнике преподнести Путину вожделенную Украину. И если этого не случилось, даже по результатам судорожных, глубоко таинственных последних встреч с кремлевским хозяином, то кое-что следует предположить. Например, то, что предложенное «старшим заклятым братом», не устраивает украинский режим (даже режим; в частности – режим).

Так что, кажется – миру не следует опасаться быть резче в вербализации условий, при реализации коих Соглашение об ассоциации Украина-ЕС может быть подписано в Вильнюсе.

И четверг, на который перенесено рассмотрение законопроектов, необходимых для выполнения европакета, он и вправду, практически последний. Ну, разве что еще один, 27 ноября, чтобы уж совсем до абсурда, разродиться в ночь «близ Вильнюса».

Вот и интересно, будет ли перед этими четвергами внятный дождь на голову киевского режима? Или в программе значится только венский кофе, да со сливками, да – Януковичу в постель?..