«Потемкинские деревни» в Давосе: почему янукович делает вид, что он на Всемирном форуме

Украинские телевизионные каналы полны сообщений со Всемирного экономического форума в Давосе, газеты и интернет-издания рассказывают о пребывании на швейцарском курорте президента страны и представителей его ближайшего окружения. Только самый придирчивый наблюдатель заметит, что мероприятия, в которых участвовал виктор янукович, были проведены вне рамок форума.

Проще говоря — да, это было в Давосе. Но — не на Всемирном экономическом форуме. Вроде бы — какая разница? Но на самом-то деле — очень большая. Потому что одно дело, когда проблемы твоей собственной страны обсуждаются в рамках Давосского форума и совсем другая — когда они оказываются приложением к настоящим дискуссиям.

Я не собираюсь упрекать Виктора Пинчука за то, что он уже который год презентует Украину во время Давосского форума — в конце концов, и такая форма присутствия лучше, чем полное отсутствие. Я просто не хочу, чтобы мы обманывались в масштабах и возможностях. Когда Пинчук организует ялтинские дискуссии — он превращает Украину в одну из стран-площадок для международных форумов. И по присутствию или отсутствию на таких мероприятиях действующих ньюсмейкеров мы можем судить о том, каков настоящий интерес к нашей стране со стороны мирового сообщества. Да, таких вот реальных политиков не так уж много — но и это показатель. Да, россияне в прошлом году отказались ехать в последний момент — но их отсутствие красноречивее любых официальных заявлений продемонстрировало крах политики президента Януковича на восточном направлении. Тем не менее, Ялта — само по себе мероприятие, «маленький Давос». И если кто-то из украинских политиков решит по соседству с Ливадийским дворцом провести собственное мероприятие и пригласить на него гостей форума — уверен, что организаторы отнесутся к подобному действию с недоумением, но с другой стороны — и с гордостью: вот, пытается использовать наши усилия и наших гостей для собственной презентации. А ведь это именно то, что происходит в Давосе.

И давайте не будем убеждать себя, что может быть иначе. Иначе — это когда Украина — не государство, выпрашивающее кредиты по всему миру, а один из моторов мировой экономики. Иначе — это когда наш президент готов к реальной дискуссии с оппонентами, а не к примирительному общению с ведущим ланча с его участием. Иначе — это когда президентская администрация заинтересована не в еще одной пропагандистской «потемкинской деревне», а в реальной работе на международных форумах. Иначе — это когда сам президент Янукович способен понять, чем отличается его участие в давосских мероприятиях от участия, допустим канцлера Меркель или премьера Камерона. Убежден, что никто из вершителей украинской внешней политики не взял на себя труд — или просто побоялся — разъяснить это Виктору Януковичу. И не потому ли эта внешняя политика — череда бесконечных поражений?

С другой стороны, задумаешься: а кому нужна эта «потемкинская деревня»? Неужели действительно украинскому телезрителю, которому — ну будем откровенны — совершенно неинтересен Давос. Зритель уж точно не будет разбираться в формате участия Меркель и януковича, но от власти он ожидает не поездок на курорты — даже с целью дискуссии — а улучшения жизни. Уже сегодня. Ничего этого по телевизору не покажешь и одним телевизором не обеспечишь. В Давос вообще ездят не за телевизором, а за тем, что по телевизору никогда не показывают — ради серьезных кулуарных дискуссий, которых виктор янукович был, по существу, лишен. Тогда зачем же? К чему все эти фанфары и разговоры ни о чем?

И вот тут-то понимаешь — вся эта «потемкинская деревня» в Альпах — ради одного зрителя и одного жителя. Только для него придумываются все эти удобные поездки, все эти ланчи, все эти встречи — пока его еще пускают за границу хотя бы на форумы. Только он один должен верить, что занимается серьезной внешнеполитической деятельностью в комфортных условиях горнолыжного курорта. Что это и есть политика. И если виктор янукович действительно в это верит, если получает от всего этого удовольствие — что ж, тогда это действительно страшно.

Виталий Портников