Похищение Европы

Художники, как и водилось в те далекие творческие времена, создали немало картин на сюжет древнегреческой легенды. Мне больше всего нравится полотно Валентина Серова. Здесь Европа – растерянная босая девочка, оказавшаяся в опасной ситуации, море вокруг – вполне бурное и угрожающее. Ну, а бык – быком и есть. Бычарой. С соответствующей мордой и рогами.

Похищение Европы. Только я сейчас — не о том, что Европу, мол, похитили у Украины. Потому что если бы об этом, то вряд ли бы виделась Европа как на упомянутой картине, растерянной, «босой-простоволосой». Она, страны ЕС, кто больше, кто пока что меньше, но достойно пережили свои беды и тоталитарные искусы. И во всех отношениях живут лучше нас. И, борясь с нынешними проблемами, движутся разумным, перспективным путем.

Да, у нас похитили Европу. Именно в эти дни. Но полотно Серова вспомнила, потому что в босой девочке на спине бычары вижу Украину. Мы, с нашей горькой историей, тем не менее, и есть Европа. Не только географически, а ментально. Нас (наше цивилизованное будущее, будущее наших детей) похитили, по крайней мере, здорово отодвинули. Нас – похитили у нас самих. А мы как-то все не желали примечать, что дело идет к этому…

Янукович, как известно, 20 октября собирался в Брюссель, с официальным визитом, продвигать переговоры по подписанию соглашения с ЕС. Что интересно, буквально с утра, во вторник, 18-го, несмотря на то, что Янукович накануне недвусмысленно говорил зарубежным журналистам о том, что увязывать «вопрос Тимошенко» с «вопросом интеграции» официальный Киев не собирается, а в ответ категорически заявляли, что с новоиспеченным диктаторским режимом ЕС иметь дела не станет, МИД твердил как мантру: визит готовится, ничего не изменилось. Или – это уже не интересно, как именно врут те или иные институции режима, несмотря на то, что вранье на поверку оказывается именно откровенным враньем?.. Ну, ладно. Твердил-твердил МИД нелегитимного правительства о плановой и благополучной подготовке визита, аж пока, в Инете не появилась вполне официальная зарубежная информация: Европейский Союз отменил запланированный на 20 октября официальный визит главы украинского государства в Брюссель. А что по этому поводу украинский МИД? А – ничего. Впрочем, режим чуть погодя несколько отряхнулся (как петух, поколоченный веником на сельском подворье), и устами нардепа-регионала Владимира Вечерко, через пресс-службу ПР, молвил следующее: «Перенос визита президента Виктора Януковича в Брюссель никак не отразится на соглашении о зоне свободной торговли с ЕС». И даже: «Кроме того, вы знаете, что президент 20 октября улетает на Кубу, и визит запланирован на послеобеденное время. Так что до обеда президент встречаться не может. Визит в Брюссель не отменен, а перенесен на более удобное время». Ознакомившись с таким текстом, не знаешь, смеяться или плакать. Ну – нет сегодня плотного информационного занавеса, ну – все желающие уже знают, что первые лица ЕС отказались принимать Януковича. И как же совместить с этим утверждение, что на самом деле это как раз наш Виктор Федорыч «перенес на более удобное для себя время», поскольку «до обеда» он говорить почему-то еще не может (кстати, а во сколько наше величество обедает? Что это за дипломатическое выражение, «до-после приема пищи»?), а после обеда, надо понимать, уже не может. Да-а… Нам, конечно, врали при совке, и информацию замалчивали. Но, кто застал, согласитесь, врали и замалчивали как-то тщательнЕе.

Практически одновременно с сообщением о том, что Брюссель отменил официальный визит Януковича, появился вот какой посыл от Сергея Тигипко. «Если от Европейского Союза прозвучат абсолютно четкие сигналы «нет», то достоверность переориентации на Таможенный союз достаточно велика». Постойте. А кто, как не те же столпы режима буквально несколько недель назад говорили о том, что о вступлении в Таможенный союз даже речи быть не может, что это-де невыгодно, и вообще, соглашение с Евросоюзом – не подвергаемый сомнению выбор Киева. И более того, это именно нынешний режим добился такого невиданного прорыва в отношениях с ЕС, то есть к беспрецедентному соглашению об ассоциации подошли БЛАГОДАРЯ (а не вопреки, как это есть на самом деле) «им». Что может так кардинально измениться в ответственном, несиюминутном деле геополитики за столь короткое время? Да впрочем, к Сергею Леонидовичу есть более практические, приземленные вопросы. А почему от ЕС прозвучали «абсолютно четкие сигналы «нет»? Евросоюз на самом деле по каким-то всеобъемлющим неустранимым причинам не хочет (значит, надо понимать, и ранее не хотел) подписывать соглашение об ассоциации с Украиной? Верится с трудом, так на данном уровне не «кидают». «Нет» от объединенной Европы прозвучало, господин Тигипко, по одному-единственному поводу, от чего Вы и иже с Вами пытаетесь бесстыже отвести глаза, хотя повод общеизвестен. «Нехороший» ЕС, так уж у него принято, бороться за права политзаключенных в тоталитарных государствах, напрямую увязал возможность тесного сотрудничества с Киевом с освобождением Юлии Тимошенко, уголовное обвинение против которой рассыпалось, не получило доказательств. ЕС даже согласился бы на так называемую «декриминализацию» инкриминируемой статьи, а не на оправдательный приговор. Только на это никак, рискуя изоляцией, да хоть чем угодно, не может согласиться режим.

Вы, Сергей Леонидович, и те из Ваших соратников, в ком можно подозревать наличие мыслительного аппарата, отдаете себе отчет, как выглядит подобное положение? Государственная машина, «выстроившая вертикаль», проще говоря, подмявшая под себя многое из вожделенного всевластия, купившая кучу PR-ресурсов, панически, до мокрых штанишек, боится, чтобы на свободе оказалась одна-единственная политик-оппозиционер. Что ж это за такая «страшная сила», эта самая ЮВТ, задумается любой, непредвзято посмотревший на ситуацию. Понимаете ли, это не страстные приверженцы, носящие значок с портретом, а именно режим делает из Юлии Тимошенко «бАгиню». И главное, режим в данной ситуации собственноручно расписывается и перед собственными гражданами, и перед миром в следующем. «Понимаете ли, мы настолько непопулярны и ненавидимы народом, настолько неспособны вступить в дискуссию с оппозиционным популярным политиком, настолько не рассчитываем победить на честных выборах оппонента, что для нас Юлия Тимошенко на свободе, а значит, в политике, это гарантированный кирдык».

А может – все же предположить, что удерживая ЮВТ в качестве эдакой «заложницы», наш режим воистину начал серьезную геополитическую многоходовку? Или хотя бы блефует, с реальной целью выторговать что-то полезное то ли у Евросоюза, то ли у России? Ой-ли… Респектабельное французское издание Le Monde пишет: «Своими «маневрами» с делом Тимошенко Янукович рискует изолировать Украину. Блеф украинского президента начинает выводить из себя европейцев». А Москва – что ж, Москва остается на своих позициях, которые не предполагают «благотворительствовать хохлам». Да еще и в контексте того, что Киев, предварительно немного постоявший в гордой позе, а теперь получивший от ЕС чувствительный отлуп, ползет под тень Кремля отнюдь не победителем. 18 октября в Донецке, на украинско-российском межрегиональном экономическом форуме Янукович встречался с Медведевым. Как и предполагали накануне российские аналитики, никакого предметного разговора о цене на энергоносители там не состоялось. А Янукович, в свою очередь, накануне прозрачно намекнул, мол, если Россия не снизит цену на газ, коммунальные тарифы в очередной раз возрастут. Припасайте (точнее, вытряхивайте) кошельки, дорогие сограждане…

Постойте, а может и ассоциация с Евросоюзом, и соглашение о зоне свободной торговли как ее составляющая, Украине менее выгодны, чем тот же Таможенный союз? Знаете – а давайте послушаем сказанное российской прессе в тему генеральным директором Фонда национальной энергетической безопасности РФ Константином Симоновым. Он – и не оппозиционер Кремля, и не публичный «украиноед» a-la Жириновский. Просто достаточно прагматичная российская фигура. «Янукович может повторить судьбу Лукашенко. Вначале Лукашенко тоже поссорился и с Европой, и с Россией, а в результате Белоруссия решила в пользу России вопрос и с трубой, и с собственностью. Сам Лукашенко Евросоюзом назван последним диктатором Европы. А Россия фактически купила Белоруссию. То же может случится и с Украиной – окажется, что Лукашенко был не последним диктатором, а найдется «самый последний диктатор», и вы знаете его фамилию».

Тут вот что интересно. Не последний человек в политикуме РФ, не прибегая к экивокам и «песням про дружбу-братство» четко очерчивает: глава государства, определенный Евросоюзом в качестве диктатора, рано или поздно продает свою страну России, как бы ни пытался на публику супротив Матушки пыжиться. В приведенном монологе свободно и не без удовлетворения применяются выражения «в пользу России», «Россия фактически купила страну». И сейчас я не собираюсь осуждать и критиковать господина Симонова. Если бы я была российской гражданкой, российским журналистом, может, и отвращали бы откровенно экспансионистские настроения. А так – с нашими бы проблемами разобраться…

И еще. Наверное, это не совсем по-христиански (поскольку следует болеть душой и за врагов своих), но мне все равно, как сложится реноме Януковича, и будет ли он соревноваться с комичным и жестоким «бацькой» за право называться последним диктатором Европы. Но – не может быть все равно, если Украина окажется на месте Беларуси. А там – плохо, очень плохо. Отдав в угоду Москве язык и флаг, праздники и демократию, а потом и всенародную собственность, Беларусь получила не то, что в Таможенном союзе, в условиях еще более тесной интеграции некоего союзного государства кукиш с лампадным маслом. И народ стоит за сахаром под крики «сколько в одни руки давать». Народ – стоит, оппозиция – сидит. Впрочем, посиживает и народ, когда хапают и бросают за решетку за хлопки в ладоши или мычание.

Мы делаем такой выбор? Мы хотим такой «выгоды»? Ах, этот выбор делают за нас, «наверху»? А мы-то где? Мы соглашаемся?

По прежнему верю в фактор, который как-то в заметках назвала «третьим элементом». Верю в народный протест. Буквально с жадностью присматриваюсь к непрекращающимся, участившимся в последнее время, пока что локальным протестам. Не теряю надежды на их объединение. Не потому, что наивна. А потому, что больше надеяться не на что. Тороплюсь и тороплю. Потому что торопят события, становящиеся все более опасными. Для Украины. А значит – для нас, для каждого из нас.

Виктория АНДРЕЕВА