Почему этот политический режим похож на бетономешалку?

В сложившихся, к началу осени 2010 года, условиях проблема украинской политической оппозиции фактически тождественна проблеме БЫТИЯ ИЛИ НЕБЫТИЯ УЖЕ В БЛИЖАЙШЕМ БУДУЩЕМ САМОЙ УКРАИНЫ.

В ситуации, когда существующий политический режим, во-первых, отказывается от развития государства, подменяя развитие различными схемами стагнации и консервации разрухи, во-вторых, когда главным инструментом его внутренней политики становится «бетономешалка», а главным желанием – забетонировать общество, и, в-третьих, когда существующие элиты лишены амбиций по отношению к государству и обществу и озабочены исключительно максимализацией прибыли от политического процесса, лишь АМБИЦИОЗНЫЕ КОНТРЭЛИТЫ РАЗВИТИЯ могут стать эффективными моторами спасения и развития страны. Поэтому о развитии Украины в нынешней ситуации можно говорить лишь в контексте оппозиции.

Если принять во внимание историю и типологию формирования нынешней «донецкой» элиты, ставшей теперь общеукраинской, для нее особенно остро необходима оппозиция. В силу различных причин, для большинства представителей высшей политической и бюрократической элиты в Украине характерна модель поведения, в которой отсутствие сопротивления со стороны оппонента (конкурента, противника, врага) вселяет в сильную сторону чувство собственной безнаказанности и безответственности, что ведет к ситуации «беспредела» и желанию полностью добить оппонента. Именно этот тренд актуален для описания отношений власти и общества, власти и оппозиции.

Существующая ныне оппозиция не соответствует тем вызовам, которые стоят перед Украиной.

Во-первых, значительная часть политических сил, именующих себя этим словом, ведут соглашательскую политику и не способны (или не желают) быть эффективными оппонентами и критиками существующей власти. Подобного рода «оппозиционность» является специфическим бизнес-сценарием, позволяющим ПАРАЗИТИРОВАТЬ НА ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ.

Во-вторых, реальная оппозиция не является генератором проектов развития страны, да и вообще – какого бы то ни было позитивного интеллектуального фона.

Интеллектофобия является мейнстримом украинской политики последнего времени, однако эта тенденция никогда не была выражена так явно, как при президенте Януковиче.

В этой ситуации потенциальные лидеры оппозиции должны стать интеллектуальными лидерами страны. Именно от них должны исходить эффективные модели и стратегии развития страны (проактивная составляющая) и эффективная критика действий власти (реактивная составляющая). Единственный шанс, скажем, Юлии Тимошенко на продолжение собственной жизни в политике, единственный шанс на сохранение своего статуса как лидера оппозиции – превратиться в реального, а не имитационного интеллектуала и стратега.

Попытки нынешней украинской власти повторять российские сценарии начала 2000-х годов пока что ведут к пародийному результату: УКРАИНА ЯНУКОВИЧА – ЭТО ПРОВИНЦИАЛЬНАЯ ПАРОДИЯ НА РОССИЮ ПУТИНА.

Ну а что касается заявления Азарова о ликвидации оппозиции в течение 2 лет, то оно свидетельствует, что этот человек, во-первых, из иного времени – ИЗ ПРОШЛОГО И ПОЗАПРОШЛОГО, НО НЕ ИЗ БУДУЩЕГО И ДАЖЕ НЕ ИЗ НАСТОЯЩЕГО. Интересно, какую «нову країну» могут «збудувати» люди, чье место в политическом музее?

Во-вторых, оно свидетельствует, что его автор – из иного места (не из Украины): человек, существующий в украинском социуме и ощущающий его природу и структуру, не может не понимать, что любые попытки «забетонировать» политическую ситуацию, чем, собственно говоря, и занимается нынешний политический режим, в конечном итоге приводят к Майдану, махновщине или козаччине, сопровождающимся падением самих политических режимов-«бетономешалок».

Ну и, наконец, в-третьих, обещание ликвидировать политическую оппозицию, прозвучавшее из уст второго человека в государстве, – это повод для колоссального внутриукраинского и международного скандала. Это повод для того, чтобы автор подобного заявления добровольно подал в отставку в течение 48 часов.

Если этого не происходит, значит, государство и общество очень тяжело больны. Надеюсь, что всё-таки не смертельно.

Андрій Окара